шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
GUNPOWDER PLOT 1 - Агильберт [19.04]
GUNPOWDER PLOT 2 - Деми [18.04]
GUNPOWDER PLOT 3 - Афина [23.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 1 - Офелия [21.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 2 - Салвадор [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 3 - Вендолин [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 4 - Морри [19.04]
CREATURE PRIDE 1 - Кёрли [18.04]
CREATURE PRIDE 2 - Уэйд [19.04]
Пост недели
от Морриган О'Кифф:

Морриган заканчивает корпеть над котлом, в котором варится новая порция галлюциногенов и потягивается. Затекшие мышцы спины требуют движения, а организм кофе и, пожалуй, кусок облепихового пирога. Она провела все утро практически в одной позе и теперь нестерпимо хотелось прогуляться и развеется. До желанного кофе с пирогом всего каких-то минут пятнадцать пешком. Как раз можно совместить приятное с полезным. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Реклама и партнёрство » Fantastic Beasts: Obscurial


Fantastic Beasts: Obscurial

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

FANTASTIC BEASTS: OBSCURIAL
Tell me, has anyone ever believed you when you told them not to worry?
http://s5.uploads.ru/qHXbS.gif  http://s3.uploads.ru/97biB.gif
http://sd.uploads.ru/8kr6Y.gif
http://s5.uploads.ru/tZ1wF.gif  http://sa.uploads.ru/OsyBZ.gif

ГОСТЕВАЯ СЮЖЕТ
❖ Lumos  ❖ Nox  ❖ Accio  ❖ Protego  ❖ Depulso  ❖ Carpe Retractum

0

2

3


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИСАБЕЛЬ ВЛАСОВА (в дев. ФЕРНАНДЕС)
ЛЮБИМАЯ ДОЧЬ и МУЖРАЗЫСКИВАЮТ ПРОПАВШУЮ ДУШУ СЕМЬИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://wx4.sinaimg.cn/mw690/4758cde5gy1fkteodtw1bg20bm05wu0x.gif


Sophie Marceau


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------


Многие факты остаются на решение игрока, который придет на роль, я же расскажу лишь о уже упомянутых фактах и о том, что является важным в понимании нашего видения персонажа.
Ты родилась 1880 году в семье испанской чистокровной семьи. Семья Фернандес дружная и любящая друг друга, поэтому здесь нет места рассказам о не счастливом детстве. Единственное, твоя семья чтит свое происхождение и довольно презрительно относится к полукровкам и маглорожденным, возможно - это повлияет на твои взгляды в будущем.
Ты окончила Шармбатон и, на сколько я слышала, то была одной из лучших учениц, чем безусловно добавляла поводов для гордости своим родителям, мне же в будущем ставилась в пример. Еще на последних курсах ты увлеклась созданием и изучением артефактов, и по ее окончанию выбрала для себя это поприще делом своей жизни, добившись значительных высот и получив признание среди коллег в разных странах. Сколько себя помню, ты всегда была занята в своей лаборатории, а порой брала меня, усаживала рядом и с упоением рассказывала о процессе создания того или иного артефакта, а также о их происхождении.
В 1900 году  ты знакомишься с Дмитрием Власовым. Это мог быть договорной брак двух чистокровных семей, но вам посчастливилось полюбить друг друга. Правда, любовь, как и костер нужно поддерживать, чтобы он горел постоянно, но частые разъезды, как твои, так и отца, в какой-то момент дали трещину и у Дмитрия, появляется ребенок на стороне, правда, ты не знаешь об этом до сих пор.
Новый этап ваших отношений случится, после вынужденного переезда из России в Болгарию к родным мужа в 1905 году, в этом же году на свет появилась я.
Мое детство было счастливым, несмотря на строгость воспитания, потому что всегда рядом были любящие родители. С тобой мы мастерили игрушки, сочиняли сказки, представляли себя принцессами, пытались разрушить кухню, создавая очередной шедевр. Мне не было за что упрекать тебя, разве что не отстояла мое право учиться в Шармбатоне. Но и это просто ерунда, в сравнении с тем, что я испытала потеряв тебя.
С моим поступление в школу, к работе ты вернулась полноценно, выезжая в различные экспедиции и командировки. В 1922 году ты отправляешься со своей группой на поиски очередного очень важного для мира артефакта, и все члены экспедиции пропадают, поиски не дают результатов, найдены  были фрагменты тел нескольких магов, и вся команда была объявлена погибшей. Я не верила в это, и даже отказалась присутствовать на похоронах.
Что случилось в той злополучной экспедиции, я не знаю, но моя интуиция меня не подвела. На твой выбор останется, по своему разумению ты оказалась среди приспешников Гриндевальда или тебе угрожают. Все события после 1922 года остаются на откуп тебе и твоей фантазии, но встреча нам с тобой предстоит, а при каких условиях это уже решим по факту.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

У нас всегда было прекрасное взаимопонимание, мы не просто любили друг друга как мать и дочь, мы были лучшими друзьями. Я никогда от тебя не слышала ничего дурного, пусть ты иногда, как полагается была строга, но всегда я чувствовала твою поддержку и любовь. К тебе я бежала со сбитыми коленками, жалобами, играми, тебе же первой рассказала, что влюбилась.
В жизни все было проще, пока ты была рядом…
Как я говорила выше, тебе решать будешь ли ты ярой сторонницей Гриндевальда, либо это вынужденное сотрудничество, но одно я знаю точно, даже если это был сознательный выбор, то оставить свою семью, свою дочь, тебе было тяжело, и это сделано было, чтобы оградить от опасности.
Наша встреча определенно состоится, это не будет просто, особенно если наши взгляды на мир теперь окажутся разными, но я определённо гарантирую - эмоций будет много.
Со стороны Дмитрия, в прошлом определенно ваши отношения претерпевали разные стадии, поэтому так же будет, что сыграть, а отношения на данный момент, вы сможете обсудить по приходу.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Буду рада, если вы придете и возьмете эту роль, здесь есть огромное поле, для игры как личной линии, так и для участия в сюжете.
Внешность можно менять, только убедительная просьба, чтобы это была брюнетка и подходить по возрасту, в остальном нет никаких ограничений.
Ты приходи, а с нас любовь)))))

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Промозглый серый Лондон всегда по погоде уступал солнечной Болгарии, даже в феврале, там на родных берегах светило баловало своих детей, здесь же увидеть солнечную погоду было сложно, словно над Англией распластал свое полотно смеркут. Но несмотря на все климатические минусы, Саша искренне любила эту страну, проникаясь местными традициями, постоянно завязывая новые знакомства, девушка точно знала, что на данный момент она свое место нашла.
Сейчас вся ее жизнь крутилась, словно заведенная детской рукой юла, крутящаяся быстро, вертко, но часто срываясь то в одну, то в другую сторону. Получить роль в новой постановке было просто удачей, еще большей было то, кого ей представилось сыграть - Ровена Рейвенкло. Для английских волшебников она не просто историческая личность, а эта женщина была из тех, о ком говорили с волнением и восхищением, о каждом из основателей школы Хогвартс так говорили, даже о запятнавшим для многих свою репутацию Салазаре Слизерине. Хогвартс для волшебников Туманного Альбиона был поводом для хвастовства и гордости, и Саше всегда было грустно оттого, что у нее с Дурмстрангом так не срослось, хотя многие из ее сокурсников осуждали девушку за подобные мысли, но теперь у нее был шанс прикоснуться к этому, пусть и не будучи студенткой.
Большая часть дня Алекс, как ее имя часто сокращали в Англии, проходила в Академии, помимо основных занятий, девушка много времени дополнительно занималась с преподавателями техники речи и сценического искусства, позже бежала на репетицию в театр, и ближе к ночи у нее пару раз в неделю были выступления в ресторане «Фонтан Феи Фортуны», правда подработка была не ради звенящих галлеонов в кармане, хотя собственные заработанные деньги не могли не радовать, а для опыта выступления на сцене. Закончив свои дела в театре, поговорив с постановщиком спектакля, девушка как раз направлялась в ресторан, когда ее сзади окликнул веселый звучный голос.
- Сашка, Сашка, - рыжеволосая волшебница, сжимая шапку в руке, в расстегнутой мантии и сбившимся шарфом бежала на встречу подруге. -  В общем это…. Домой сегодня не приходи, там… - красноречиво скорчившаяся гримаса не предвещала дальше ничего хорошего, - зелье взорвалось и надо проветриться квартире, -шкодливо призналась Богдана. – После выступления ныряй домой, ну в смысле в Болгарию, я после смены тоже туда, сделаем твоему отцу вечер.
- Дана, я тебя убью если нас выселят, или мои вещи опять будут вонять, - фыркнула волшебница, но больше для профилактики, чем действительно злилась. За годы проведенные вместе с Даной, она была готова мириться с любыми неудобствами, лишь бы рыжая была рядом.
- Не злись, я все исправлю, а пока побегу, за закрытую аптеку мне спасибо не скажут, - скрылась Богдана так же лихо, как и возникла.
- Горынч тебя раздери, Попеску, - крикнула в след на русском волшебница и улыбнувшись пошла дальше, ловя на ходу падающие с неба снежинки.

По скрипучему свежему снегу волшебница дошла до ресторана и зашла с черного хода, поздоровавшись с персонало, девушка прошмыгнула дальше. Быстро переодевшись в кладовке, которую ей выделили под гримерку, девушка привела в порядок волосы, нанесла немного косметики, дабы придать образу большей выразительности. Вернувшись обратно, Саша поводила носом, вдыхая ароматы свежеприготовленных блюд.
- Чего нюхаешь, садись накормлю, опять со своими театрами голодная ходишь, - громко скомандовала госпожа Анна, так все называли главного повара в ресторане, женщину в годах, пышную, приветливую, с материнской заботой, относящейся ко всем встречающимся ей желудкам, и командным голосом. Домовики, в ее подчинении, понимали госпожу Анну с полуслова, и работали в блестящей команде, поэтому стоило только женщине сказать, а перед Сашей уже стоял чай и горячий бутерброд.
- Спасибо, Анна, - скромничать или отказываться Александра уже не пыталась, как и пытаться оплатить свою трапезу, потому что спорить было бесполезно, главное, что сошлись на том, что ей не пытаются скормить целую гору еды перед выступлением, что потом дышать невозможно. – Много там народа? - спросила Саша, тщательно пережевывая бутерброд.
- Ой, ну пол зала, но погоди, сейчас самое время, набегут, - махнула рукой повар и, взяв новый заказ, ловко стала размахивать палочкой.
В кухню влетел директор, вечно спешащий и всклокоченный пожилой волшебник, сделав попытку стащить что-то со стола, он получил по руке звонкий шлепок от Анны.
- Власова, ты опять на кухне жуешь? – переключился резко директор. – Заканчивай и марш на сцену, глядишь споешь на две песни больше!
- Отстань от девочки, тиран! Лучше скажи мне, что за помои ты мне купил вместо овощей в этот раз? – ловко парировала госпожа Анна.
Саша же под шумок убежала, чтобы сделать последние приготовления, проверить список и порядок песен, который установили музыканты.
Выступать было каждый раз волнительно, но уже не так страшно, как в самый первый раз, когда ты даже в ноты не все попадаешь, и голос в первых словах, как-то предательски срывается на хрип, но стоило Александре тогда взять себя в руки, песня начала литься глаже, а у публики появился интерес. Сейчас уже гораздо легче выходить перед зрителем, но волнение вначале, кажется, будет присутствовать всегда. Некоторые актеры даже поговаривают с колокольни своего опыта, что плох тот артист, если перестал испытывать подобные эмоции перед своим зрителем, значит погас в нем огонь таланта, и пропал вкус к игре.
В зале притушили свет, и горели лишь магические огоньки своим тусклым сиянием над столами. Девушка вышла на сцену, присев на высокий стул, в пол оборота к публике, касаясь лишь одной ногой пола. Рояль сыграл вступление, луч света озарил волшебницу, и тонкий мелодичный голос стал «рассказывать» историю о далекой прекрасной стране, куда есть путь лишь особенным людям. В зале была возня, но Саша, исполняя композицию, словно оказывалась в тех бескрайних далях облаков, о которых пела, совершенно не замечая, что творилось вокруг. На припеве подключились и другие инструменты, и мелодия стала более звучной и насыщенной. За первым номером пошел, второй и третий, пока вся программа на сегодня, и две композиции на бис не были исполнены.

- Пока, Анна, встретимся после завтра, - произнесла торопливо девушка, чмокнув повара в щеку, и на ходу накидывая теплую мантию поспешила на выход, пока мистер Дикс не попросит ее задержаться, а она не сумеет отказать в очередной раз.
Махнув почти у дверей охраннику и бармену, девушка выскользнула на заснеженную улицу, накинув на голову капюшон. Небо продолжало сыпать на землю снег хлопьями, огромными и пушистыми, словно лебяжий пух. Саше нужно было лишь завернуть за угол, чтобы воспользоваться порт-ключом, но очень хотелось погулять по Косой аллее. Стоило сделать пару шагов, как словно бы из ниоткуда перед ней материализовалась невысокого роста фигура с всклокоченной копной кудрявых присыпанных снегом волос, хотя Александра могла и дракона не заметить задумавшись.
- Доброго вечера, - улыбнувшись произнесла Власова.

❖ СВЯЗЬ гостевая, лс, а там уже если надо будет выдам другие контакты

0

4


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

РИЧАРД ВАЙС
БЫВШИЙ РАЗВЕДЧИКРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА, ИЗБРАВШЕГО ПУТЬ ВРАГА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s7.uploads.ru/1kQmn.gif

Aidan Gillen


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты потомок одного из первых двенадцати мракоборцев США, чьи имена навсегда вписаны в магическую историю нашей страны. Громкая фамилия не довлела над тобой - напротив, ты всегда гордился героическим предком и был с детства намерен сделаться мракоборцем, хорошим мракоборцем, возможно, лучшим из лучших, чтобы твоё имя запомнилось не хуже, чем имя твоего знаменитого пра-пра-прадеда.
Ты с отличием окончил факультет Птицы-Гром в Ильверморни, ты был абсолютно блестящ на стажировке мракоборцев МАКУСА. Вероятно, слишком блестящ, поскольку разведка использовала все возможности, чтобы забрать тебя у аврората. Рогатому змею ведомо, какие методы шли в ход и пролилась ли кровь, но дело закончилось тем, что ты оставил свою мечту сделаться лучшим мракоборцем Северной Америки в пользу новой - и новая вела на поприще разведчика.
Возможно, этот перелом заставил тебя иначе увидеть жизнь, а может быть - та, кого ты однажды встретил, но  разведка не сковала твоё сердце тяжёлой цепью, что позволила бы утверждать: он женат на своей работе. Женился ты не на работе - на прекрасной женщине, и она подарила тебе такую же прекрасную дочь. Жизнь твоя складывалась подобно сказочному сюжету, однако случилось так, что сюжет этот вдруг сделал резкий поворот, уходя неожиданно с освещенного солнцем пути в окутанный сомнениями, смятением и болью мрак: ты потерял возлюбленную. В дочери, оставшейся с тобой, ты видел теперь единственный смысл своей жизни, и ведь, уходя, жена просила тебя уберечь её дитя.
Но ты не уберёг. И эта новая потеря ожесточила тебя: что-то сломалось внутри, почти бессознательно ты искал способов избавиться от мучительной боли, переполнявшей истерзанное сердце, и отчего-то не видел иного облегчения кроме мести. Твою девочку забрали не-маги. Ты нашёл их - о, в этом ты был непревзойдённо хорош - и уничтожил. Но месть не принесла облегчения. Ненависть, болезненная чёрная ненависть, до сих пор сосредоточенная в единственной точке, разрослась непомерно и накрыла собою полмира, обратившись на всех не-магов. Ты знал того, кто поможет тебе. Того, кто направит в нужное русло твои уникальные навыки, твой острый ум, твою потрясающую трудоспособность.
И сделал то, за что полжизни ты презирал других. Ты встал под знамёна Геллерта Гриндевальда.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Наши пути не были идентичны, но постоянно пересекались, хотели мы того или нет. Мы учились вместе в Ильверморни, вместе пришли в аврорат, и в разведку ты тоже пришёл - нет, не вслед за мной, но мы вновь оказались вместе. В таких условиях сохранить равнодушный нейтралитет чрезвычайно сложно - тут уж либо друзья, либо враги, но причин для вражды у нас никогда не было. Лучшими друзьями не разлей-вода мы тоже не стали - больше тяготели к соперничеству, бескровному, шутливому, однако упорному. Возможно, ты так долго сопротивлялся вербовке разведки, не желая, чтобы кто-нибудь хотя бы помыслил заикнуться, будто ты последовал за мной.
С годами, по мере того, как взрослели и зрели наши умы, соперничество разрешилось взаимным уважением, доверием и крепким приятельством. Ты был тем, с кем я, несомненно, пошёл бы в разведку. Что говорить, ведь я действительно ходил с тобой в разведку в самом прямом смысле.
Когда в моей жизни случилась беда и потеря любимой разделила её на "до" и "после", ты был одним из тех, кто предпринял не одну попытку вернуть меня в мир живых людей, но тебе не удалось.
А потом и для тебя настали чёрные дни.
Твой ум, твои навыки, знания, твой опыт - и всё это на стороне врага... Немыслимо. Чудовищно. По-настоящему страшно.
Не мне судить тебя, Ричард. Я знаю твою боль. Я знаю, что её не излечить.
Я знаю, что месть не поможет тебе. Что ненависть отравляет твою душу.
Но я не знаю, что произойдёт, если мы встретимся теперь, когда стоим по разные стороны баррикад.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ Я считаю, что в Армии Гриндевальда у Ричарда высокий чин - как минимум Рыцарь, но скорее всего, Офицер.
❖ Конкретных планов у меня нет, персонаж родился внезапно и случайно, но очень мне нравится. Его нет ни в моей анкете, ни в моих постах, но, уверяю Вас, место для него найдётся. Если Вы будете активны и заинтересованы, я вообще Вас так заиграю, ещё бегать от меня начнёте.
❖ Абсолютно всё, что есть в заявке, подлежит обсуждению. Я чрезвычайно гибок и всегда готов искать компромисс.
❖ Всё, чего в заявке нет, оставляю на Ваше усмотрение.
❖ Я соигрок деликатный, количество знаков не подсчитываю, с постами не тороплю, к себе ожидаю такого же отношения.
❖ Самое главное для меня как для автора заявки - чтобы она нашла игрока, который увидит в моём наброске живую личность, захочет её развивать, почувствует с ней родство, что бы это ни значило. Если это случится, всё прочее мы уладим.
❖ Нет, правда, приходите. Тёмному блоку нужны такие люди. Светлому блоку тоже есть, за что побороться - ведь Вашу душу ещё можно спасти, верно?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Самое первое задание в разведке просто не может быть по-настоящему сложным, по-настоящему опасным, по-настоящему ответственным. Самое первое задание - всегда проверка твоего потенциала, который в условиях тренировок и теоретической подготовки может выглядеть самым что ни на есть блестящим, но в реальном мире со всеми его форс-мажорами и необходимостью импровизировать дать на выходе нулевой результат. Самое первое задание - ерунда, курорт, - с уверенностью заявляли Мерри Батлфилду опытные агенты, - какие там могут возникнуть проблемы? Не будет там никаких пиратов, храни тебя птица-гром, это же просто русалки, кому они сдались к вампусовой бабуле. Ты их рожи видел? То-то же.
Но разрешение на использование межконтинентальной каминной сети Альфред держал в пальцах бережно, с таким необыкновенным внутренним трепетом, точно соткано оно было из паучьей паутины, а вовсе не на привычной бумаге отпечатано. В Бургасе вместо привычной бумаги ему вручили пергаментный свиток, и это лишь добавило настроению ребяческой торжественности, и даже казалось странным, что над Голландцем реет всего пара невзрачных флагов, что пушки не палят с пристани, что не выстраивается вдоль пути к трапу почётный караул. Всё вокруг было обыденно, суетно, люди сновали туда-сюда с деловитым видом, каждый был занят делом, каждому было наплевать на американца, аппарировавшего на специально огороженный толстым канатом прямоугольный участок на пристани в компании невозмутимого министерского чиновника в круглых очках. Вся эта обыденность не ранила Мерри - его вообще задеть и ранить было весьма трудно, - но сообщило его настроению новый оттенок. Он начал старательно делать вид, будто и для него всё происходящее не внове, будто он таких вот подводных кораблей уже два десятка видал, и море ему что весенняя лужа, и чужая страна не диковинней неисследованного района Тусона. Он - агент магической американской разведки, он здесь чтобы всех спасти, даже если они, бедняжки, об этом пока не знают. Сложновато оказалось сочетать в своём образе небрежность, лёгкий налёт скуки, необыкновенное внутреннее достоинство и непоколебимую уверенность в своих силах, особенно тому, кого изнутри так и распирало от счастья и неуёмного любопытства, вынуждающего стряхнуть показную леность, открыть рот и глазеть по сторонам, всё потрогать, везде заглянуть и всех по очереди растормошить десятком вопросов.
Сложновато, но Альфред справлялся. С грехом пополам. Чиновник представил его капитану - широкоплечему мужчине средних лет с лохматыми баками, придающими ему сходство с енотом, и хитрым прищуром, - глаза у капитана Невена были серые точно грозовое небо и пронзительные, а прищур этот им был что точило - с ним взгляд ещё сильней заострялся. Этот взгляд скользнул по агенту Батлфилду, и тотчас его соломенная шляпа, его жемчужно-серый пластрон, голубой блейзер, льняные брюки и белые туфли - всё это стало казаться ему неуместным, пижонским, глупым до такой степени, что он готов был не сходя с места трансфигурировать свой костюм во что-нибудь незаметное и простое. Снимая шляпу, Батлфилд заозирался в поисках чиновника, который при всей своей невозмутимости подобных чувств не вызывал, но того точно бризом сдуло.
- Американская разведка? - переспросил капитан, изогнув кустистую бровь.
- Так точно, капитан, - отозвался Батлфилд, не подумав, и на мгновение замер, ища в лице Зорко Невена намёк на пренебрежительное изумление: по факту разведчик - лицо гражданское, и нечего корчить тут из себя члена команды.
Но капитан лишь в усы усмехнулся - краткий миг, - и, взмахнув рукой в приглашающем жесте, направился вверх по трапу.
До отбытия "Голландца" оставалось ещё около получаса, которые Альфреду пришлось провести у фальшборта рядом с одним из швартовых клюзов, откуда его отогнали без лишних церемоний раздражённые матросы, едва успевая добавлять "сэр" к своей речи, на ходу трансформирующейся из ругани в нечто более-менее пристойное. Здраво рассудив, что, раз "Голландец" отшвартовывается, стало быть, капитан скоро сможет заняться его размещением, Альфред двинулся к шканцам, рассчитывая найти Невена там, но капитан нашёл его сам где-то у грот-мачты, в последний момент утянув за руку в сторону с кривой траектории очередного куска рангоута с очередным зубодробительным названием.
- Больно высокий вы, мистер Батлфилд, и ещё эта шляпа на вас, - проворчал он, - изучайте систему, а то не ровен  час вылетите за борт, мне потом рассказывать вашему начальству, почему их разведчика акулы съели.
- Спасибо, капитан, - выдохнул Альфред, оглядываясь на деревяшку, едва не снесшую ему голову, - Насколько мне известно, большую часть пути "Голландец" преодолевает под водой.
- Верно, - капитан обернулся, и вновь с этим своим прищуром, - Вы ведь освоили заклинание воздушного пузыря? Очень многие внутренние помещения судна не имеют между собой связи, приходится по палубе добираться. Но сейчас не об этом, а о вашем временном пристанище на нашем борту. Нашёл я вам каюту... Будете коротать время в компании младшего аврора Крама. Ваш ровесник, - Альфреду пришлось приложить усилие, чтобы не услышать в этом слове пренебрежения к его возрасту.
Ни в одном сопроводительном документе нет даты рождения. Откуда вам знать, ровесник он мне, или нет.
Он успевает вообразить безусого юнца, без пяти минут юнгу, но младший аврор Крам появляется на сцене очень быстро и мгновенно отметает все предположения. Усов-то нет, конечно, но вот нежности, уязвимости, беззащитности в нём ни грамма, и его очевидная молодость находит выражение в одной только силе, которая мгновенно ощущается внутри него стальным стержнем. Вся уязвимость и беззащитность сосредоточена в его собеседнике - взлохмаченном юноше слегка чахотночного вида с круглыми очками на носу.
На этого очкарика и даже на аквариум, за толстыми стенками которого угадываются зловещие силуэты подводных тварей, Альфред смотрит недолго: взгляд его то и дело соскальзывает на Крама. Костюм болгарина уже избавил американца от смущения касательно его собственного льняного блейзера и соломенной шляпы: черноволосую голову венчает шапка с пером потрясающей воображение длины, грозно встопорщенным к небу. Вот к этому перу глаза точно приклеились и попытки отвести их раз за разом оказываются безуспешны. К счастью, успехом завершается попытка сдержать идиотскую улыбку, на мгновение растянувшую губы.
Капитан говорит с Крамом на румынском языке, и Альфред понимает едва ли каждое пятое слово: за четыре дня, которые были отведены ему на подготовку к заданию, освоить иностранный язык - задача не из простых. Однако выражение лица младшего аврора достаточно красноречиво, чтобы он уяснил: этот болгарин в смешной шапке не то чтобы очень рад неожиданному соседу. Альфред понимает его, однако тот факт, что этот самый неожиданный сосед - он сам, слегка снижает градус сочувствия. Навряд ли здесь найдётся ему место удобнее, чем в каюте с Крамом, ведь капитан лучше всех знаком со своим кораблём и знает, что предлагает. Впереди много дней плаванья, наверняка ровесникам удастся найти общий язык... Даже если это будет румынский. Или болгарский: языки Альфреду всегда неплохо давались.
Впрочем, интонации, с которыми Крам завершает беседу с капитаном, колеблют эту радужную уверенность.
- Вы ведь говорите по-английски? - с надеждой интересуется Батлфилд, едва они остаются с Крамом наедине, и, вновь переведя взгляд на шапку аврора, придерживает ладонью собственную шляпу, в который раз едва не унесённую поднявшимся за пределами бухты ветром.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая. Долго меня ждать не придётся.

0

5


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

КИРИЛЛ ШИРКОВ
БЫВШИЙ ДРУГРАЗЫСКИВАЕТ ОСКОРБЛЕННОГО ПИРОМАНТА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://i12.pixs.ru/storage/6/9/7/66mediatum_5130073_30917697.gif


Konstantin Khabenskiy


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Если честно, я мало думал о его детстве. Но предполагаю, что все же он из семьи чистокровных. Ну, или незаконнорождённый сын от связи чистокровного отца с богатой родословной и полукровки. Родился примерно в 1881 году, на данную дату тебе лет 46. Точно то, что ты закончил Колдотворец. После окончания школы пошел учиться на специалиста по ритуалам и проклятьям. Где-то примерно в 20-22 был отправлен на практику в Министерство Магии, где к слову неплохо себя проявил. Там ты познакомился со многими полезными людьми и в том числе из числа авроров, род деятельности которых показался тебе тогда очень необычным и интригующим. Примерно в эти же года был завербован сторонниками борьбы с монархией и ее свержению. Где и проявил впервые талант по созданию гибридов из разных проклятий, унесших жизни многих магов и маглов. (я это вижу подобия бомб, только на магический лад). Был ранен в ногу, поэтому с тех пор хромаешь. Был отстранен из министерства. Я думаю, на время вернулся обратно в институт, дабы не привлекать к себе чрезмерное внимание. После революции самовольно отправился на фронт, где отслужил и выжил. Вот только мирная жизнь уже не казалась тебе нормой. Какое-то время, путешествовал по миру, где и встретился со сторонниками Гриндевальда и с легкостью попал в ряды (если Гриндевальд разрешит в ряды офицеров за прошлые заслуги в другой стране и богатого опыта в проклятьях, что ты виртуозно видоизменяешь под оружие). Сейчас находишься в армии Гриндевальда, живешь в Румынии, скрываясь от властей. При этом через подставные лица владеешь парочкой магазинов «Игла» специализирующихся по продаже магических сувениров и подарков.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Познакомились мы в Министерстве. В меру своей практики тебя на какое-то время приставили ко мне в качестве консультанта по одному делу, связанному с ритуальными убийствами маглов. Мы быстро нашли общий язык, ты был знаком с моей семьей и вхож в нее. Я воспринимал тебя как младшего брата, стараясь быть для тебя примером. Вот только ты не был настолько откровенен и скрывал факт своей причастности к взрывам, что стали не редкостью в Москве на тот период времени.  Мы оба влюбились в девушку маглу, с которой у меня был роман, и которая родила мне сына. Но, не смотря на обиду и то, что знаком с моей молодой женой, ты молчал об этом и всячески пытался отговорить меня от завязавшегося романа.  Позже, примерно через два года, на одном из заданий я преследовал потенциального виновника в очередном взрыве на заводе. Дуэль окончился твоим ранением в ногу и раскрытием твоей тайной жизни. Я вместо того чтобы сдать тебя в Министерство пожалел, и просто отпустив, но написал главе отдела о том что не вижу целесообразности в дальнейшем сотрудничестве с тобой и считаю, что специалист нам больше не нужен. Ты был отправлен из Министерства обратно в институт.  Позже я уеду из страны, а ты продолжишь участвовать в подрыве власти императора и преуспеешь в этом. Так же ты продолжишь приглядывать за той девушкой, в которую мы оба были влюблены, а заодно за тем как рос мой сын. Возможно, даже был близким другом для них. На данный момент ты разыскал мою дочь. Так же к слову, ты убил моих родителей.
Имя и актера можно заменить, только предупредите в гостевой, дабы я поправил в постах. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Какие у нас отношения? Я вижу Кирилла своим личным врагом. А если быть точнее таковым меня видит он, для меня этот маг, по-прежнему близкий для меня человек не смотря на все, что между нами произошло. Я разыскиваю его, с тех самых пор как фамилия Кирилла всплыла в делах связанных с Гриндевальдом. Даже не зная о том что, он знает о моей семье куда больше нежели я сам. Мне хочется разыграть их отношения от глобальных опасных дуэлей не на жизнь, а на смерть. До задушевных разговоров пропитанных обидой, язвительностью. Что-то из прошлого, хотя бы то самое дело о ритуалах или дуэль где он был ранен мной.
Я вижу, как с годами этот маг менялся. В тот день, когда мы познакомились, Кирилл был веселым открытым парнем, неуверенным в своих силах как специалиста, но с огромными амбициями. Но по ходу его жизни и работы, он становился намного злее. Опытнее и опасней. Его страсть к загадкам и опасным заклинаниям, проклятьям превратила его в своего рода наркомана до крови и жертв. Он питается своими успехами и чем больше он причиняет боль, тем он сильнее. На данный момент он опытный боец, лучший в своем деле проклятий и ритуалов, скорее всего он обучился защищать свой мозг  (окклюменции) и вполне мог освоить безпалочковую магию.
 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ
[spoiler="+++"]как раз напишу сейчас пост с упоминанием о Кирилле и выложу [spoiler]

❖ СВЯЗЬ  https://vk.com/kisty2013 , Лс или гостевая

0

6


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

СЕРАФИНА ПИКВЕРИ
ФЕРМЕР ИЗ ДОМА ПТИЦЫ-ГРОМРАЗЫСКИВАЕТ ГОСПОЖУ ПРЕЗИДЕНТА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s15559.pcdn.co/wp-content/uploads/2016/11/Male-and-Female-Auror.gif


Carmen Ejogo


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Та самая Пиквери. Сколько помню тебя, ты была той самой.
Та самая Пиквери, которую были готовы принять в свой дом все четыре покровителя Ильверморни.
Та самая Пиквери, перед которой гиппогриф на занятиях УЗМС склонил голову первым.
Та самая Пиквери, которая сварила идеальный напиток живой смерти с первой попытки и не испугалась самолично его продегустировать.
Та самая Пиквери, которая стала Президентом МАКУСА. И не удержала свой пост.
Ты с честью решила проблему с Обскуром и Гриндевальдом. Право, никто не справился бы лучше тебя. Опасный преступник был передан в руки европейцев и покинул территорию Соединённых Штатов. Но что-то пошло не так, и собственно территорию Штатов Гриндевальд покидал будучи свободным как ветер.
Разумеется, европейцы предприняли отчаянную попытку повесить вину на Америку. С твоей точки зрения выглядели они жалко и просто смешно, однако не все оказались согласны с тобой. Даже твоя практически безупречная подкованость в области магической юриспруденции не помогла удержать пост Президента.
Оказывается, это ты дала Гриндевальду сбежать. Иначе почему именно ты понесла ответственность за его побег?
Что ж, более ничто не удерживает тебя в МАКУСА, да и, признаться, смотреть в эти лица и держать палочку в кармане - настоящее испытание. Даже твоей железной воли однажды окажется недостаточно.
Своей палочке и своим познаниям в мире законов и правил магического международного сообщества ты нашла иное применение: оказавшись в Европе, ты наводишь справки о МРАК и отправляешься прямиком в Калето Белоградчик. Впрочем, в твои планы не входило становиться частью передового отряда, пока не выяснилось, что совсем недавно МРАК лишилась юриста.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Та самая Пиквери, которая единственная во всей школе называла меня "фермерским сынком" и в ответ встречала улыбку.
Та самая Пиквери, которая открыла мне глаза на непреложный факт: в мире есть девушки. Умные девушки. Красивые девушки. Волшебные девушки.
Отношения, которые связывали нас, трудно назвать романом - скорее они напоминали азартные соревнования. Быстрее, выше, сильнее, точнее, полнее, ярче: кто кого? Кто лучше переработает это заклинание для вон той цели? Кто яснее понял новую тему по трансфигурации? Чья работа окажется выше оценена преподавателем? Кто поставит другому шах и мат? Кто первый долетит до ворот? И обратно? И квоффл забросить не забудь! Нет, не в эти ворота! Обогнать тебя, переспорить тебя - задачи это были наисложнейшие, но в тот год мне не хотелось и не искалось иных. Мне без тебя не дышалось, не училось, не думалось.
А потом - схлынуло. Чувства скатились с нас, как скатываются дождевые капли с перьев птицы-гром, когда отсверкает гроза. Соревнования стали какими-то пресными, азарт угас и на размётанном ветром времени пепле родилось крепкое товарищество - корнями уходило оно во взаимопонимание, которое отчего-то - единственное - сохранилось между нами. Не знаю, откуда оно взялось и почему оказалось таким прочным, ведь мы такие разные, в нас ничего похожего не сыскать - ни на первый взгляд, ни на второй, ни на третий. И всё же, мы хорошо понимаем друг друга.
Как ни странно, как ни удивительно - но до сих пор.
Признаюсь, видеть тебя в Калето среди тех, кто стал уже моей семьёй - ошеломительно. Всякий раз ошеломительно точно в первый. Но ты врастаешь в эти стены быстрее, чем я мог бы себе представить. Возможно, в этом - один из твоих талантов: в Ильверморни я тоже это ощущал, да и в МАКУСА ты казалась явлением неотъемлемым, точно была Президентом всегда. И вот теперь ты с нами, Пиквери. Что ж.
Добро пожаловать во МРАК.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ Персонаж канонический, так что, если Вы хотите играть Пиквери, но не желаете связи со мной в прошлом - воля Ваша. Однако, членство её в передовом отряде МРАК - форумный хэдканон, который уже утверждён и не изменится.
❖ Я гибок и толерантен, готов к поиску компромиссов абсолютно в любом вопросе.
❖ Что касается игры: мне интересно было бы раскрыть период обучения в Ильверморни, и я вообще люблю флешбеки, так что как минимум один Вам обеспечен. Захотите больше - будет больше. Отношения видятся мне потенциально интересными, они подлежат обсуждениям, дополнениям и трансформациями, главное нам поймать общую волну.
❖ Если сомневаетесь - не сомневайтесь. Приходите в МРАК, у нас весело. Уверен, Серафина Пиквери, самолично отстоявшая право волшебников на Веселящую воду в условиях тотального американского сухого закона, непременно приживётся в нашей дружной компании.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Самое первое задание в разведке просто не может быть по-настоящему сложным, по-настоящему опасным, по-настоящему ответственным. Самое первое задание - всегда проверка твоего потенциала, который в условиях тренировок и теоретической подготовки может выглядеть самым что ни на есть блестящим, но в реальном мире со всеми его форс-мажорами и необходимостью импровизировать дать на выходе нулевой результат. Самое первое задание - ерунда, курорт, - с уверенностью заявляли Мерри Батлфилду опытные агенты, - какие там могут возникнуть проблемы? Не будет там никаких пиратов, храни тебя птица-гром, это же просто русалки, кому они сдались к вампусовой бабуле. Ты их рожи видел? То-то же.
Но разрешение на использование межконтинентальной каминной сети Альфред держал в пальцах бережно, с таким необыкновенным внутренним трепетом, точно соткано оно было из паучьей паутины, а вовсе не на привычной бумаге отпечатано. В Бургасе вместо привычной бумаги ему вручили пергаментный свиток, и это лишь добавило настроению ребяческой торжественности, и даже казалось странным, что над Голландцем реет всего пара невзрачных флагов, что пушки не палят с пристани, что не выстраивается вдоль пути к трапу почётный караул. Всё вокруг было обыденно, суетно, люди сновали туда-сюда с деловитым видом, каждый был занят делом, каждому было наплевать на американца, аппарировавшего на специально огороженный толстым канатом прямоугольный участок на пристани в компании невозмутимого министерского чиновника в круглых очках. Вся эта обыденность не ранила Мерри - его вообще задеть и ранить было весьма трудно, - но сообщило его настроению новый оттенок. Он начал старательно делать вид, будто и для него всё происходящее не внове, будто он таких вот подводных кораблей уже два десятка видал, и море ему что весенняя лужа, и чужая страна не диковинней неисследованного района Тусона. Он - агент магической американской разведки, он здесь чтобы всех спасти, даже если они, бедняжки, об этом пока не знают. Сложновато оказалось сочетать в своём образе небрежность, лёгкий налёт скуки, необыкновенное внутреннее достоинство и непоколебимую уверенность в своих силах, особенно тому, кого изнутри так и распирало от счастья и неуёмного любопытства, вынуждающего стряхнуть показную леность, открыть рот и глазеть по сторонам, всё потрогать, везде заглянуть и всех по очереди растормошить десятком вопросов.
Сложновато, но Альфред справлялся. С грехом пополам. Чиновник представил его капитану - широкоплечему мужчине средних лет с лохматыми баками, придающими ему сходство с енотом, и хитрым прищуром, - глаза у капитана Невена были серые точно грозовое небо и пронзительные, а прищур этот им был что точило - с ним взгляд ещё сильней заострялся. Этот взгляд скользнул по агенту Батлфилду, и тотчас его соломенная шляпа, его жемчужно-серый пластрон, голубой блейзер, льняные брюки и белые туфли - всё это стало казаться ему неуместным, пижонским, глупым до такой степени, что он готов был не сходя с места трансфигурировать свой костюм во что-нибудь незаметное и простое. Снимая шляпу, Батлфилд заозирался в поисках чиновника, который при всей своей невозмутимости подобных чувств не вызывал, но того точно бризом сдуло.
- Американская разведка? - переспросил капитан, изогнув кустистую бровь.
- Так точно, капитан, - отозвался Батлфилд, не подумав, и на мгновение замер, ища в лице Зорко Невена намёк на пренебрежительное изумление: по факту разведчик - лицо гражданское, и нечего корчить тут из себя члена команды.
Но капитан лишь в усы усмехнулся - краткий миг, - и, взмахнув рукой в приглашающем жесте, направился вверх по трапу.
До отбытия "Голландца" оставалось ещё около получаса, которые Альфреду пришлось провести у фальшборта рядом с одним из швартовых клюзов, откуда его отогнали без лишних церемоний раздражённые матросы, едва успевая добавлять "сэр" к своей речи, на ходу трансформирующейся из ругани в нечто более-менее пристойное. Здраво рассудив, что, раз "Голландец" отшвартовывается, стало быть, капитан скоро сможет заняться его размещением, Альфред двинулся к шканцам, рассчитывая найти Невена там, но капитан нашёл его сам где-то у грот-мачты, в последний момент утянув за руку в сторону с кривой траектории очередного куска рангоута с очередным зубодробительным названием.
- Больно высокий вы, мистер Батлфилд, и ещё эта шляпа на вас, - проворчал он, - изучайте систему, а то не ровен  час вылетите за борт, мне потом рассказывать вашему начальству, почему их разведчика акулы съели.
- Спасибо, капитан, - выдохнул Альфред, оглядываясь на деревяшку, едва не снесшую ему голову, - Насколько мне известно, большую часть пути "Голландец" преодолевает под водой.
- Верно, - капитан обернулся, и вновь с этим своим прищуром, - Вы ведь освоили заклинание воздушного пузыря? Очень многие внутренние помещения судна не имеют между собой связи, приходится по палубе добираться. Но сейчас не об этом, а о вашем временном пристанище на нашем борту. Нашёл я вам каюту... Будете коротать время в компании младшего аврора Крама. Ваш ровесник, - Альфреду пришлось приложить усилие, чтобы не услышать в этом слове пренебрежения к его возрасту.
Ни в одном сопроводительном документе нет даты рождения. Откуда вам знать, ровесник он мне, или нет.
Он успевает вообразить безусого юнца, без пяти минут юнгу, но младший аврор Крам появляется на сцене очень быстро и мгновенно отметает все предположения. Усов-то нет, конечно, но вот нежности, уязвимости, беззащитности в нём ни грамма, и его очевидная молодость находит выражение в одной только силе, которая мгновенно ощущается внутри него стальным стержнем. Вся уязвимость и беззащитность сосредоточена в его собеседнике - взлохмаченном юноше слегка чахотночного вида с круглыми очками на носу.
На этого очкарика и даже на аквариум, за толстыми стенками которого угадываются зловещие силуэты подводных тварей, Альфред смотрит недолго: взгляд его то и дело соскальзывает на Крама. Костюм болгарина уже избавил американца от смущения касательно его собственного льняного блейзера и соломенной шляпы: черноволосую голову венчает шапка с пером потрясающей воображение длины, грозно встопорщенным к небу. Вот к этому перу глаза точно приклеились и попытки отвести их раз за разом оказываются безуспешны. К счастью, успехом завершается попытка сдержать идиотскую улыбку, на мгновение растянувшую губы.
Капитан говорит с Крамом на румынском языке, и Альфред понимает едва ли каждое пятое слово: за четыре дня, которые были отведены ему на подготовку к заданию, освоить иностранный язык - задача не из простых. Однако выражение лица младшего аврора достаточно красноречиво, чтобы он уяснил: этот болгарин в смешной шапке не то чтобы очень рад неожиданному соседу. Альфред понимает его, однако тот факт, что этот самый неожиданный сосед - он сам, слегка снижает градус сочувствия. Навряд ли здесь найдётся ему место удобнее, чем в каюте с Крамом, ведь капитан лучше всех знаком со своим кораблём и знает, что предлагает. Впереди много дней плаванья, наверняка ровесникам удастся найти общий язык... Даже если это будет румынский. Или болгарский: языки Альфреду всегда неплохо давались.
Впрочем, интонации, с которыми Крам завершает беседу с капитаном, колеблют эту радужную уверенность.
- Вы ведь говорите по-английски? - с надеждой интересуется Батлфилд, едва они остаются с Крамом наедине, и, вновь переведя взгляд на шапку аврора, придерживает ладонью собственную шляпу, в который раз едва не унесённую поднявшимся за пределами бухты ветром.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая. Долго ждать не придётся.

0

7


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ХЕЙЛА ГАМИЛЬТОН
БАРОН СУББОТАРАЗЫСКИВАЕТ СМЕРТЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://forumfiles.ru/files/0019/a0/b4/22420.gif


Cara Delevingne


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Всё, что происходило с Хейлой до окончания школы - на ваше усмотрение. От себя разве что скажу, что училась она в Хогвартсе, скорее всего на Рэйвенкло. Могла быть гением признанным, могла быть аутсайдером - как вам больше нравится. Что совершенно точно - она странненькая и в какой-то области (на ваш выбор) совершенно гениальная. Леди её не назовёшь, но манеры включать умеет и пыль в глаза пускает только так. Быстро схватывает и перенимает повадки других людей, самых разных, так что с актёрством у неё всё в порядке. Может изобразить дочь древнего аристократического рода или же цыганку, с безумным взглядом стремящуюся предсказать ваше будущее.
Никогда не мечтала о карьере в глобальном и честолюбивом смысле. Ей интересны тайны, загадки, приключения, запутанные истории. Всё ещё находится в поиске себя, оттого работает на десятке подработок - и в Мунго, и во всевозможных забегаловках магического Лондона, даже у Олливандеров оставила свой след.
Сейчас ей 20-21 год - молода, энергична, полна собственных планов по захвату мира.
В 1926-ом познакомилась с Фоксом и всё завертелось.
Фокс дал ей прозвище Хель, поскольку вокруг Хейлы частенько мрут люди и она вполне спокойно к этому относится.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Всё время повторяю, что нашёл тебя на улице, накормил, обогрел, а ты не ценишь. В действительности всё совсем не так, я просто люблю побрюзжать.
Каждому убеждённому одиночке нужен под боком тот, кому можно доверить жизнь и все тайны мира. Так уж вышло, что я выбрал тебя, пикачу. Обучаю, доверяю, периодически сам охреневаю от подобной степени сближения с малознакомым ребёнком.
Ты мне как племянница троюродного кузена - вроде и переживаю за тебя, но и в три часа ночи отправить в Лютный за хлебушком тоже нормально. Напарники, но в формате мастер-подмастерье.
Мы знакомы год, может, чуть больше. Как познакомились, я обязательно придумаю в скором времени или сделаем это вместе.
Наши пути вполне могут разойтись в будущем, никто по рукам-ногам связывать не будет, развивайте персонажа, в какую угодно сторону.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

С удовольствием буду втягивать в опасные для жизни приключения. Чувство юмора обязательно, без него не сработаемся.
Отдельным пунктом в череде хотелок стоит отыгрыш нанесения тебе магической татуировки во всё тело для защиты. Будет больно, горячо и эротишно, а потом пойдём пить чай с казинаками и разгадывать судоку.

Внешность меняйте, но желательно согласовать со мной. Главное, чтоб на вид лет 20. Жизнерадостная ебанинка в поведении приветствуется, ибо в роли унылого говна у нас я.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Лютный Переулок полон подворотен - одна жутковатее другой. И вот где-то в пятой по жутковатости подворотне притаилось хлипкая на первый взгляд дверь с покосившейся латунной табличкой со старательно выгравированной надписью «Детективное агентство О. Дж. Фокса». Сквозь пыльное, покрытое паутинками трещин стекло, виднелась радушная надпись на жёлтом пергаменте - «ЗАКРЫТО. ВСЕГДА. ВХОД ЧЕРЕЗ ДЫМОХОД». Такая вот своеобразная проверка решимости пока ещё не состоявшихся клиентов. Однако за дверью, которая вовсе дверью и не была, слышалась активная внутренняя жизнь агентства. Что-то падало, глухо ударялось, разбивалось, снова падало и всё это активно сопровождалось криками.

— На шкаф! Нет, окно!Да что ж ты такая медленная? Не хватай руками, вот перчатка. Под стол!
Пятью минутами ранее мистер Фокс и его юная помощница вскрыли пергамент, попавший к ним в руки также случайно, как ваш кошелёк - в карман уличного воришки. Сняв несколько слоёв защитных заклинаний, они совсем не обратили внимание на вензелёк в конце письма, напоминающий нечто среднее между росчерком пера и изображением чернильного червя. Он был чем-то вроде мины, нечаянно потревожив которую, расстанешься с окружающим пейзажем навсегда. Без нужного распутывающего заклинания, произнесённого прежде, чем взгляд начнёт осмыслять текст, он срабатывал словно чека от дымовой гранаты - сначала текст заволокло сизым дымом, затем помещение, а после, прихватив с собой каждую букву и каждый знак пунктуации червь отправился в бегство. Теперь нужно было поймать его, не превратив в чернильную кляксу, осторожно водрузить обратно на лист бумаги и запечатать до тех пор, пока не подберётся нужное заклинание, чтобы выманить буквы обратно. Благо, у Освина имелся инвентарь для работы с огромным множеством видов проклятий, заклятий и прочей агрессивно-оборонительной магии. Так, перчатка, которую он передал девушке, юрко протиснувшейся между журнальным столиком и деревянными досками пола, была пергаментной - самая вкусная и манящая бумага, устоять перед которой не сможет ни один уважающий себя книжный или же чернильный червь.
— Прижми ладонь к щели между досками и жди. Когда почувствуешь тепло, медленно, не делая резких движений, сожми ладонь в кулак.
— Сам бы полежал тут в этой пыли...
— Точно, будет свободная минутка, приберись тут, а то дышим всякой мерзостью, фу.
— Я тебе горничная что ли?
— В Дырявом Котле уборку делаешь и тут сможешь.
— Ой всё.
Из-под стола сначала показалась нижняя чакра Хейлы, затем вся Гамильтон целиком.
— Забирай своего канцелярского паразита, а мне пора на работу.
— Сегодня Мунго? — Освин осторожно забрал у девушки перчатку и быстро понёс её к первоисточнику предобеденного приключения. Аккуратно разместил сонного червя на том же месте, где он был, и запечатал его заклинанием.
— Ага. Принести тебе настойку из болотных фиалок?
— Ммммм, моя любимая. Всё, выметайся отсюда, навела беспорядок, теперь беги с места преступления и чувство вины с собой прихвати.
Как вход, так и выход в агентство в самом деле лежал через дымоход. Вот вроде бы узкая вертикальная труба, в которую еле втиснется взрослый, а вот ты уже стоишь на каменной кладке, впереди длинный коридор, у свеженькой деревянной двери стоит грозно скалясь рогами в потолок вешалка. Магия расширения пространства - однозначно самое значительное магическое изобретение всех времён. После настойки из болотных фиалок, конечно же.

Выпроводив Хейлу куда подальше, Освин склонился над чистым листом бумаги с мерно посапывающим чернильным вензелем на нём.
Над головой, в дымоходе, предупреждающе звякнул колокольчик, по трубе пробежала рябь от защитных чар.
Фокс коснулся палочкой статуэтки грифона на каминной полке, отпирая дверь для нежданного посетителя. Впрочем, других у Освина и не бывало.

❖ СВЯЗЬ
Вэлкам в гостевую, а там разберёмся.

0

8


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦЫ ДРЕВНЕЙШЕЙ ПРОФЕССИИ
АМБИЦИОЗНАЯ ХОЗЯЙКА БОРДЕЛЯРАЗЫСКИВАЕТ СВОИХ ПТАШЕК------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/JLFba.jpg


Слева направо: Olivia Wilde, Johanna Braddy, Amanda Seyfried, Ashley Greene, Scarlett Johansson, Eva Green, Hayden Panettiere


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ВАС
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Безусловно, не бывает таких, кто приходит в дом терпимости от хорошей жизни. У каждой из вас есть своя история, которая могла бы заставить кого-нибудь пустить скупую слезу, но вы привыкли держать правду при себе, плетя самую искусную ложь для любого, кто решит спросить.

http://sg.uploads.ru/oJxhY.gif

http://s7.uploads.ru/pMAtL.gif

http://sh.uploads.ru/SnXBd.gif

http://sg.uploads.ru/h5lgs.gif

http://sg.uploads.ru/WLFb0.gif

http://s7.uploads.ru/U2Cjs.gif

http://s5.uploads.ru/Qx6U1.gif

Мия

Мишель

Люсиль

Моник

Жаклин

Хелен

Роза

Мия

Ты совсем недавно ко мне попала. Прискорбная история, связавшая тебя с мужчиной, которого ты считала человеком, который поможет тебе, окончилась в борделе. Кто же знал, что добрый самаритянин оказался сутенером, удачно продавшим тебя Мадам. Ты всё еще не до конца смирилась с происходящим и грезишь, будто в скором времени вырвешься отсюда, выкупишься, пусть и заработаешь на это таким неблагочестивым трудом. Рене делает тебе пока поблажки, помогая освоиться, медленно и незаметно затягивая тебя в свои сети, в которых тебе может понравиться настолько, что уйти ты уже не сумеешь.

Мишель

Ты всегда была умной девочкой, Мишель. Только вот с судьбой тебе не повезло. Родители отвернулись от тебя, поняв, что ты сквиб. Человек, которому ты отдала свое сердце, воспользовался твоей невинностью, а после оказалось, что он сделал это всего лишь из спора с одним из своих богатых дружков. Ты оказалась никому не нужна, а это одна из тех дорожек, конец который находится прямо у дверей публичного дома. Поначалу тебе было отвратительно то, чем здесь занимаются. Ты хотела лишь пожить какое-то время  у девушки, которая привела тебя в свою комнату и предложила остаться (этой девушкой была милая Роза). А потом, увы, выяснилось, что пара недель проживания обернулись весьма существенным долгом, который тебе нечем отплатить, кроме как своим телом. Первые недели были сложными. Для тебя и для Рене, потому что ты создавала проблемы. Устав это терпеть, Мадам преподала тебе урок, позволив узнать, как устроена жизнь на грязных улицах. Необходимый эффект был произведен, ты успокоилась, а потом и вовсе стала находить множество плюсов в том, как твоя жизнь теперь устроена.

Люсиль

Ох, милая. Такая прекрасная для этого дела наследственность - матушка вейла. Да, конечно, тебе способностей этих замечательных существ передалось намного меньше, ведь твой отец все ещё маггл, но даже имеющегося хватает, чтобы сводить некоторых мужчин с ума. Рене предлагали множество раз выкупить тебя из долговой ямы, они хотели забрать себя в свое единоличное пользование. Но ты не хотела, а Дюран привыкла слушать некоторые желания своих девочек. Да и острые чувства у твоих "жертв" проходили достаточно скоро, развеиваясь на свежем ветру. Только вот, как оказалось, отказывалась ты от того, что влюбилась в юного мальчишку, что был у Рене на побегушках какое-то время назад. Даже сбежать с ним пыталась. Только вот, увы, из борделя нельзя сбежать за бесплатно. Мадам вернула тебя обратно, а ты объявила ей холодную войну. Только вот спустя несколько месяцев Дюран принесла тебе несколько колдографий со свадьбы неудавшегося женишка. Как оказалось, несчастный был готов бросить имевшуюся у него невесту, попав под действие вейловых чар. Тебе было больно, но Рене поддержала. Ты смогла простить свою хозяйку. Только вот вряд ли ты узнаешь, что виновник твоего глупого побега ни на ком не женился. Немного чар - и истину от лжи было не отличить.

Моник

Ты давно здесь. С тех самых пор, когда у заведения была другая хозяйка и иное имя. Раньше вы с Рене были, как говорится, на одной ступеньке, в одной хлипкой лодочке. Ты никогда не стремилась выхватить власть, смирившись с тем, что тебе уже дала Судьба. Однако Рене не забыла той доброты, с которой ты отнеслась к ней, когда она только пришла в публичный дом. Теперь ты - одно из её доверенных лиц. Женщина, которая находится на ступеньку выше других жриц любви. На твоих плечах теперь забота о девочках, помощь в привыкании к этому месту (ведь нет тех вещей, которые ты не знаешь про этот падший мир). Однако нельзя сказать, что ты кичишься своим привилегированным положением. Ты спокойно относишься к этому, помогаешь своей давней подруге Рене, являешься её ушами и глазами.

Жаклин

Красивая и роковая. Вот как о тебе говорят все, кто успел побывать в твоей постели. Ты с детства умела пользоваться своими большущими глазами и симпатичной мордашкой, не сдерживала себя в выражениях и предпочитала казаться независимой. Ты была бунтаркой, потрепавшей немало нервов своим учителям в Хогвартсе. Только вот мало кто знал, что на самом деле за колкостями и показным безразличием пряталась девочка, которая всем сердцем любила свою семью. Поэтому, когда твоя мать тяжело заболела, а брат, пытавшийся достать денег на хороший уход за матушкой, задолжал людям без чести и морали, ты стойко приняла удар на себя. Твой брат плакал, когда ты заслонила его своей хрупкой фигуркой и заявила грубым мужчинам, что ты готова заплатить за него. Твой отец чуть не сошел с ума, когда узнал, куда именно попала его дочь. От матери эту историю скрыли, наплели небылиц. Главное, что её смогли излечить. Так ты успокаиваешь себя, обслуживая очередного клиента. Ты заплатила за счастье своей семьи всем, что имела. А теперь они пытаются сделать все, чтобы наскрести денег для твоего вкупа из дома терпимости. Жаль, что уже три года как у них не получается, а твой долг продолжает расти.

Хелен

Прекрасная Хелен, ты всегда была человеком прагматичным и рассудительным, умным. Удивительно, сколь сильно одарила тебя Природа, наградив не только богатым рассудком, но и красотой. Жаль, что этой красотой нещадно воспользовался твой возлюбленный, оставивший тебя одну с маленьким ребенком, без средств к существованию. Поначалу ты пыталась раздобыть денег законными путями, но этого категорически не хватало, чтобы обеспечить малышке лучшую жизнь и достойное воспитание. Твои родители давно умерли, а помощи ждать было неоткуда. Поэтому ты и решилась пожертвовать собой ради счастья дочери. Ты пристроила малышку в приличную семью, а сама продала себя борделю, отправив деньги на уход за ребенком. Так ты поступаешь до сих пор, иначе бы ты уже давно, как полагает Рене, смогла себя выкупить. Вы с Дюран знаете друг друга с тех самых пор, как нынешняя Мадам попала в бордель. Вы нашли общий язык и вместе построили план, позволивший Рене заполучить дом терпимости в свое личное владение. Ты же, Хелен, стала правой рукой новой хозяйки, доверенным лицом, человеком, который встречает и распределяет гостей, который знает важные секреты и грамотно их использует. В каком-то смысле, Дюран любит тебя, а ты её. Словно сестры. Ты не рвешься из публичного дома, понимая, что твоя дочь уже почти взрослая, заканчивает Хогвартс и прекрасно живет без матери-проститутки. Ты лишь приходишь посмотреть на неё сквозь ворота дома её приемной семьи в свои выходные дни. Хотя, быть может, скоро все изменится? Приемные родители говорят, что девочка все больше и больше интересуется своей матерью.

Роза

Дорогая Роза, ты - вечный источник радости своей Мадам. Ты привыкла искать плюсы во всем, привыкла брать от жизни ксимум из имеющегося. Именно поэтому у тебя столько клиентов. Именно поэтому ты никогда не пыталась перечить, сбегать и идти против Дюран. Ты однажды приняла свою судьбу и научилась получать от своей работы удовольствие. Да и мать твоя, поговаривают, тоже была одного с тобой цеха. Именно ты была той доброй девушкой, которая решила даровать кров Мишель, случайно заманив её в ловушку. Ты, если честно, не хотела. И до сих пор испытываешь вину.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я, в общем-то, уже многое описала выше. Могу лишь добавлять в общем и целом.
Рене заботится о своих пташках и делает их жизнь максимально приятной. Да, безусловно, некоторым она врет, все остальных она обманывает на постоянной основе, наращивая долги и лишая девушек возможности выйти за стены дома удовольствий. Но поймите правильно, по-другому здесь не бывает. Заслугами Рене стало то, что в "Шерше ля фам" приходят лишь богатые и ухоженные мужчины. Заслугой Рене является и постоянная забота о здоровье девочек, о их благосостоянии. Другие Мадам, в основном, относятся к своим девушка как к дородному скоту. Дюран же предпочитает видеть в каждой девушке личность. Во-первых, это помогает находить крючки для манипулирования. Во-вторых, она не хочет наживать себе врагов среди собственных работниц. Наверное поэтому, несмотря на разные перипетии, девушки относятся с своей Мадам с уважением и приязнью. А если Рене им лжет, то делает это лишь из благих побуждений.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ох, мои золотые, будем дарить миру любовь, что я могу еще сказать. Я готова играть со всеми вами, потому что я уже успела полюбить вас, что поделать. Да и уверена я, что помимо меня найдутся люди, которые не откажут вам в интересных эпизодах. В конце концов, все вы выглядите достаточно прилично, чтобы о роде вашей деятельности за стенами борделя могли узнать лишь с ваших слов.
Пространство для создания истории, которая привела вас к Рене, совершенно открытое. То, что описано в заявке - скорее "должности", которые хочется видеть занятыми.
Хотите изменить имя? Пожалуйста. Помните, что приведенные здесь - лишь "рабочие" и свободно меняются. Настоящие ваши имена - на ваш откуп.
Хотите другую внешность? Пожалуйста. Я в общем-то, ни на чем особо не настаиваю в этом плане. Просто если будет кто-то из этих красоток - низкий вам поклон.
Хотите поменять какие-то аспекты написанного? Давайте обсуждать. В конце концов, здесь довольно мало для цельного персонажа. Лишь те аспекты, которые знает Мадам. Лишь те предположения и предложения, которые могли бы вас довести до жизни такой. Я люблю эксперименты, не бойтесь вносить свое;)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

0

9


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

БЕНЕДИКТ ТОРТОН
ДАМА С ТРАГИЧНОЙ ИСТОРИЕЙРАЗЫСКИВАЕТ МОНСТРА ИЗ СВОЕГО ПРОШЛОГО------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/PqDIB.gif

Russell Crowe


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Бенедикт родился в семье волшебников, судьба которых сложилась незавидно. Его мать, к сожалению, довольно рано покинула жизни своих мужа и сына, пав жертвой тяжелой болезни, победить которую, сколько бы супруг не старался, не удалось.
Потеря сказалась на обоих.
Смерть любящей и нежной матери ударила по ребенку, подобно всем детям пытавшегося обвинить в тяжелой судьбе себя, словно он мог что-то исправить.
Горячо любивший свою жену отец Бенедикта не смог тоже смириться с утратой, он огрубел и стал холоден, что сказалось на воспитываемом им мальчике. С раннего детства на Бена посыпались, как из рога изобилия, невыполнимые требования, тяжелые испытания и не слишком мягкое отношение со стороны единственного родителя. Отец решил воспитать из сына настоящего мужчину, однако его понимания о том, как это делать, сильно исказились под тяжестью душевных страданий.
Бен окончил Ильверморни, потерял понимание моральных норм и научился ходить по головам, словно это обычная мостовая.
Наверное, именно поэтому, когда его батюшка покинул этот мир, обретя долгожданное воссоединение с женой, Бенедикт взял оставленные ему деньги и вознамерился увеличить капитал любыми средствами, обретя при этом силу и власть. Последнее было обязательным условием.
Поначалу он строил свое грязное дело в Америке. Он нашел свою золотую жилу в человеческих пороках, обратился в преступного гения, знавшего за какие ниточки необходимо тянуть, чтобы получить желаемое и для себя, и для своих подельников.
В это же время он повстречал свою жену. Единственного человека, который умудрился увидеть что-то хорошее в пучинах злобы и жестокости его души. Он любил своего ангела, оберегал её от всей тьмы его мира. Только вот Смерть отобрала её у него: жена умерла в родах. Ребенок, к его глубокому сожалению, тоже не выжил.
От пережитой трагедии он загрубел ещё сильнее, повторяя историю своего отца.
Мира по ту сторону океана ему стало мало. Мужчина отправился в Англию, чтобы пустить свои паучьи сети ещё и там, надеясь найти в этом отвлечение от того места, в котором Судьба разлучила его с любимой. Да и от самого факта этой потери.
Однако, как оказалось, в магическом Лондоне обосновался какой-то наглец, наводнявший мир магов не-маговскими мерзостями. Это было противно Бенедикту, он вознамерился вычистить подонка и, прячась за благим предлогом избавления от заразы, получить в свои загребущие руки преступные реалии магической Британии.
Становление в Лондоне заняло время, однако ему удалось. И убрать конкурента, и получить желаемый контроль. Он заключил обманчивую сделку, подставил омерзительного ему человека, но между этим... Между этим он встретил женщину, которая была до боли похожа на его ангела. Как он мог отказать себе, когда не имевший ничего святого мужчина предложил заполучить её в обмен на сделку и прощение долга?
Никак. Он не устоял. Он не мог оторваться от чужой жены, а потом корил себя за то, что сделал, и за, что после этого вернул женщину своему врагу, желая насолить. Лучше бы он оставил её себе. Слишком сильно было это сходство с его ненаглядным фантомом.
Когда он вновь попытался сторговаться с противником, тот заявил, будто его жена (этот бесценный товар их переговоров) умерла. Бенедикт поверил, ведь белокурую красавицу спрятали от остального мира в тисках наркотической зависимости.
Потом обстоятельства вынудили его спешно покинуть столицу Англии, он перебрался в Амстердам и осел там на длительный срок.
И буквально несколько месяцев назад вернулся. Вернулся, чтобы узнать, что самым прибыльным домом терпимости в магической Англии владеет та, чья жизнь, как убеждал давнишний враг, должна была оборваться несколько лет назад.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Выдержка о нашей единственной встрече из анкеты:

***

В настоящем Полин грустит о тех временах, когда она просто варила зелья и билась над сложными задачками, которые ей подкидывал то муж, то нанятый им учитель по медицине, показывавший ей, как работают шприца, иголка с ниткой, акушерские принадлежности и некоторые заклинания, способные спасти жизнь до прибытия бригады колдомедиков.
Потому что нынешняя Полин, ненавидящая свое прошлое до того, что забрала себе чужое имя, знает, что дальше было хуже.
Пять лет она была всего лишь талантливым зельеваром и верной женой, не смевшей задавать лишних вопросов, но понимавшей достаточно много, чтобы бояться.
Как оказалось, боялась она не зря. Потому что дела её мужа шли в тартарары. Сначала кто-то перетравил половину его проституток. Потом парочку клиентов убили доставленные им наркотики. У её мужа нашелся достойный противник, желавший забрать Лондон, в котором слишком сладко устроился Джошуа, себе.
Надо отдать супругу должное. Он вертелся как уж на сковородке, уходя то от одного обвинения, то от другого, умудряясь занять деньги у одного, чтобы отдать следующему. Маккраму казалось, что выход близок, он постоянно об этом твердил и дрался с теми, кто пытался убедить его в обратном.
Но однажды все его махинации порушились. На хвост плотно сели авроры, явно кем-то натравленные. И тогда Джошуа решил играть по-крупному.
Он предложил своему внезапному врагу и своим кредиторам в качестве расплаты с долгом отдать собственную жену, которая умела произвести впечатление и нравилась всем его подельничкам. Она была моложе всех их, довольно свежая, в достаточной степени невинная. На такой товар у них у всех потекли слюни.
Полин не знала до последнего. Она до последнего верила своему супругу и полагала, что её то он никогда не вплетет в свой похабный и грязный бизнес. Она просто хотела быть ему полезной и варить то, что он сам не умел.
Вера отныне покинула Полин. Уроки судьбы женщина теперь понимает с первого раза.
Муж не просто отдал её как уплату долга. Она сделал её основанием для заключения успешной сделки, позволявшей ему заключить союз с пришедшим в Англию дельцом, а так же с теми, кто успел дать ему денег. Он устроил аукцион, предлагая свою собственную жену как дорогую и диковинную вещицу. Красивую и утонченную.
Никому из них не нужен был её талант зельевара. Все те люди видели лишь тот «дар», что вложила природа в её изгибы и спрятала под юбками.
Самую большую цену предложил противник. Он купил жену своего врага для увеселения, полагая, что тому будет унизительно.
Унизительно было только Полин. Джошуа был доволен, пересчитывая деньги.
Он вернулся домой, напоил её афродизиаком и противозачаточным, а затем толкнул в камин. На обратном конце открывшегося пути её уже ждали.

http://s3.uploads.ru/80tiC.gif
4

Рене помнит ту ночь. Она не хотела бы этого, но подобное невозможно забыть, сколько бы её муж не пичкал её наркотиками.
Зеленое пламя камина еще лижет её босые пятки, но чьи-то огромные руки уже тянут на себя, жадно, словно никогда прежде не видели женского тела.
По полу летит бисер с её корсета, жемчуг бус впивается в кожу и душит, повинуясь этим огромным рукам.
Нет ничего, кроме этих рук и жара, который плавит её изнутри.
Зелье действует так, как задумано.
Сводит с ума её тело, посылая однозначные сигналы, заставляющие дрожать и тянуться за мужскими прикосновениями, богомерзко стонать от малейшего движения, бессвязно просить о продолжении.
Она чувствует себя в ловушке, потому что её разум сейчас подобен птице в клетке. Хочет улететь и бьется о прутья, давая Полин всполохами осознавать происходящее. И в такие моменты она стонет от боли, плачет от страха, пытается выгнуться прочь от мужских рук и молит о прекращении.
Она не уверена, как долго все это происходит.
Она перестает понимать, чувствуя медный привкус крови во рту. Кажется, он ударяет её по лицу, чего-то требуя.
А потом еще раз. И еще.
Что происходит между тем, как он засовывает пальцы в её рот и открывает его, заставляя услышать опасный щелчок челюстных суставов, и тем, как она чувствует собственной щекой ледяные плиты пола?
Саднит в коленях, ногти изломаны в попытках ухватиться за какой-нибудь выступ и подтянуться, чтобы отодвинуться от тех шлепков, что с ужасающей громкостью настигают её каждые несколько секунд.
Плиты идеально ровны. Наполированы настолько, что она видит свое лицо.
Красная помада размазана вокруг губ, белесые потеки уже стали подсыхать на щеках, глаза полны слез, на шее и плечах синяки. Ей помнится смутно, но, кажется, что такие могут быть только от укусов.
Она видит свое лицо и как-то отстраненно понимает, что хриплые крики, должно быть, принадлежат ей, потому что её рот искривлен и открыт.
Насильник, ей кажется, добирается своими огромными руками до самого сердца и давит, давит, давит, заставляя все вокруг исчезать в спасительной темноте.
Но он так и не позволяет ей отключиться.
Она не помнит его лица. Но в её разуме это не человек.
Это зверь, от которого нужно бежать, но ноги не слушаются, и она стоит на месте.

Надо понимать, что вся история рассказана со стороны Рене. Она понятия не имела о том, что за человек оказался её мучителем той ночью. Она, конечно же, никак не могла знать, что для внезапного покупателя она стала тем, кто воскресил слишком сильные переживания. Эмоции настолько бушующие, перемешанные с горем и злостью, что Бенедикт потерял над собой тогда контроль. Рене не дано было знать, что мужчина корил себя за жестокость и бесконечно долго вспоминал те события, с сожалением понимая, что мог бы поступить по-другому. Ход его домыслов, конечно, был несколько извращенным для обычных людей, но привычным для его склада характера и образа жизни. Он думал, что мог бы не просто купить и использовать столь жестоким образом. Можно было забрать её себе, окружить заботой, ценить её (в отличии, как он правильно рассуждал, от её законного супруга, приручить в конечном итоге. И вновь, таким образом, обрести утраченную жену. Он был уверен, что у него получилось бы. Он ведь был достаточно упорным для подобного, да и мог раздобыть себе какого-нибудь легилимента, чтобы окончательно восстановить желаемое сходство. Но все это несколько уступало мыслям, похожим на раскаяние в содеянном.
Для Рене Бенедикт - монстр, сломавший что-то неуловимое в ней. Она отдает себе отчет в том, что куда большим подонком был её муж, но это не мешает ей бояться человека, лица которого она не знает.
Бенедикт же, вернувшись в Англию, как мне кажется, попытается получить свой фантом в свое распоряжение. Воплотить родившиеся в муках сожаления мысли о том, как можно было бы поступить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Начнем с планов: я хочу, для начала, столкнуть их. В процессе этой встречи Дюран будет совершенно без понятия, кто именно перед ней находится, в отличии от самого Бенедикта. Ему-то эта женщина будет прекрасно известна. Следующим переломным моментом будет узнавание со стороны Рене.
А дальше будем идти, так сказать, по нарастающей. Надо понимать, что за годы "разлуки", Рене сильно изменилась и научилась стоять за себя, так что она попытается Бенедикта уничтожить.
Хочется привести эту историю к тому, что они осознают, насколько больно делают друг другу, и найдут в себе силы отступить. Ну, или уничтожат друг друга. Один в попытках заполучить, другая - в попытках не позволить этого. 
Дополнения: история до крайности примерна. В ней есть пара точек, которые нельзя поменять, но в общем и целом, это костяк, на который надо водрузить полную историю человека, который для многих умудрился стать смертельно опасной угрозой. На ваш откуп остается описание того, чем и как занимался Бен. Вы же можете совершенно спокойно изменить имя.
Не меняйте только, прошу вас, внешность.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

0

10


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МАРКУС БОЙД
ЖЕНЩИНА, СОТКАННАЯ ИЗ ТАЙН И ПОРОКАРАЗЫСКИВАЕТ БЫВШЕГО АВРОРА С ЛИЧНЫМИ МОТИВАМИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/C8swJ.gif


Mads Mikkelsen


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Mon chou, все ведь начиналось так очевидно.
Ты был ребенком обеспеченных господ. Тебе дали блестящее воспитание, образование и не ограничивали в выборе дела жизни.
Ты был аврором. С обширным опытом за плечами,  с уважением коллег, с высоким положением в иерархии аврората. Кто же знал, что одно дело может всю твою прошлую жизнь погубить? Или ты сам хотел избавиться от утомивших тебя оков закона, а громкий скандал стал лишь удобным поводом? Рене, пожалуй, склонна полагать, что ты придерживался второго. Иначе как можно объяснить, что при всем твоем холодном уме, решительности и непоколебимости, ты остался за бортом законопослушной жизни?
Рене и Маркус впервые заочно встретились три года назад. Её дела уже шли довольно хорошо, помимо любовных утех для богачей, Мадам стала торговать секретами и незаконными зельями. Тут-то ты и вышел на охоту. Ох, насколько серьезным противником ты был. Славная была игра, в которой женщине пришлось не один раз прогуляться по острию бритвы, ловко уворачиваясь от жадных лап правосудия. Но всё же удалось, верно?
Когда ты впервые лично пришёл к Рене, чтобы посулить ей скорый арест, ты с трудом сдержал порыв зарыть эту чертовку где-нибудь в темном лесу без суда и следствия. Ох, как же искусно она выводила из себя, пользуясь своим очарованием и умом. Ты и сам не заметил того момента, когда помимо мыслей о том, чтобы удушить преступницу пожизненным сроком в Азкабане, стали появляться совсем другие, куда более волнительные. Когда именно Рене Дюран (хотя ты знал, это совсем не её имя, нужно было только доказать это) из врага номер один обратилась в женщину, которая заполонила твой разум и выжигала все твое здравомыслие? Ты не знаешь. Но ей, конечно же, ты не признался. И виду ты не подавал, нося маску почетного аврора до последнего.
Дело, которое должно было отправить эту дьяволицу за решетку, развалилось по крупицам. И ты не уверен до конца, что не приложил к этому своих собственных усилий.
В конце концов, ты обвинишь её в своем падении, потому что так легче. А ещё вдохнешь полной грудью, осознав, что Аврорат успел, незаметно для тебя, стать твоей темницей, из которой давно пора было выбраться. Только желания увидеть подобного падения Дюран это осознание не умалит.
Ты применил накопленные сбережения и деньги от наследства, основал свое дело. Кажется, что-то связанное с организацией защиты тех, кто готов хорошо заплатить. Благо контактов ты успел завести бесчисленное количество, а теперь лишь пользуешься ими.
С твоим увольнением дело против Дюран развалилось окончательно, она довольно выдохнула, а потом ты пришёл в её заведение вновь. На этот раз без угроз, с предложением совсем другого толка.
Повсюду была война, и ты решил давить на это, чтобы поставить Рене в зависимое положение. И она согласилась. Согласилась принять твои щедрые инвестиции и заключить с тобой сделку, согласно которой ты теперь обеспечивал безопасность её заведения.
Так ты получил полный доступ в бордель и стал использовать это в своих целях. Нет, не для посещения девочек. И не для покупки запрещенных зелий. Твои желания куда сложнее - ты хочешь заставить эту невыносимую женщину заплатить, стать тем, в чьих руках будет её судьба. И если для этого потребуется набрать компромат, посодействовать не верящему тебе бывшему руководству, выпотрошить всю возможную информацию о Дюран и её прошлом из сотрудниц или и вовсе подставить Дюран на её же арене - ты это сделаешь.
Благо, что выжидать и строить ловушки ты умеешь.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Это все сложно. У них обоих за плечами своя история, они оба - загадки и враги друг для друга. Только вот им настолько понравились затеянные кошки-мышки с достойным противником, что они и сами не заметили, как стали болезненно искать общества друг друга, чтобы в полной мере одержать победу и получить власть над поверженным.
Это стекло, потому что однажды, как мне хочется, Маркус доберется до правды её жизни. Не говоря уже о том, что они оба пытаются беспрестанно уколоть друг друга как можно больнее.
Это юст (который может разрешиться), потому что они оба умудрились потерять голову друг от друга. Сюда же можно приплести те неприятные чувства, которые они испытывают, наблюдая друг друга в чужих постелях. И помимо того, что каждый из них делает это по своим поводам (Рене работает, Маркус пытается выведать секреты у девочек), есть у каждого побочный мотив - показать сопернику, что им хорошо без другого. Есть в этом что-то неизменно детское.
Это клубок постоянно подавляемого, потому что они не верят в любовь. А еще и прагматичны (и местами меркантильны) до чертиков.
Мне хочется, чтобы это были сложные отношения, которые топают из пункта "успокоюсь, лишь уничтожив тебя" в пункт "как ты успел стать моей жизнью".

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я хочу развивать их. Я хочу, чтобы они довели друг друга до белого каления, чтобы наконец выяснить отношения по-настоящему. Со своей стороны обещаю горячую любовь и активность.
Важно понимать, что здесь описан только тот кусок жизни Маркуса, который завязан на Рене.
Какое у него было прошлое - на ваш откуп. Там могло быть все, что вашей душеньке угодно. Оставьте только его профессию, пожалуйста, без изменений.
В связи с этим легко понять, что вам открыт доступ к формированию множества завязок с другими игроками форума, поскольку у вас есть огромный срок нетронутой моими мыслишками жизни, в которой вы могли хоть со всем Светом перезнакомиться.
А так я готова договариваться, обсуждать и вкидывать идеи.
Имя, к слову, тоже можно менять по согласованию.
А вот внешность я бы попросила оставить, да.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

0

11


FANTASTIC BEASTS: OBSCURIAL
ПЕРЕДОВОЙ ОТРЯД МРАК РАЗЫСКИВАЕТ
http://sh.uploads.ru/xY5qm.png
ЮРИСТА СЕРАФИНУ ПИКВЕРИ | О МРАК | СЕКРЕТАРЯ АРЧИБАЛЬДА АББОТА


0

12


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ДЖЕРАЛЬД РЕДЬЯРД ШАФИК
ЗНАКОМАЯ НЕЗНАКОМАЯ СЕСТРА И ЛУЧШИЙ ДРУГ СО СМЕЩЕННЫМИ МОРАЛЬНЫМИ ПРИНЦИПАМИЖДУТ САМОГО ВЕЗУЧЕГО СУКИНА СЫНА НА БРИТАНСКИХ ОСТРОВАХ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://images5.fanpop.com/image/photos/30700000/Nowhere-Boy-nowhere-boy-30732844-500-210.gif


Aaron Taylor-Johnson


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой братец! Далеко не всем в этом сумасшедшем мире так повезло, как тебе! Ведь именно о таких, как ты говорят – родился с золотой ложкой во рту.
Тебе двадцать восемь, ты чистокровен, прелесть как хорош собой и совершенно неприлично богат. Добавь к этому папеньку заместителя Министра Магии Великобритании и уясни, что очередь твоих невест выстроилась до Парижа. А обратно – вереница «испорченных» тобою девиц. Ох уж сколько было охотников преподать тебе урок правильного обхождения с дамами (читай: женить без суда и следствия), но ты будто в младенчестве искупался в котле с Фелиц Фелициус. Разумеется, это не так, но тебе хватает ума и изворотливости (спасибо Слизерину и трехгодичной стажировке в Гринготтсе), чтобы всегда выходить сухим из воды.
Да, природа пожалела для тебя какого-либо выдающегося магического таланта, зато ты чертовски успешен в преумножении семейного капитала. В двадцать три ты ловко вложился в судоперевозки, в двадцать пять стал младшим партнером, а к двадцати восьми сфера твоих предпринимательских интересов разрослась настолько, что нет в Британии инвестора или дельца, не слышавшего твоего имени.
Ты слывёшь обходительным и обаятельным, но редко кто разглядит за дурашливой улыбкой драконий оскал. В действительности, ты запросто откусишь руку (а то и вовсе голову), любому, кто захочет пересчитать твои богатства и клыки.
Пару лет назад ты перешел из сочувствующих в лояльные Армии Гриндевальда, и уже успел подняться от пешки до рыцаря. Благодаря судоходным активам и обширным связям на Востоке, именно тебе предложили стать координатором экспансии Геллерта в Индии и близлежащих государствах. Ты виртуозно вымениваешь знания об аутентичных мистических практиках на заманчивые обещания о превосходстве волшебников. Измученные многовековой европейской экспансией индусы охотно верят твоим сладкоречивым посулам. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Флоренция Шафик

Увы и ах, твоей старшей сестре ничего не дается легко. Мы вполне дружно сосуществовали в нежном возрасте, ровно до твоего первого года в Хогвартсе. Твои первые рождественские каникулы  стали отчетной точкой нашей разлуки.
Сказал ли тебе отец о том, что произошло? Сказал ли сразу или много позже? Взял ли с тебя непреложный обет или просто обещание молчать?
Я не знаю.
Я не винила тебя за безразличие, когда ты был ребенком, не винила и после. Мне нравилось думать, что ты проявляешь деликатность к тем душевным ранам, что ещё кровят. Так что изменилось, Джерри? Истек срок давности или отец наконец-то смирился, что кресла Министра ему не видать?
А впрочем, не важно, я уже полжизни не-Шафик, и даже имя мое предано забвению, и раз уж тебя так коробит, что в тридцать я выгляжу на пятнадцать, то не проще ли нам избегать ненужных встреч? Поверь мне, брат, моя история не пьётся под Шардоне, её не сдобришь самоиронией, а оплакивать, думается мне, ты не умеешь.
Но зачем-то ты отчаянно бьёшься в мою привычную жизнь, сотрясаешь уютное одиночество.  Это всё Астерион, несносный мальчишка, бередит твои мысли, и мои - бередит. Он думает, что если вернёт меня - тебе, то легче станет ему, но Электры нет, слишком давно уж нет, и даже от тела ее, упокоенного в семейном склепе, мало что осталось.
Так случилось, что тема сестер - табу. Так стоит ли его нарушать? Я могу прочесть любую твою мысль быстрее, чем ты закончишь ее думать, готов ли ты доверить все свои секреты мне - женщине, которую не видел пятнадцать лет?
Готов ли ты назвать снова сестрой ту, которая создала себе брата из совершенно постороннего человека, перекроив его личность, точно орнамент на корсаже?

Астерион Блэк

- Джей! - восклицаю я, зарядив битой по бладжеру: дорогу нам пересекает загонщица Хаффлпаффа, прижимающая к груди квоффл.
Даже смотреть в твою сторону мне нет нужды: я чувствую, где ты, Джеральд Шафик, - ох, как длинно! - Джеральд, - непозволительно длинно, - Джерри, - нет, ты услышишь меня быстрее, Джей, иногда хватает и единственного звука - Дж. Ты начинаешь замах, кажется, ещё до того, как моя бита коснётся бладжера, ты заканчиваешь его именно там и в тот момент, когда следует: и вот уже квоффл в руках нашей команды.
Если я в чём я уверен здесь, в небе - так это в тебе.

- Джей, так куда пропала Флора? - ты пожимаешь плечами и взгляда твоего достаточно, чтобы я понял: тема твоей сестры - теперь табу.
Я предприму ещё две попытки дознаться, что сталось с ней, ты ещё дважды пожмёшь плечами и взглянешь вот так - и тема эта закроется очень надолго. На много странных и диких лет, Джей. Зато тема моей сестры пока ещё не закрыта, и вас уже на словах, по-доброму улыбаясь, женят все в нашем чистокровном обществе, и она смеётся, и ты смеёшься, а я не смеюсь - но если отдавать кому-то Эль, то, конечно, тебе.

- Джей, - слова сбились, спрессовались в горле и не поддаются попыткам произнести.
Ты не требуешь их, не ждёшь, ты в них не нуждаешься. Приносишь огневиски, газеты моему отцу, мне - журналы по трансфигурации - неужели сам подписался? - зажигаешь лампы в комнатах, окутанных тьмой.
Мне не нужно пожимать плечами и как-то по-особенному смотреть, тема моей сестры теперь тоже табу - такова, видимо, наша судьба. Вся болтовня из детства о двойной свадьбе и двойной возможности породнить Шафиков с Блэками останется болтовнёй, приёмы останутся воспоминаниями, друзья - достоянием прошлого. Но если кому и отдать билет на соседнее кресло в мою дальнейшую жизнь - конечно, тебе.

Джей, я нашёл десять новых способов убить человека, полсотни способов отравить его существование и пару сотен - превратить в калеку. Но по-прежнему ни единого - оживить, Джей, ни единого.
Джей, я умею превращать кровь и тёмный стаут, сердце в печень и жизнь в ад. Только не сумею превратить себя обратно в человека. Возможно, проблема в том, что я не хочу становиться человеком. Помню, что ощущения - такие себе, а что скажешь ты?
Джей, мне бы ещё парочку этих золотых ступ, что ты привозил из Индии, и глиняное кольцо из Малайзии, у которого всего один край, помнишь? Только теперь мне нужно закрученное изнутри наружу, а не наоборот.
Я работаю теперь в Хогвартсе и клятвенно обещаю не убивать слизеринцев. Постараюсь не трогать рейвенкловцев, пощадить хаффлпаффцев. Насчёт гриффиндорцев ничего обещать не могу. Даже тебе.

Джей, я встретил Флору.
Ту самую твою сестру, которую ты не видел пятнадцать лет.
Я встретил Флору, которая давно стала табу. Флору, о которой ты так ничего и не сказал, загадочно пожимая плечами. Я встретил Флору, Джей.
И она... и я...
Неужели... наконец я наткнулся на что-то, о чём не выходит вот так, запросто рассказать тебе?

Ты константа. Моя жизнь изменяется до неузнаваемости, всё встаёт с ног на голову и обратно. Я думал, что умер. Потом я и вправду умер. Я давно перестал быть человеком, я чудовище, у меня есть новый отец и новая сестра, новое безумие и ещё с десяток безумий стоят на подходе, переминаясь в нетерпении обуять неспокойное моё сознание. И только ты остаёшься там же, где и всегда, и без тебя вообразить мир уже, кажется, невозможно. Может ли это однажды измениться? Решать тебе.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой Джерри! Вся прелесть этого персонажа в том, что он может быть совершенно разноплановым сюжетно и эмоционально, он сможет выстроить широкий диапазон отношений и сюжетов, а мы с удовольствием откликнемся на все начинания и поможем войти в игру!
Очень ждем тебя!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++


Жить в твоей голове и любить тебя
Неоправданно, отчаянно.
Жить в твоей голове и убить тебя
Неосознанно, нечаянно.


- Нет, тебя нет, тебя больше нет,
- хорошо, что он осознает этот факт, плохо, что не осознает себя в реальности. Его пальцы судорожно, слепо шарят по ее лицу, как будто он пытается очертить образ сестры поверх ее. Женщина отступает назад, как будто получила пощечину, будь Блэк в себе, он бы удивился такой реакции, а может бы и обиделся, но сейчас Флора наедине со своими умениями и его демонами.
Эль-Нат смотрит в неподвижные зрачки мужчины и понимает: счет идет на минуты. За годы работы с пациентами, она научилась очень тонко чувствовать ту грань, после которой сознание больного уже не вернется в тело. И Астерион уже стоит у этой черты. Решение женщина принимает мгновенно, пусть то, что она собирается сделать является чистым безумием, но не сделать она отчего-то не может. Надо бы оттащить его в соседнюю палату на кушетку, но секунды утекают слишком стремительно, мужчина падает на колени, потому Беккер безжалостно взмахивает палочкой, и Блэк меняется местами на операционном столе с недавним пациентом. Эль не обольщается, у бедняги, которого она так бестактно переместила на пол нет и десяти минут. Как только Астерион перестал поддерживать в нем жизнедеятельность при помощи заклятия, тело запустило процесс саморазрушения. Спасти мужчину может быть проще, чем вернуть Блэка, но Эль-Нат свой выбор уже сделала.
Холодные пальцы с силой ложатся на виски, чувствительные подушечки щекочут непослушные кудри. Тактильный контакт вовсе не обязателен в ее практике, но Беккер предпочитает всегда оставлять себе точку опоры на физическом уровне. Когда работаешь с сознанием без страховки, это всегда сопряжено с риском. Но если сфокусироваться на каком-то ощущении, то шанс выдернуть себя, словно Мюнхаузен за косу, из лабиринтов чужого сознания возрастает.
Первое, что она делает – размывает то самое, разрушающее воспоминание о гибели сестры. Его не нужно искать, оно на поверхности, оно яркое и доскональное, запечатлено с  фотографической точностью. Дьявол в мелочах, она точно знает, что если сгладить приметную щербинку на паркете, или убрать солнечные блики сквозь паутину трещин на стекле, или забивающую нос пыль, то воспоминание потеряет объем. Нет, боль и страх не уйдут, но постепенно рассеются вместе с докучливыми подробностями. Большинству пациентов хватает и этого, но воспоминание Астериона слишком травматично, боль продолжает бурлить в нем и пениться, но не находит точки приложения, и эта ситуация даже опаснее, чем была.
Эль до скрежета сжимает зубы и сглатывает стылый воздух операционной, который царапает гортань, будто предостерегая «Остановись! Дороги назад уже не будет!» Для его боли и страха нужна новая матрица, та, в которой он сможет испытать спасительное облегчение, а не бессилие. Она может нарисовать в его голове любую картинку, но не подкрепленная эмоциями, новая память не приживется. Мозг будет постоянно чувствовать фальшь и стремится избавиться от навязанных образов. Чтобы провести аналогичную манипуляцию с Дирком Вагнером, Эль-Нат готовилась больше полугода, собирала образы, проектировала их, расцвечивала эмоциями, переживаниями, мечтами. Имплантировала скрупулёзно и докучливо,  не давая мозгу ни единой зацепки. То, что она собиралась сделать сейчас, больше напоминает ни работу педанта-эстета, а шаманские танцы под галлюциногенными грибами.
У нее нет заготовок, нет продуманных образов, но есть память: ее и его. Беккер берет единственный из возможных фрагментов - день своего пленения. И вот уже не маленькая девочка сжимается от страха за свою жизнь в темном холодном лесу, а молодой мужчина ищет девушку, к которой неравнодушен. Она тоже помнит свой страх досконально, каждую корягу, поваленное дерево, труп оленя и оскаленную пасть рычащего волка над ним. Помнит, как мороз кусал влажные от слез щеки – теперь помнит и он. Она щедро льет свой безотчетный ужас и страх, что спасители не успеют, и он смешивается с чувствами Астериона в бурлящий коктейль, он ведь тоже так боялся не успеть. Хрупкая, едва живая девушка сжалась в темном углу вонючей лачуги – это воспоминание она подсмотрела в голове отца, и это был первый образ, боль от которого она разделила с другим человеком. Зашкаливающие эмоции мужчины хлынули в новую матрицу, наслаиваясь на образ, заполняя его. Девушка слабо улыбается разбитыми губами, и ему так страшно, что она уйдет так же, как ушла сестра, угаснет прямо на руках Астериона помятой лечуркой. Но он уже вовсе не неумелый подросток: заклятия срываются с палочки и целительная магия возвращает Флоренции жизнь.
Носовое кровотечение начинается внезапно сильно, горячие потеки заливают губы, подбородок, шею, отдельные капли срываются на лицо Астериона и выглядят настолько зловеще, что Эль уже знает – она заработает очередной страх. Если переживет сегодняшний день. В голове звенит, и это верный признак перенапряжения. Те, кто считает работу с сознанием делом легким и незатратным – глупцы. Лигилимент все время ходит по грани, перенапряжение создает риск мозгового кровоизлияния. Эль-Нат отгоняет неуместный страх и остервенело размазывает идущую кровь плечом.
Флоренция в воспоминаниях Астериона открывает прояснившиеся глаза и смотрит с благодарностью и нежностью. Флоренция в реальности держится на ногах из чистого упрямства.
- Пожалуйста, посмотри на меня… - шепчет она окровавленными губами и будучи не в силах больше стоять, отпускает голову мужчины и оседает на холодные каменные плиты.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая/ЛС - Эль-Нат Беккер или Астериону Блэку

0

13


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Клайв Бьюкенен
КОЛДОМЕДИК НА СТОРОНЕ ДОБРАРАЗЫСКИВАЕТ СТАРОГО ДРУГА НА ВРАЖЕСКОЙ ТЕРРИТОРИИ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/VTSKH.gif http://s7.uploads.ru/lTgut.gif

Jeremy Renner, Tom Hardy,...


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------


В будущем о жизни твоего отца, сквиба Ангуса Бьюкенена, прославившегося как в мире маглов, так и в мире волшебников, напишут и издадут сотни книг, в его честь учредят несколько премий, маги всего мира будут слетаться на матчи сборной Шотландии по регби, периодически ставя под угрозу статут о Секретности, а самый известный его труд "Моя жизнь в качестве сквиба" выдержит сотню переизданий. Но на момент начала этой истории книга его не обрела и первой главы, а ты, Клайв, уже весьма громогласно заявил о своем существовании. Шел 1890 год или около того.
Все твое детство прошло на стыке двух миров. До первых проявлений магии ты гораздо больше тяготел к магловским мальчишкам, которые с восторгом принимали сына знаменитого регбиста. С первыми проявлениями магии круг общения пришлось сменить на магический, где отец был еще не столь известной, но, как минимум, заметной фигурой. (единственный сквиб, добравшийся до порога Хогвартса, шутка ли)
Неизвестно, успела ли его слава, обрушившаяся на семью с выходом книги, раньше тебя переступить порог Хогвартса, но отголоски ее несомненно следовали за тобой по пятам всю дальнейшую учебу. Тебя это абсолютно не тяготило и никак не отражалось на твоих отношениях с миром. Гриффиндор (а может, Хаффлпафф) такими вещами не кичится.
По окончании школы ты проявил свойственную вашей семье самостоятельность и избрал профессию колдомедика. Попутно весьма серьезно углубился в магловскую медицину, полагая, что у делающих успехи в этом направлении маглов можно многому научиться.  У тебя несомненный талант к хирургии и чарам, и ты отлично показал себя в экстренных ситуациях, мгновенно принимая взвешенные решения. Через два года стажировки в Мунго, ты обратил на себя внимание иностранного целителя, приехавшего в Британию по профессиональному вопросу. Это был мой отец, Руфус Хайланд, и ты воспользовался его приглашением провести последний год стажировки в Германской империи, в Мюнхенском магическом госпитале, в отделении недугов от заклятий.
Годом стажировка не ограничилась. Какими были побудительные мотивы, заставившие тебя осесть в Германии  - оставляю полностью на твое усмотрение. Возможно, красавица жена и двое детей, возможно - обширная практика, возможно - разыгравшаяся в 1914 году война, в которой ты мог принимать участие, вдохновившись примером моего отца и не в силах терпеть страдания гибнуших маглов, а мог - оставаться на передовой колдомедицины, не покидая стен госпиталя. Как бы то ни было, к моменту моего окончательного появления в твоей жизни в 1917 году ты работаешь в Мюнхенском магическом госпитале на должности Старшего целителя, а моего отца год, как нет в живых.

Ты много шутишь, много куришь и обладаешь  долей здорового цинизма, воспитанного годами практики. Однако твой добродушный склад характера и темперамент сангвиника не допускает жесткости, жестокости и пренебрежения к пациентам, так что никто из них бы не обвинил тебя во врачебной черствости, хотя при необходимости ты можешь быть весьма суров и бескомпромиссен. С коллегами чаще, но еще чаще - с начальством, которое периодически лелеяло надежду найти как бы тебя наказать за недостаточно почтительное отношение к власть имущим. Ты не конфликтный, ты просто не выносишь дураков,особенно дураков у руля.
Ты определенно хорош в колдомедицине и никогда не ограничивался одним направлением, кочуя из отделения в отделение, набираясь разнообразного опыта. Из тех, кто и больного ликантропией усмирит, и аврора грубой ниткой заштопает, и ребенка у роженицы примет (без особого восторга, но под бесконечные шуточки, от которых она скорее родит от хохота, чем от естественных механизмов).
Помню, что за отворотом любой твоей рубашки обязательно прятался набор хирургических игл и нить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знакомы с первого твоего года пребывания в Мюнхене, поскольку все время, что я проводила за пределами школы, я обитала у отца на работе, готовясь стать целителем. Так что ты воочию мог наблюдать весь путь, что я прошла от все еще ребенка с горящим восторгом взглядом до молодой женщины с несгибаемым упрямством, достойным лучшего применения и не слишком подходящим для целителя складом личности.  Возможно поэтому мы так неплохо сработались, успев привыкнуть друг к другу задолго до того, как я формально смогла заниматься колдомедициной и портить тебе нервы.
Ты любил хохмить, что из-за меня поседеешь раньше времени и имел полное на то основание, регулярно выуживая меня из разнообразных передряг (в духе той, как я, не будучи даже стажером, применила к пациенту реанимационные заклинания, не дожидаясь твоего появления). Ты не гнушался критиковать меня, но всегда делал это так, что у меня не возникало желания послать тебя к гриндилоу. Ты открыл мне глаза на магловскую медицину, показав, что их достижения нельзя сбрасывать со счетов, особенно, когда велик шанс столкнуться с их оружием, когда им вновь захочется поиграть в войну. То, что я виртуозно накладываю магловские швы на раны и не гнушаюсь идти на открытые оперативные вмешательства - твоя заслуга.  То, что во мне нет ненависти к маглам после смерти отца от их рук - тоже твоя заслуга. Пить огневиски меня тоже научил ты, хотя не так гордишься этим, как первыми двумя пунктами. :D
В 1926 году в Баварии станут набирать силы сторонники Гриндевальда. Сперва исподволь, затем все более явно, и в декабре 1926 года Бавария полностью перейдет под контроль магов, наплевавших на Статут и открыто объявивших о своем превосходстве. Многие бежали, пока была такая возможность, но ты остался на своем месте. Я не знаю твоих побудительных мотивов, Клайв. Возможно, твоей семье угрожали. Возможно, тебя удержало чувство долга передо моей семьей, ведь на попечении в твоем отделении оказалась моя тетя, находящаяся в магической коме после воздействия особо темного проклятья. Возможно, ты увидел для себя шанс сопротивляться новому режиму изнутри, спасая тех, кому не посчастливилось оказаться перемолотыми его жерновами. Возможно, ты тайный участник баварского партизанского сопротивления.
На самом деле, мне страшно думать, что твои мотивы могут оказаться иными и сотрудничество с новым режимом - полностью добровольное, что эти идеи нашли путь и к твоему сердцу. Мы не виделись вживую около двух лет и я не знаю, какие события твоей жизни предшествовали нашей новой встрече. Но мне хочется верить, что ты все еще прежний, поскольку я в очередной раз вляпалась в передрягу, Клайв, и пока не знаю, как из нее выберусь без твоей помощи.
Мы обязательно встретимся осенью 1927 года, когда я вновь появлюсь в Мюнхенском госпитале, но уже в качестве пленницы. Моих пленителей будет интересовать информация, которую может предоставить разум тети, находящейся на твоем попечении, меня же будет интересовать любая возможность сбежать. У тебя же будет широчайшее поле для того, чтобы помочь мне в нелегком этом деле или помешать.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Планы на игру: это заявка в крепкое товарищество, которое только и может связывать коллег-целителей, достаточно долго знакомых друг с другом и хлебнувших разнообразного пойла из одной фляжки. Однако, товарищество не означает безоблачность, как в прошлом, так и в настоящем:)
У нас с вами огромный период прошлого, в который можно отыграть множество разнообразных ситуаций. По сути, после смерти отца, я остаюсь один на один с избранной стезей целителя и наломаю достаточно дров прежде, чем сама встану на ноги, и на этому пути поддержка Клайва была бы неоценима. Может быть вы, однако, так себе дровосек.
В настоящем же я отчаянно буду искать выхода из плена и эту ситуацию можно разрешить весьма многообразно.
На форуме присутствует достаточно представителей армии Гриндевальда, чтобы не оставить вас без работы, в том числе четыре колдомедика разной специализации, с одним из которых вы обязательно познакомитесь еще в довоенное время. Скучно определенно не будет!

❖ Все, что не прописано - вам на откуп. Из прописанного - решительно все обсуждаемо. Вы можете изменить имя, но фамилию и происхождение я очень бы хотела оставить. Мне кажется, что история сквиба, воспитанного маглами, ставшего всемирно известным игроком в регби и написавшего обо всем этом книгу, популярную у волшебников, прекрасна сама по себе и закладывает отличный фундамент для становления Клайва. К тому же родственники в Шотландии отличный повод пересечься с персонажами, обитающими за пределами Германии. Мне очень хотелось бы увидеть персонажа с границы двух миров, с самого детства пребывающего на ней и прекрасно ориентирующегося во всех перипетиях жизни маглов и волшебников, и как этот персонаж вынужден будет существовать в условиях, когда Бавария окажется под пятой Армии Гриндевальда.
Пожалуй, самым жестким остается вопрос возраста. Клайву никак не меньше 35 лет, а скорее ближе к 40.
❖ Мы можем обсудить любой момент истории, где мы разойдемся во взглядах дабы прийти к варианту, устраивающему нас обоих. Вы можете даже поменять лояльность, действительно присоединившись к армии Гриндевальда на добровольных началах, хотя возможность с вас начать формировать баварское сопротивление, в рядах которого состоит мой кузен, откровенно греет мне сердце.
❖ Джереми Реннер определенно внешность, которую я хотела бы видеть, но и ее можно сменить безболезненно, если вы сможете предложить сходный с ним и Харди типаж. То бишь, коренастый, крепко сбитый мужчина, без тонких черт лица, излишней смазливости и какой-либо воздушности. Клайв очень прочно стоит на ногах и с некоторой высоты своего роста плюет на трудности, что вы готовы на него возложить. Еще и зубоскалит, зараза)

❖ Пишу от 3к, от третьего лица. Не смущаюсь, если вы пишите при этом от первого, не считаю знаки, не подгоняю и не требую постов. Меня устроит любая скорость отписи, укладывающаяся в форумный минимальный лимит. К себе ожидаю сходного отношения. Зафлужу, если вы флудер, оставлю в покое, если нет.Найду вам десяток сюжетов, свяжу с другими игроками, хотя самостоятельность в данном вопросе будет в плюс. Обосную любой кипишь, так что ко мне можно с любыми идеями. В графику могу только очень посредственную.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Она все еще не обрывает колдовство, все также исступленно вливается в него всем своим естеством- горецвет уже не просто скрыл под собой могильный холм, он стелется ковром окрест, а вьюн оплетает ее собственные лодыжки.  Аромат цветов становится нестерпимым, от него спирает в горле, но Соль рвано дышит им, жадными глотками пьет этот сгустившийся воздух. Эта волшба лишена красоты, она злая и дикая, как может быть жизнь, когда вгрызаешься в нее зубами. Сольвейг не скупится и не заботится о красоте и форме. Все это грубая штопка по обширной ране, только чтоб остановить выматывающее кровотечение, так жестоко ее обессиливающее. Выздоровление-дело многих лет, шрамы, точно метки темного проклятья, не сойдут никогда, а фантомные боли, вероятно, будут доводить ее до безумия, но это все мелочи по сравнению с необходимостью жить, жаждой этой жизни. Она действительно хочет жить, и будь иначе- ушла бы следом за родными тотчас же, когда увидела обезображенные их тела.
Это был бы простой, легкий исход.
Но ее удел жить, черт подери, долг ее перед семьей и собой! Горецветы, точно заверяя эту мысль, распахивают ставшие неестественно большими соцветия, яростно-желтым, горьким и животворящим одновременно, плещут они, застилая взор. 
И в этот момент тяжесть чужой ладони на плече обрывает наваждение.
- Вы ведь волшебница?- хрипло шепчет незнакомец, присутствия и приближения которого она не заметила. В царящей вокруг тишине шептать нет нужды, от того вопрос приобретает для Сольвейг зловещий оттенок. Все внутри каменеет, точно к ней применили Duro, а не только лишь коснулись.
Ничего не докажешь.
Соль требуется лишь мгновение, между уже отзвучавшей фразой и той, что ей еще предстоит услышать- ловким поворотом кисти палочка скрывается  в рукаве платья, а на лицо падает непроницаемое выражение вежливого недоумения. С ним она и оборачивается к высокому мужчине, молча стряхивая ладонь с плеча, и желая, чтобы он не стал настаивать на своей версии. По долгу службы как применяется Obliviate Сольвейг знает, но не любит это заклинание, редко использует даже когда воспоминания о перенесенных страданиях мучают пациента, и тем более не готова касаться его здесь и сейчас.
- Помогите мне, пожалуйста.
На бескровном сером лице незнакомца явственно проступает страдание и его ведет в сторону стоит руке лишиться опоры ее плеча, но еще раньше Соль накрывает знакомый до горечи во рту металлический запах, который так близко не способен более заглушать аромат разросшегося горецвета. Как сомелье способен различать тысячи оттенков аромата вина, так целитель ощущает запах болезни, помнит, что значит каждый из них. И запах крови- первый в этом списке.  Целитель чует кровь ничуть не хуже гончей.
Вот и она- насквозь пропитала правый рукав темной мантии, так неподходящей этому месту, так вызывающе бросающейся в глаза своей инородностью, подтверждая однако и факт того, что перед ней все же волшебник, а не любопытствующий маггл. Два волшебника и маггловское кладбище, однако, у судьбы есть чувство юмора и талант к режиссуре.
- Черт возьми,- выдыхает Сольвейг, преодолев потрясение первых мгновений. Она поддается вперед,  отдергивая полу мантии, чтобы найти источник кровотечения, но приходится убрать руку и снова подставить плечо под ладонь мужчины, который теперь наваливается всей тяжестью и едва не придавливает к земле.
- Сядь, давай же.
Она помогает незнакомцу сесть ,и он тяжело приваливается спиной к обелиску. Кровь пачкает белый камень, но Сольвейг не видит этого. На самом деле ничего не видит, кроме очевидного- на ее руках истекающий кровью человек ,и она единственная, кто может, обязана ему помочь.
Вот и все. Все сложности в расстановке приоритетов, вся твоя боль и метания теряют в весе, становятся несущественными перед лицом долга. Это очень просто: ты, пациент и мера твоей ответственности.
А ее спрашивают за что она любит свою работу.
- Эй, не молчи.  Говори со мной,- Сольвейг быстро окидывает взглядом окружающее пространство, но они по прежнему одни. Надолго ли? Сколько у нее есть времени?- Тебя будет клонить в сон, не поддавайся этому. Как тебя зовут? Ты можешь сказать, как это случилось?
Впрочем, "как" она вполне представляет себе, продравшись сквозь заскорузлую от крови рубашку и обнажая рану, похожую на удар пики. Багряный отек, расходящийся солнечной короной вокруг нее пускает вдоль позвоночника льдистый холод. От ее прикосновения кожа слущивается, валится хлопьями, будто ее обдали кипятком. Склоняясь к ране, Соль ощущает едва уловимый запах падали, причудливо мешающийся с кровяным. Запах этот не сулит ничего хорошего, но Сольвейг решительно гонит от себя это жуткое ощущение безнадежности.
Чего бы ты не стал просить у мира, будь готов к двум вещам: то, что случится, не будет похоже на то, что ты просишь. И почти наверняка ты с этим справишься. 
Она просила, требовала себе огня и взрыва? Что ж, почему бы не человек со смертельным проклятьем там, где ты кажешься себе бессильной?  Лишь бы только никто не появился следом и не превратил изящную метафору в пошлую правду.
- Computresco caro,- выдыхает зло, закатывая рукава платья и выхватывая палочку, которую все еще прятала до этого момента. Ей приходилось сталкиваться с этим проклятьем, так что симптомы бросаются в глаза и у нее почти нет сомнений. Обезболивающие чары здесь будут почти неэффективны, но она все равно накладывает их на всю руку и грудную клетку прежде, чем вновь коснуться раны. Мышцы сереют, расползаются от малейшего прикосновения, но кровь останавливается после нескольких же заклинаний возрастающей силы. Это не благо. Можно подумать, что проклятье растекается от источника подобно чернильной кляксе по пергаменту, пропитывая собой плоть, но на самом деле, будучи по своей природе сродни токам тела, устремляется по пути наименьшего сопротивления. Оно вливается в сосуды, проникает меж сухожилий, обволакивает нервы и уже оттуда начинает свой гибельный путь изнутри наружу. При других обстоятельствах, имей под рукой кровевосстанавливающее зелье, Соль предпочла бы крайней мерой пустить незнакомцу кровь, чтобы ослабить действие проклятья. Но не теперь, разумеется. Придется придумывать что-то еще.
- Каковы шансы, что тебя будут преследовать?- спрашивает, поднимая взгляд на мужчину. Вывод этот напрашивается сам собой. Сольвейг встречалась с аврорами, попадавшими к ним в госпиталь после переделок с темными магами. Все факты на лицо: проклятье, случайная аппарация в совершенно неподходящее место, невозможность маскировки. Уходить отсюда им все равно придется, вопрос лишь в том, как далеко она должна его увести.

❖ СВЯЗЬ Гостевая, ЛС

0


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Реклама и партнёрство » Fantastic Beasts: Obscurial


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC