шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Пост недели
от Эвелин Найтингейл:

Дракула сейчас точно в гробу перевернулся. Несколько раз. Что за неуважение к традициям?! Где первобытный страх и ужас в глазах, где крики "я слишком молод чтобы умереть"? Эвелин так давно никого не убивала, что почти забыла как приятно это — загонять испуганную жертву в угол и не давать путей к отступлению, уже настроила себя, предвкушала наслаждение от тёплой крови, стекающей по лицу и рукам, от ее запаха, мягко отдающим железом, практически придумала даже, как избавится от трупа мальчишки, но весь этот прекрасный антураж прямо с разбегу разбивался об стену под названием "тупость". >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » rest on my shoulder


rest on my shoulder

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

rest on my shoulder
«with every small disaster
I'll let the waters still
take me away to some place real»

http://sh.uploads.ru/TajK0.jpg

ВРЕМЯ: 10.09.2027
МЕСТО: дом Брэйди
УЧАСТНИКИ: Winston Dursley & Gilroy Brady

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Уэйд пытается держать на своих плечах вес мира, жонглирует дюжиной проблемой и отказывается вешать на стену маску "Всё хорошо". Брэйди пытается донести до него, что ему совсем необязательно справляться в одиночку - и уж точно нет нужды притворяться. Доставке месседжа немного мешают, well, проблемы.

+3

2

Все, чего я хотел прямо сейчас - это немного покоя. Совсем немного, просто чтобы передохнуть и идти дальше - медленно, но верно у меня складывалось впечатление, что время утекает сквозь пальцы, а я ничего, совершенно ничего не успеваю. Десятое сентября - а ведь еще только вчера было третье июля. Я не знал, куда так стремительно катится время, да и не хотел знать - мне нужно было, чтобы оно остановилось. Срочно. А если оно не может, мне нужно остановиться самому, притормозить, сделать хотя бы один вдох, который обожжет легкие, но вдохнет жизнь.
С момента смерти Нельсона Уэбба прошло почти два месяца.
Мы с Эд поначалу даже не поняли, куда он делся. Совсем уж по-идиотски узнали, что произошло, из "Ежедневного Пророка" - скупой некролог, скупое описание событий, скончался от нанесенных ран, ничего удивительного, нужно быть осторожнее и не ходить темными переулками, дорогие читатели... Что-то оборвалось и с глухим стуком упало вниз. Продавило дыру и отправилось прямо в ад.
Его убили.
Убили - непреднамеренно. Он не заслужил такой участи. Он был одним из самых светлых людей, которых я встречал в своей жизни. Был совершенно не предназначен для работы в Лютном, и Лютный выкинул его, не переварив. Не сильно старше меня, с этой своей безумной любовью к артефактам - посмотрим, как именно его зачаровали? Что ты думаешь, Уэйд? - он не заслужил того, что произошло. Он должен был дожить до преклонных лет и завести кучу ребятишек от какой-нибудь женщины, которая поймет, какой он на самом деле крутой. Он был мне хорошим другом. Он был последним оставшимся в живых владельцем магазина - а теперь даже его название было неактуально. "У Кобба и Уэбба" - ни Кобба, ни Уэбба больше не было в живых, и родственников, носивших эти фамилии, у него не было.
Мы не знали, что делать дальше. Мы с Эд просто не знали. Ходили как неприкаянные по магазину, делали то, что привыкли - и дошли постепенно до мысли, что все теперь в наших руках. Она выразила желание работать с артефактами в свободное от просиживания за кассой время, я согласился. Я взял на себя всю остальную работу, и это практически парализовало меня. Я больше не мог колесить по стране в поисках чего-то нового - а артефакты нужно было где-то взять. Пускай оба владельца уже почили, но мы, блять, все еще остаемся на плаву. И чтобы не идти ко дну, нам нужен был агент.
Конечно,  это не было единственной причиной, по которой я пришел к Брэйди. Его дом создавал ощущение уюта - хотя я подозревал, что за это нужно благодарить не его, а Виви. С ним было уютнее, всегда, и я мог хотя бы устало уткнуться лбом в свои сложенные руки, сидя за столом на его кухне.
...но мы прорвемся. Мы прорвемся.
Я пообещал Эд, что никто не разорвет наш магазин на части. Пообещал, что все будет как прежде - за исключением того, что нельзя вернуть. И я собирался держать свое слово - ни у кого из этих псевдонаследников не было никакого права даже переступать порог нашего магазина, не говоря уже о провозглашении его своей собственностью. Но их было слишком много, и пока они грызлись между собой, я отчаянно надеялся, что они же друг друга и потопят - без моего вмешательства. Мне не хотелось разбираться еще и с этим. У меня и так уже было достаточно проблем, нужно было разобраться сначала с ними - последовательно и обстоятельно, чтобы потом не возвращаться. Потом - да, черт, я разорву каждому из вас глотки, вставайте в очередь.
- Эй, бармен, - говорю я, не поднимая головы. - Налейте мне самого крепкого, что у вас есть.
Я слышу, как Брэйди шуршит на кухне, но у меня нет ни сил, ни желания поднимать голову. Мне достаточно того, что он просто рядом, в одном помещении со мной - это уже имеет какой-то благотворный эффект, голова, к примеру, болеть перестает, поднимается настроение и не только. Это мой личный райский островок, в котором можно спрятаться от всего мира...
Было бы, если бы не чертова "К истокам", которая напрягала меня с каждым днем все сильнее. Особенно - то, что Брэйди отказывался давать мне хотя бы мало-мальски полезную информацию. Расширение горизонтов магии? Серьезно? Похоже на ебаную секту.

+5

3

Брэйди стоит у кухонных шкафов, упершись в них, скрестив ноги; держит в руках пустую кружку. Смотрит на Уэйда.
Тот сидит за столом, опустив голову на руки; его лица не видно не сейчас, но Брэйди и не нужно его видеть, чтобы знать, каким уставшим оно выглядит. Насколько Уэйд измотан.
По крайней мере, он здесь.
Это стало их традицией на самом деле, Брэйди уже и не вспомнить, с каких пор. Уэйд приходит к нему, аппарирует прямо в гостиную или на кухню или в спальню, если на дворе ночь или раннее утро и он очень надеется застать Брэйди в постели. (Брэйди любит такие пробуждения, в каком бы часу они не случались, просто потому что теперь они случались так редко.)
Раньше, появлясь неслышно за спиной и стискивая Брэйди в объятиях, и проводя с ним максимум времени, что они оба могли себе позволить, Уэйд как будто бы сбегал от проблем - устраивал каникулы от них на пару часов. Потом он начал приносить их с собой: невидимым грузом на плечах, глиняной маской на лице. "Всё хорошо", говорила маска. Брэйди хмурился и просил её снять - чай, не чужие. "Всё хорошо", повторял Уэйд, "давай поговорим о чём-нибудь другом".
И они говорили.
А чаще - не.
Иногда Уэйда всё-таки прорывало, и он выплёскивал горечь и злость в слова: о жадных наследничках, претендентах на магазин. Об изменившихся порядках для оборотней. "Я понимаю", однажды имел глупость сказать Брэйди. "Извини, но ты не понимаешь ни черта", ответил ему Дурсль. Это правда. Брэйди мог любить оборотня, но не мог быть им - и это никогда не будет эквивалентом.
Брэйди пытался помочь с магазином зато. На это же он сгодится? Бегал за артефактами теперь не только для себя, для их маленького безымянного бизнеса с Виви, но и для Уэйда тоже - тому было не до скачек по миру, а поиски подходящего агента истощили бы и без того исчезающе редкий ресурс - время. Но в итоге это всё равно аукнулось Уэйду, им обоим. Практически невозможно поймать друг друга дома теперь. Уэйд всё так же аппарирует в гостиную, но часто находит только Виви, и уходит, так и не дождавшись Брэйди. Брэйди не может аппарировать к Дурслю, может только прийти и поцеловать замок его маггловской квартиры и уйти несолоно хлебавши - поэтому уже даже не пытается.
Он смотрит на Дурсля сейчас. На бледные руки в веснушках, на растрёпанные волосы, на ноги в потёртых брюках. Ему так хочется помочь, ему так хочется сесть на эти колени и зацеловать его до блаженной нирваны, где ничто не имеет значения больше, кроме того, как их тела замечательно совпадают друг с другом.
Вместо этого Брэйди остаётся на месте, дожидаясь, пока вскипит чайник. Дурслю не до его нежностей и похотей сейчас, самой крышесносной забавой в кровати для него станет выспаться. А раз это не на кону, то...
Брэйди хмыкает высказанной просьбе и с лёгким стуком ставит перед носом Дурслю полную кружку.
- Самый крепкий в заведении, - отвечает, улыбаясь самую малость коварно. - Почти заварка.
Видя взгляд Уэйда, он фыркает и возвращается к шкафам, открывая верхний и доставая оттуда ямайский ром. Магический, конечно. Сливовый. Трофейный. Из одной из тех поездок, куда не смог отправиться Дурсль.
Он опускает бутылку рядом с дымящей паром кружкой, стаканы звякают следом. Освобождая руки, он не может удержаться и запускает одну из них в волосы Уэйда, скользит по шее... Чтобы секундами позже нехотя разорвать контакт, сесть - на стул рядом, поджав под себя ногу, глядя внимательно, пристально, но - мягко. Немного, самую малость, скрыто на дней глаз - грустно:
- Если хочешь, можешь добавить в чай, господин алкоголик, но я не дам тебе напиться, так и знай. Я хочу, чтобы ты был достаточно трезв, чтобы оценить ту штуку, что я тебе привёз, - говорит он вслух.
И чтобы немного побыть со мной, он не говорит.

+3

4

Перед глазами у меня почему-то оказывается не желанный стакан с чем-нибудь горячительным, а вполне обычная такая себе кружка с чаем - впрочем, весьма горячим. На кружке меланхолично покачивают бутонами колокольчики, я так же меланхолично наблюдаю за ними какое-то время, а потом поднимаю голову на Брэйди. Дескать, это что еще такое? Травить меня вздумал?
Если он мне сейчас объявит, что ничего более крепкого в его доме нет, и вообще он тут подумал и решил перейти на здоровый образ жизни, я, пожалуй, отправлюсь в Лютный переулок в гости к Серен и подберу себе гроб - больше мне жить на свете незачем. Потому что чтобы у Брэйди и не было чего-то - да даже у меня может не быть, но у этого чувака что-нибудь всегда припрятано, интересное и не очень. По-другому и быть не могло.
По-другому и не происходит: он смотрит на меня внимательно, фыркает и разворачивается обратно - чтобы достать что-нибудь нормальное. Мне срочно нужно было выпить, горло жгло от недостатка алкоголя, в душе тоже что-то противно шкрябало, и я отчаянно надеялся, что это "что-то" удастся утопить. Ну или на крайний случай поджечь. Всякие моральные дилеммы мне сейчас были совершенно не нужны, как и эмоциональные травмы - это все к Эд, пожалуйста, у нас она этим заведует, ну или на крайний случай к Вернону, он вроде бы неплохо в таком разбирался. А я займусь тем, что умею, у меня и так дел по горло, спасибо.
Он достает из шкафа темную бутылку, и я облегченно улыбаюсь, проводя ладонью по лицу.
- Так-то лучше, - говорю я. Мне казалось, что именно это мне сейчас нужно - а я как-то привык уже за годы жизни верить своим ощущениям. Вот только Брэйди почему-то не разделяет моих восторгов, но замечаю я это уже позже, после его пальцев в моих волосах, на моей шее и... я тянусь вперед за прикосновениями, тянусь к нему, но он отстраняется раньше, чем я смог бы хоть что-нибудь сделать. Он смотрит на меня внимательно, и я, словно бы пристыдившись своих позывов, сажусь ровнее.
Я скучаю по нему, но это не то, о чем стоит говорить вслух. У нас обоих сейчас слишком много забот, а он еще и работает на меня в самом буквальном смысле, и до тех пор, пока я не найду кого-нибудь на замену, я не имею ни малейшего права требовать от него еще хоть что-то. Я же вижу, что с ним происходит, он почти не бывает дома, выглядит да, все лучше чем ожидалось, но я опять же подозревал, что в этом заслуга его сестры, которая делала буквально все, чтобы облегчить его жизнь.
Да, она это делала, а вот я - нет. С каждым новым возвращением в этот дом мне все больше казалось, что я неоправданно нагружаю его - работой, встречами, остальным. Он слишком устал, ему нужен был отдых, а тут я маячу с этим "ну что, ну когда, у меня уже есть покупатели", да, от этого тошно, но по-другому никак - и именно это знание бьет под дых сильнее всего. Что толку с того, что я это знаю, если я не могу это изменить. Мы оба не можем.
Мне больше всего хочется закинуть его себе на плечо и дотащить до самой спальни, а потом не выходить оттуда до самого утра. Но у нас банально нет на это времени, у нас нет этой ночи и такой возможности, и я, если честно, совершенно не уверен в том, что оказавшись в кровати не вырублюсь за полсекунды - это было бы худшим моментом в моей жизни, наверное. Но я так соскучился по нему, и признавать это было, если честно, немного больновато, поэтому я просто тянусь рукой к бутылке в стремлении разлить то, что там есть, по стаканам. Однако даже это мне не удается - Брэйди обрывает меня на половине движения, и я, задумчиво кивнув, все же хватаюсь за бутылку. Не для того, чтобы разлить содержимое по стаканам - для того, чтобы щедро плеснуть в чай, если уж мой любимый волшебник это позволяет. Пускай хотя бы так.
- Что ты привез? - спрашиваю я после первого же глотка. Блаженный алкоголь, приправив вкус крепкого чая, пробежался по организму и включил мозг - не на полную мощность, но этого было уже достаточно, чтобы хотя бы просто поддерживать связный разговор. Как раз то, что мне нужно - и, судя по всему, нам обоим, если уж Брэйди так активно стоит на своей позиции. Знает же, что я в артефактах разбираюсь далеко не так хорошо, как он, и все равно хочет что-то показать. Ладно, твоя взяла.

+4

5

Sometimes it feels like it's meant to be broken
Sometimes we long for the unspoken
We try to avoid every commotion
By showing hardly any emotion

Как только Уэйд задаёт свой вопрос, Брэйди тут же мысленно чертыхается, сам себя костит: зачем упомянул работу вслух? Разумеется, Дурсль захочет сразу перейти к делу - как бы он ни устал, у него нет времени особенно тут рассиживаться и вести светские беседы ни о чём. Брэйди знает до слова, до минуты, куда эта встреча пойдёт дальше: он принесёт артефакт, повертит в руках, покажет Дурслю. Тот осторожно заберёт себе, посмотрит на свет, возможно, для верности потыкает (но только в защитных перчатках). А потом, когда добыча уже убрана в сумку, и у формальной цели визита можно поставить галочку, на неформальную у Дурсля вновь не хватит времени и - совести, наверное. Ему всё время кажется, что он где-то не успевает, Брэйди знает это. Он бежит и бежит, не замечая, что по кругу, - убежит и в этот раз. Небось и чай допить не успеет, бросит остывать, как с полдюжины кружек до этого.
У Брэйди иногда кажется вот-вот и сорвётся с языка - напоминание, неловкое и робкое, где ещё он, где они не успевают, - но Брэйди всегда вовремя прикусывает за самый кончик, дёргает самого себя за поводок. Ему не до того. "Нужно быть рядом, даже не будучи рядом, это самое ценное," - звучит в голове чужой голос. - "Поддерживать, а не пытаться удержать". Брэйди не очень знает, откуда бы ему это уметь.
Но он пытается. Он вздыхает, улыбается, говорит:
- Сейчас покажу, - и уходит из кухни, вглубь дома, к завалам на рабочей скамье. По дороге он вспоминает дыхательную гимнастику, которой его научил Дэвин, ох, надо же, уже больше года назад; считает до десяти, дышит ровно, в такт. Старательно отгоняет тревоги и ищет, ищет тот источник спокойствия внутри себя, которое так нужно Дурслю сейчас. Главным нарушителем которого Дурсль никогда не перестанет быть.
Он возвращается и, аккуратно высвобождая жемчужные нити из пальцев, кладёт на стол вычурный головной убор.
- Красивый, да? Двадцатые прошлого века. - Перебирает бусины пальцами, немного молчит, прежде чем по памяти процитировать: - "Мы словно лодки пытаемся пробиться в настоящее, но нас безжалостно относит в прошлое"...
Получается чуть более меланхалично и менее претенциозно, чем он рассчитывал, так что он смущённо откашливается и продолжает:
- В общем, главное, не носи на вечеринки, если наставил рога мужу - а то у тебя вырастет борода! - смех вырывается из него спонтанно: он по сути простой парень, и фантазия о бородатых красотках в стиле "Великого Гэтсби" всегда способна пробить его на ха-ха.
Подвигая артефакт к Дурслю, впрочем, Брэйди ловит себя на внезапной сосущей мысли - этого недостаточно. Магазину этого недостаточно. Он скребёт пальцем во лбу и бодро предлагает:
- Слушай, но вообще у меня большой улов был недавно - хочешь посмотреть, что ещё есть? Я отложил Дэвину, что обещал, остальное - на твой выбор.
Имя слетает с его уст и повисает в воздухе как топор, и Брэйди пинает себя ещё раз. И надеется, что хотя бы сегодня оно останется незамеченным; что хотя бы сегодня Дурсль слишком устал, чтобы заметить.

+4

6

Я чувствую вину за то, что делаю с ним. Мне не оправдать себя тем, что на меня навалилось столько всего - да, навалилось, и что, неужели это оправдание для того, чтобы скидывать часть своих забот на человека, у которого и без тебя этих самых забот полон рот? Я не понимал, как вообще согласился на это. Он предложил охотиться за артефактами для моего магазина, и я знал, что он говорит это искренне - но его стремление помочь не должно было накладываться на мои обязанности, я не имел никакого права на это.
Какой-то внутренний голос отбивается от бесконечного гула остальных и заискивающе говорит, что это было неплохой идеей привязать его к себе, потому что сейчас мы настолько далеко, насколько это возможно. Я отмахиваюсь с раздражением: я не думал об этом ни тогда, ни позже, но. Но может так оказаться, что он прав: у нас с Брэйди теперь хотя бы было подобие общих дел, благодаря которым мы могли видеться. Часто я не мог застать его дома, он все время где-то был, либо на заданиях, либо в своей чертовой секте со своим чертовым Дэвином, соплохвоста ему в задницу, но мы обязаны были встречаться для того, чтобы он передал мне артефакты. Хотя бы эти моменты, по крайней мере до тех пор, пока все не придет в норму - я активно ищу нового работника в магазин, как только найду, с плеч Брэйди свалится хотя бы часть этого безумного груза.
Я мог бы предложить ему работать на полную ставку у нас, я думал об этом, но я слишком хорошо знал, что он хочет подняться самостоятельно, замутить собственный бизнес - и кто я такой, чтобы разбивать его цели и стремления? Он уже работал у Борджина и Берка, что я могу предложить такого, чего не было у них? Собственно, ничего. Поэтому и не надо лезть в его жизнь больше, чем я уже влез. Совсем немного, и я прекращу терроризировать его новыми заданиями - и он сможет работать так, как сам того хочет. Да, вряд ли он думал о таком повороте событий, когда предлагал мне помочь.
Гилрой возвращается довольно скоро, но мне эти минуты кажутся вечностью. Я уныло разглядываю его кухню, которую знаю во всех подробностях - ночные посиделки с Вивьен, все новые чашки чая, пока ее глаза не станут совсем сонными, а я, смущенно крякнув, не скажу, что, пожалуй, засиделся, и загляну как-нибудь потом. Я провел слишком много времени в этом доме без него, в моей жизни слишком многое происходит без него. Он невыносимо далеко, несмотря на то, что расстояние между нами не такое уж большое, но иногда мне начинает казаться, что дальше, чем сейчас, мы не были никогда, даже в те злополучные полгода после выпуска. Я не знаю, как это исправить. Я не знаю, нужно ли это исправлять, самое дурацкое, что я понимаю, почему так. Мы оба слишком погрязли в заботах, которые не отменить и не отложить, мир катится кувырком, и наши жизни катятся кувырком вместе с ним, нельзя осуждать другого за попытку поймать несущееся в черную дыру то, что раньше было твоей жизнью. Остается только надеяться на то, что все образуется - когда-нибудь. Совершенно точно в ближайшее время. В какое-нибудь из ближайших времен.
Он приносит с собой какой-то головной убор, обшитый жемчугом, я разглядываю его со всех сторон. Выглядит потрясающе, а для нас, как и для любого магазина, внешность не менее важна, чем внутренность. Иногда более, потому что некоторые знатные роды покупают больше для того, чтобы сделать это своей фамильной ценностью, а что за ценность, если она не блестит как чешуя на солнце.
- Ты серьезно? - спрашиваю я со смешком. - Хотелось бы увидеть его в действии!
Хотя я, конечно, вряд ли увижу - во-первых, потому что примерять такие вещи дураков нет, а во-вторых, потому что нет необходимости проверять действие артефакта. Если Брэйди говорил, что это так, значит это было так - я доверял ему безоговорочно. Он стал очень ценным кадром для нашего бизнеса, когда ушел от Борджина и Берка, и я бы, если честно, отправил Эд к нему - подучиться, потому что многое она до сих пор делала по наитию, а значит, страшно рисковала. Уэбб учил ее некоторым вещам, но он погиб слишком рано, чтобы передать вечь свой опыт.
Имя повисает в воздухе невыстрелившей палочкой - имя не Уэбба и не Эд. Я убираю пальцы от жемчужин и поднимаю голову, чтобы посмотреть на Гилроя, я в первую секунду даже не знаю, что сказать.
- Ты ищешь для него артефакты? - меня хватает на один-единственный вопрос, больше в голове нет ни единой мысли, я смотрю на него и не понимаю - ничего. Для чего Дэвину артефакты, что он собирается с ними делать? Как Брэйди согласился на это? Сколько он времени тратит на это - скольким рискует ради ебаного Дэвина?

+4

7

So we wait, and we wait, and we wait for so long
We forget that we severed a song
We used to sing
I feel the pressure coming down on me
The only question - can there be harmony
Without a lesson, without losing control?

Когда, долгую секунду спустя, Уэйд поднимает голову и остро, пристально смотрит на Брэйди, у того замирает сердце. От того ли, что предчувствует очередной бессмысленный спор? Совсем нет. Просто это первый раз за сегодня, когда Уэйд смотрит на него так - прямо, глаза в глаза, не отводя взгляд. Действительно видя. Неужели для этого всего лишь нужно было помянуть Дэвина? Неужели других причин не осталось?
Возможно, единственное, на чём может задержаться внимание Дурсля сейчас, - это проблемы. Дэвин - это проблема, в его глазах. Его отношения с Брэйди - проблема. Брэйди... Брэйди мог бы стать проблемой - просто чтобы остановить на себе этот взгляд, чтобы урвать себе хоть кусочек внимания. Он умеет, у него отлично получается, за спиной - годы практики. Брэйди мог бы - но он не хочет. Не станет. Это эгоистично, это совершенно бесчеловечно по отношению к Уэйду, и он дал обещание... ещё год назад, когда Дурсль опять нашёл для него выход из совершенно безвыходной ситуации, Брэйди дал себе обещание, что это не повторится. Хватит. Не сейчас, не... не в ближайшие лет десять, окей?
Дурслю не нужно знать, что проклятье было не снято, но заперто - пока Брэйди может жить, нося его в груди по сердцем как маленький стеклянный шарик с ядом внутри, от этого знания не будет никакого толку.
Дурслю не нужно знать о Теодарде Фонтейне. Просто... не нужно.
Но вот проходит год, год с тех пор, как Брэйди старательно избегает звания "проблема Уэйда Дурсля" и... и Уэйду Дурслю по-настоящему интересно в его жизни только это - Дэвин Хэйворд. Потому что проблема. Потому что может ею стать. Брэйди смотрит на нахмуренные брови своего парня, на его тёмный взгляд, и думает, что, так странно, год назад они надеялись на светлое будущее - вместе, на двоих. А теперь... Он сглатывает горечь, не имеющую ничего общего со вкусом сливогого рома; проглатывает не менее горькие мысли, но одна всё равно прилипает к нёбу: "Когда он поймёт, что ему больше неинтересно?".
Он нарочито медленно смывает её ромом, снова считая до десяти.
Стакан с глухим стуком опускается на столешницу; Брэйди, выдохнув, пожимает плечами - мол, что такого?
- Да, он узнал о недавно всплывшей коллекции О'Салливана в Ирландии, попросил заскочить да разведать, если будет возможность. Не бесплатно, конечно. - Конечно, хотя Брэйди неловко было говорить о деньгах с ним чуть менее, чем с Дурслем, а может, и более того: с Дурслем они не раз и не два делили общий куш, а с Дэвином, который никогда ничего не просил взамен своей помощи... - Он настоял. - Зачем-то, он говорит об этом вслух. Возможно, потому что сам до конца не верит.
Лицо Дурсля так и просит вопроса: "Что?" - но Брэйди подозревает, нет, уверен, что не хочет слышать ответ. Ему уже давно набили оскомину все эти подозрения и доводы, и он самую малость устал на них отвечать, и...
Он поднимает взгляд. Уэйд смотрит на него всё так же пристально.
Брэйди так хочется остаться в фокусе ещё хоть на пару минут.
- Что?

+3

8

Минутная стрелка неотвратимо движется к двенадцати, чтобы присоединиться к своей сестре. Я рассеяно наблюдаю за ее путем на дурацком маггловском циферблате. Как он вообще может здесь работать? Тут же все насквозь промагичено. Когда я спрашиваю об этом Виви, она только пожимает плечами, хитро улыбаясь - дескать, волшебник здесь ты, а спрашиваешь у меня, маггла, что да как. Приятно, черт возьми.
Может быть и так. Только Вивьен Брэйди, у которой силенок даже меньше, чем у сквиба, отлично управляется с жизнью в магическом мире - начиная от прилавка у Борджина и Бёрка и заканчивая этим домом, насквозь обвешанном амулетами и обставленным артефактами. Вивьен справляется - или только делает вид, что справляется, но с каждой новой встречей я все больше убеждаюсь, что она гораздо сильнее, чем кажется на первый взгляд. В ней нет ни капли магии, но в ней столько внутренней силы, что впору завидовать. Без этого она бы скорее всего просто не выжила.
Я дожидаюсь двенадцати, дожидаюсь размеренного боя часов, как примерный почтальон, и поднимаюсь из-за стола. Говорю, что уже поздно, что, может быть, в следующий раз - Вивьен Брэйди смеется, говорит что если что, она всегда будет здесь, а глаза у нее грустные - отражение моих. Мы смотрим друг на друга пару мгновений, не говоря друг другу ни слова, а потом поспешно прощаемся, чтобы спустя недолгое время встретится снова в той же локации.

Время на часах - почти десять, за столом напротив меня совсем не Виви, а ее старший брат, по совместительству мой парень, лучший друг и кто только не. Бутылка рома все еще стоит на столе, как и пустой стакан, но я хватаю пальцами кружку с не успевшим остыть чаем; обжигаю горло и смотрю на него пристально, не могу отвести глаз. Сколько таких вечеров он бегал за артефактами для него? Скольким он жертвовал - сколько раз попадал в опасность? Что именно этот Дэвин заставляет его искать? Он для этого притащил Брэйди в свою группировку? Для этого Дарла притащила его? Для охоты за артефактами?
Я столького не знал, да черт, я почти ничего не знал об этих Истоках - это бесило меня до крайности, и Дарла, и Брэйди, и даже чертов Норман, которого они обратили в свою веру, как один говорили те же заученные слова. "Раздвигаем границы традиционной магии", "он помогает людям в трудной ситуации". Каким людям? В какой ситуации? Кому из них нужна была помощь, кто из них отчаялся настолько, чтобы ходить на эти собрания неанонимных алкоголиков? Ладно Дарла, после долгих лет в плохой компании ей нужно было успокоиться и восстановиться (однако кто мне скажет, что она просто не попала в другую плохую компанию?). За год она умудрилась включиться в нормальную жизнь магического сообщества и найти работу в чертовом Министерстве Магии - вот только я сомневался, что в этом была заслуга Дэвина. Эсме - может быть, почти стопроцентно, учитывая репутацию Дарлы Дурсль. Но не Дэвина, Дэвина-которого-никто-не-знал, Дэвина-из-ниоткуда. Что касается Брэйди - да, он и его шайка помогли ему снять проклятие, окей, что дальше? Я до сих пор не понимал, почему Гилрой остался с ними, а он не считал нужным объяснять мне. И теперь вот, поглядите. Рискует своей жизнью ради шайки хиппарей, ратующих за любовь и мир.
И если уж он так ратует за любовь и мир, нахрена ему сдались темные артефакты?
Брэйди наверняка об этом не задумывался. Я не знаю, о чем, чем он вообще думал - сидит и смотрит на меня как на придурка, дескать, ну, что ты скажешь, вот только придурок тут, блять, не я. Тебя похоже используют, а ты и в ус не дуешь. Скажешь, нет?
Я не хочу говорить об этом человеке, мать вашу, можно не сейчас, не в тот самый вечер, когда мы наконец увиделись - когда я соскучился по нему настолько, что впору волком выть. Но этот взгляд упрямого осла и его слова - я не могу оставить это без внимания.
Это становится проблемой
- Он настоял? - с усмешкой говорю я, отпивая из чашки больше, чем следовало. - А так ты бы ему бесплатно все таскал? Не слишком-то похоже на честную сделку, тебе не кажется?

+3

9

Дурсль отвечает, и Брэйди поневоле усмехается, качает головой. Во-первых, это правда немного смешно - то, сколько раз они по ролям разыгравали этот разговор в прошлом и сколько раз ещё он повторится впредь. Во-вторых... во-вторых, Брэйди смешит то, насколько подозрения Дурсля - отражение его собственных, и вместе с тем - Уэйд, кажется, совсем не верит в то, что у Брэйди они вообще могут быть, не верит в его благоразумие, совсем.
Брэйди вспоминает свой разговор с Дэвином - об этой сделке, этих артефактах. Вспоминает мягкий спокойный голос, который теперь так часто звучит не только в его жизни, но и в его голове. Вспоминает то, как его обдало ледяным душем после высказанной просьбы - как все мосты доверия, вроде бы проложенные так прочно за прошедший год, тут же поднялись, обнажив бездонные рвы под. И пролетевшая мгновенно мысль: "Вот оно. Вот зачем меня взяли". Он смотрит в глаза Дэвину и всё равно соглашается.
Он смотрит в глаза Дурсля, и его улыбка немного отдаёт холодом.
Он проглатывает "Ты считаешь меня идиотом?", что лишь спровоцировало бы ссору, и говорит вместо этого:
- Нет, мне не кажется. Понимаешь, - он поднимается и отходит обратно к чайнику, занимает себя заваркой чая уже на свою персону, не признавая, что это лишь повод - повернуться спиной, спрятать лицо, - если бы он попросил об этом и не назвал бы цену, я бы привёз ему... что угодно. Я слишком многим ему обязан, - "Ты должен знать", звучит невысказанное, но Брэйди не уверен, что Уэйд на самом деле знает - иначе разве пилил бы его на эту тему столько раз? - Но, - немного листьев смородины, немного мяты, самую толику чабреца и кипяток, - я был бы разочарован. Я бы ушёл. Я бы подумал - а, так вот зачем я им понадобился.
Поворачиваясь, он смотрит на Уэйда и снова улыбается, и снова - улыбка не доходит до глаз.
- Уэйд, я так и подумал. Решил - привезу и баста, адьёс. Ничего ему не сказал, конечно. Съездил, привёз. А когда он стал совать мне деньги, чувак, я... я настолько опешил, что отказался. Первые раза два. Уже и не хотел брать. Но, как я и сказал, он настоял.
Он помешивает ложкой чай и внимательно следит за Уэйдом: что он вынесет из этой истории, что скажет?
Ничего нового, Брэйди знает заранее. Это всё равно что пытаться договориться со скалой.
"Он всё равно мне не нравится", - и то же самое по новой, когда Брэйди вновь неосторожно упомянет Дэвина или "К истокам" вслух.
- Ты думаешь, мне так просто ему доверять, - говорит Брэйди тихо, кажется, больше своей чашке, чем Уэйду. - Это не просто. Совсем. Но я хочу.
"Пожалуйста, пойми наконец, насколько для меня это важно".

+2

10

Слишком многим обязан повисает между нами как и его имя, как и все, что испортило и продолжает портить. Я не знаю, чем Брэйди ему обязан и не имею ни малейшего понятия, как именно он собирается отдавать этот метафорический долг, и мне нет до этого никакого дела; мне тошно и трудно дышать, и когда Брэйди отворачивается, мне не становится лучше.
Становится хуже, на самом деле. Как раз потому что отворачивается, потому что не хочет смотреть в глаза, мне не хочется думать о том, что ему есть что скрывать, но он никогда не был по-настоящему откровенен со мной по поводу этого Дэвина и всей его шайки-лейки, он никогда не говорил напрямую, чем именно они там занимаются, а теперь вот, посмотрите, слишком многим обязан. Как это - слишком? И чем именно он обязан?
Нет ответа.
Я сжимаю кружку в пальцах крепче, смотрю ему в спину, если бы взгляды оставляли физический след, в его футболке уже образовалась бы внушительных размеров дыра. Но это не так, и он, похоже, совсем не чувствует моего взгляда, не понимает. Что это за детские оправдания? Ушел бы? Серьезно? Он только сейчас так думает или тогда тоже думал об этом? Да даже если так, рисковать шкурой ради того, чтобы сделать подарок - у меня это не укладывалось в голове. А потом отказываться от честно (ну хорошо, слово "честно" к нам не совсем применимо) заработанных денег - почему? Потому что он превзошел ожидания? Потому что оправдал надежды? Чем именно ты ему обязан, Гилрой, цену за что ты пытаешься заплатить?
Нет ответа.
Я не смотрю ему в глаза, когда он поворачивается обратно. Не ожидать платы за свои труды и отказаться, когда они все-таки оплачиваются - все это было выше моего понимания. Я не понимал, с чего у Брэйди к нему такое отношение, к этому Дэвину-из-ниоткуда, мы не знали о нем буквально ничего, а он уже влез в наши жизни, в наши семьи и перевернул все вверх дном - а потом Брэйди же будет упрекать меня в том, что я предвзят.
Может быть и предвзят, вот только ощущение, что у тебя отнимают все самое дорогое, ни с того ни с сего не появляется. И хрен меня кто убедит, что это самовнушение. Я пускай и не особенно умный, зато не слепой и отлично вижу, когда общением со мной пренебрегают. Ради чего? Ради новых заданий для своей секты? Для раздвигания границ магии или чего-то еще?
К черту все.
У меня нет ни сил, ни желания спорить на эту тему, упертый баран Гилрой Брэйди будет стоять на своем до тех пор, пока я не подниму руки - все хорошо, я сдаюсь, поднимаю белый флаг! Да, может быть ему и платят деньги, но это не отменяет того факта, что его используют, и для целей, которых не знает даже он сам - ведь остается вопрос о том, что именно происходит с этими артефактами позже. Он их коллекционирует? Хорошо, если да, но кто может с уверенностью сказать, что это так? Точно не Брэйди.
Да, может быть ему платят, но в действительности это ничего не объясняло. Может быть, его действительно позвали для этого, он же, черт возьми, хорош, один из лучших среди охотников за артефактами, да к тому же еще и везунчик каких поискать (вляпаться в столько приключений и не сдохнуть - это надо обладать невероятным везением). Но вот то, что он не хотел брать деньги - это говорит о многом. И далеко не все из этого многого я готов был услышать - лучше бы вообще не знал, если честно.
- Ну, - говорю я, растягивая губы в притворной улыбке. - Надеюсь, ты не будешь отказываться, когда я решу заплатить за эту хреновину?
Головной убор, расшитый жемчугом, все еще высится на столе неподалеку от бутылки с ромом, к которой хочется приложиться с каждой секундой все сильнее, я жду окончательной цены, чтобы уже заплатить и утащить это к себе в магазин. На сегодня я услышал достаточно - я не был готов к новым потрясениям и не был уверен, что снесу их достойно. Надо было сворачиваться и аппарировать сначала в Лютный, потом домой, чтобы урвать у ночи хотя бы несколько часов сна перед очередным бешеным днем. Ниффлер в колесе бесконечного поиска ценностей, нескончаемых похожих друг на друга как братья-близнецы дней.

+3

11

В улыбке Уэйда - искренности ни на грамм, в его словах - ложный белый флаг, не готовность к переговорам, но - наоборот, желание их избежать, и у Брэйди разочарованно опускаются плечи.
Он... наверное, ему стоит перестать пытаться.
Каждый раз, он пытается донести до Уэйда, что ему не нужно беспокоится хотя бы здесь, не о чем волноваться - Уэйд, пожалуйста, передохни, Уэйд, перестань мучить себя и меня, но внутри, в стократ, всё же именно себя. Да, возможно, только гиперответственность держит Уэйда здесь, в этом доме, больная убеждённость, что Брэйди опять нужно от чего-то спасать, но в этот раз - правда не нужно, родной, отдохни. Уже спасли, спасают, продолжают спасать. Так что да, Брэйди пытается - ищет новые слова, новые углы, новые ракурсы. Бесполезно. Невозможно доказать что-то тому, кто давным-давно всё для себя решил. Невозможно достучаться до того, кто на самом деле тебя не слушает.
Это тупик, и он даже не нов: они топчатся в нём уже долгое время.
Не только в разговорах (попытках) о Дэвине.
В стремлении Брэйди помочь и паталогической нужде Дурсля нести всё на своих плечах, одному (или, по крайней мере, не с Брэйди).
В стремлении Дурсля спасти, даже когда спасения не требуется.
В их не_разделённом на двоих времени.
В их не_разговорах о том, что гнетёт.
Иногда - сейчас, например, стоя с горячей кружкой в руках и смотря на Уэйда Дурсля с этой его напускной кривой усмешкой - Брэйди чего-то смутно, но сильно боится. Чего - он не знает сам. Кажется, что что-то уже случилось, между ними, и они прозевали момент, и теперь живут взаймы...
Нет, нет, стоп, плохие мысли, ничего не дадут. Раз, два, три, четыре...
Он досчитывает до десяти и обратно, опять, прежде чем запоздало улыбнуться.
Он хотел бы сказать, что готов (всегда был) бегать за артефактами для него безвозмездно, но он боится, что Уэйд сейчас не в том настроении, чтобы оценить шутку. (Которая вовсе и не она.)
- Ты всё очень можешь расплатиться натурой, - вместо этого говорит он в ответ, лишь самую малость игриво, потому что знает - Уэйд не останется, даже если захочет; не поддастся порыву, не сожмёт его в руках, не займётся с ним любовью прямо здесь, на куханном столе (а ведь бывало). У Уэйда по курсу - сон и важные дела. Брэйди - не одно из них. Возможно, однажды, если "К истокам" действительно обернётся сектой и пойдёт взрывать мирных граждан. Но не сейчас. Не сам по себе. Это нормально, это естественно, но Брэйди было бы легче, будь Уэйд чуточку честнее - не с ним, так с самим собой.
Пока этого не произойдёт, он, Гилрой Брэйди, честным быть не сумеет - не сумеет отпустить Уэйда, даже когда почти уверен, что лишь обуза для него, слишком нуждаясь, слишком...
Он вновь обрывает себя за шаг от нисходящей спирали и с усилием отступает назад.
Он сможет. Закрыть глаза и притвориться, что этого разговора и этих мыслей не было. Открыть их и обсудить цену за артефакт, как будто бы с очередным клиентом, но чуть-чуть - занижая. Попрощаться с Уэйдом и остаться одному в пустой кухне и не сорваться - допить чай, а не ром.
Ничего страшного ведь не случилось. У них просто... непростой период. Проблемы, как и у всех. Они справятся, они переживут. У них всё (будет) хорошо.
Правда?..

+3


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » rest on my shoulder


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC