шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
GUNPOWDER PLOT 1 - Агильберт [19.04]
GUNPOWDER PLOT 2 - Деми [18.04]
GUNPOWDER PLOT 3 - Афина [23.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 1 - Офелия [21.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 2 - Салвадор [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 3 - Вендолин [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 4 - Морри [19.04]
CREATURE PRIDE 1 - Кёрли [18.04]
CREATURE PRIDE 2 - Уэйд [19.04]
Пост недели
от Морриган О'Кифф:

Морриган заканчивает корпеть над котлом, в котором варится новая порция галлюциногенов и потягивается. Затекшие мышцы спины требуют движения, а организм кофе и, пожалуй, кусок облепихового пирога. Она провела все утро практически в одной позе и теперь нестерпимо хотелось прогуляться и развеется. До желанного кофе с пирогом всего каких-то минут пятнадцать пешком. Как раз можно совместить приятное с полезным. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Прошлое и будущее » as a junkie....supporter


as a junkie....supporter

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

as a junkie...supporter

http://s8.uploads.ru/t/LNZCk.gif

ВРЕМЯ: начало сентября, 2027
МЕСТО: главный офис Eisen Pharmaceuticals
УЧАСТНИКИ: Ilian Duke feat. Norman Lambrecht

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
а впереди еще пол дня и пол ночи,
а порошок под косячок вкусно очень.
и я готов расцеловать тебя, норман,
за то, что ты теперь за зож.

Отредактировано Norman Lambrecht (2018-11-07 00:11:08)

+5

2

Все эти творческие кризисы, депрессия и прочее дерьмо, его пока не коснулось, но бухал и юзал он так, как будто пытался либо сбежать, либо выкарабкаться из какой-то ну очень глубокой ямищи. На самом деле это просто был такой образ жизни, когда Илиан наконец-то смог позволять себе все. Причем действительно позволять, а не тут спиздил, там убежал, здесь что-то перепало. Последние пару месяцев Дюк жил в каком-то заблёренном мире, все вокруг него проносилось на дикой скорости, а он успевал отхватить только прелестей жизни. Жаловаться, собственно, было не на что. Легкая прибуханность придавала ему особого шарма, забывчивость (например, в отношении одежды) - возможность посветить сосками и приманить фанатку (или фаната), а главное - у него появились фанаты! Настоящие, живые! В общем, Илиан мировой звездой еще не был, но вел себя так, как будто был. Тормоза у этого трамвая гедонизма от свалившегося кусочка славы сорвало напрочь.

У него был концерт в пабе позавчера, будет завтра еще где-то, а Керли все свистит над ухом, что надо тащить жопу в студию и записывать альбом. Илиан, с одной стороны, считает, что еще не нагулялся для альбома, а с другой - что так то давно пора бы, он ведь мечтал как раз об этом, а не о прилагающейся разгульной жизни. И вот теперь, перед тем, как закрыться на месяц в четырех стенах он решил повидаться с теми рожами, которые играли в его жизни какую-то роль, кроме как мальчика, на чьи кеды он может поблевать, мальчика с машиной, девочки с бутылкой и в общем-то любого персонажа, которого он не то что по имени, визуально припомнить затруднялся. Итак, в списке был Ламбрехт. Вечно до жопы занятой, важный дядя. Дюк помнил его заляпанного каким-то дерьмом из котла в толкане на третьем этаже, ржущего буквально над тем как подтекал кран. Упоролись они тогда, конечно, знатно.

Попасть к Норману Ламбрехту можно было только по записи в очереди примерно года через полтора. Илиан Дюк посылал такие записи на хуй и приебывал, когда душеньке было угодно, то есть сегодня. В серебристо-белом, вылизанном, современно отделанном холле с огромными панормаными окнами, Дюк был не просто расползающимся рыже-грязным пятном (грязным он по сути не был, просто выглядел как рокерский бомж, это стиль такой, отъебитесь), он был нарушителем спокойствия. Завидев его, все охранники в здании сразу прилипали губищами к своим рациям и первый-первый, я второй, прием, у нас тут хуйло в холле, памагити. Илиана нисколько не смущало, что все, кроме него, здесь в костюмчиках и сливаются с обтановочкой так, что хер пойми, это вообще человек или фикус в кадушке. За Дюком уже шли трое и бубнили что-то про выведем вас из здания. Разумеется, рыжий, как (не)порядочная звезда, уже привык ко всякого рода вниманию, поэтому старался их не то чтобы игнорировать, просто делать вид, что это не к нему. Когда они его окончательно задрали и уже полезли со своими руками, пришлось исподтишка херакнуть по ним конфундусом. Вместе с охраной правда херакнулся и турникет тоже, так что пришлось через него перепрыгивать. Но чо нам ребятам на районе западло что ли? Дюк перепрыгнул и как ни в чем не бывало двинул к лифтам, пока чувачки не опомнились. Конфундус был по идее так себе.

В приемной у Ламбрехта было как-то странно пусто, хотя по идее должна была быть Стеф, насколько Илиан мог припомнить своим изрядно обдолбанным мозгом. Впрочем, Стеф объявилась, но поздно, и он под громкое: - СТОЯТЬ! немного ускорил шаг и, словно так и было задумано, впорхнул в кабинет (размером с квартирку) Нормана. - Йоу, бро!
Его величество изволило отобедать, а рыжий шут ворвался во время трапезы. Его это мало смущало. Завалившись на полустул полукресло у стола, Дюк закинул щиколотку на коленку и разлыбился, как будто ему уголки губ к ушам привязали. - Чо тут жрешь? Вкусно, наверно - пошарив глазами по жратве на столе, Дюк выбрал что-то похожее на икру и захомячил. - Фаебись! Дожевав, Илиан хлопнул рукой по столу и помолчал секунды три. - Соскучился, пиздец. Окопался в башне тут своей, принцесса блять, хоть бы на концерт сходил что ли. Посреди фразы в кабинет постучали и сразу же вломились штук шесть "людей в черном", вероятно, с намерением догнать таки Илиана. - Проходной двор у тебя тут, конечно. Ребят, вы боссу пожрать то дайте. Он тут сидит, думает за всех целый день, никакого уважения.

+6

3

Бороться с личностным кризисом и последствиями болезненного расставания крайне сложно, когда чертовы бессмертные GSK активно пытаются переманить к себе твоих выхоленных юных дарований из исследовательского центра. Он пытается не срываться на креативной группе, но все его правление может пойти под откос без всех этих очаровательных ботанов и вундеркиндов. Уебошить бы всех вас с вашими вакцинами, но он приклеивает ко рту свою лучшую улыбку, слизанную у Джорджа Клуни, и крутится у трибун, распинаясь о райский условиях, которым бы одобряюще покивала сама Силиконовая долина. Google - работа мечты? Сгенерируйте мне бомбическую линейку оригинальных препаратов, и я сам буду кормить вас с ложечки (или заставлю Стефф или Коннора, а лучше Адама - он меня бесит). Возьмите за яйца неврологию, отполируйте нейрологию и заставьте каждого хотеть наши онкологические активы.

Ничего так не бодрит после трехчасового сна, как парочка вдохновляющих речей и красивого пиздежа.

Его энергетики сполна хватало на молодежь, его узких брючек и точеной фигурки Спейси-Смит под боком было достаточно для эксцентричных карьеристов постарше и парочки сексистов-энтузиастов с 3 этажа. Старперов брал престиж. И, конечно же, деньги. Но правильная реклама стала хорошей наживкой, и популярность росла, как на дрожжах. Спрос рождал прибыль, и акулы знали этот запах лучше, чем запах крови.

Перед глазами пиксельными дугами сновали диаграммы, схемы, искусные презентации, пересвеченные новеньким прожектором, макеты и листы А4 на подпись. Наслаивались друг на друга вкладки, вспыхивали то и дело разработки, росли в геометрической прогрессии продажи, перемежались друг с другом пакеты акций. Он поддавался, концентрировался на публике, на приборной панели, на белых халатах людей из научного центра, но мысли все равно раз за разом возвращались к криптониту, который разрушал его сознание и тело неделю за неделей. Его одолевал дикий голод, и только острая нехватка сна и дикий график могли освободить его от мыслей об Алексе.

Но система давала сбой. "Повторите еще раз, пожалуйста" на одну неделю стало его коронной фразой, он был рассеян и раздражителен, и за раздачами привилегий следовала череда увольнений. Он не терпел иронии над собой, и смыкал акульи пасти гневными тирадами и жестким контролем каждого их шага. Не смотря все старания этой муравьиной фермы и трижды перевыполненный план, террор продолжался до тех пор, пока "о, этот юношеский максимализм", "мальчишка", "юнец" и "салага" навсегда не покинули стены главного офиса вместе с особо языкастыми. Незаменимых не существует. Но он никогда не посмел бы лишить Eisen его талисманов, во первых, они были с этим кораблем, когда у руля еще стоял Мориц, во вторых, мистер Клиффорд и мистер О'Лири были исполнительны, точны и учтивы. И все еще ржали над тем, как дед бился головой о дверные косяки, потому что был до ужаса неуклюжим, или пытался горбиться на всех переговорах, потому что однажды какой-то китаец так раскомплексовался, что схватил паническую атаку. Им было позволено многое, О'Лири парочку раз обращался к нему "дорогуша", когда они сталкивались в коридорах, а Клиффорду он как-то проспорил желание, и слил в сеть их общее селфи. Потом Клиффорд стал мемом, его лицо вырезали, распечатали и повесили на каждой стене в комнате отдыха, но это уже совсем другая история.

Незаменимых не существует. Генри Стаффорд, один из команды партнеров, ловит его на выходе и держит его руку в своей. Идеальная укладка, улыбка на миллион фунтов стерлингов и шелковый платочек в кармашке, все как положено, он тот самый персонаж, которого ты выберешь трахнуть в игре "fuck, marry or kill". Норман тушуется и на всякий случай спрашивает "чем-то могу помочь?", пытаясь унять желание покрутить пальцем у виска. От Генри несет уверенностью и клише, и он зовет его на свидание. Норману хочется рассмеяться ему в лицо или долбануться лбом о турникет, потому что эм, по правде он никогда не бывал на свидании с кем-либо. Незаменимых не существует, но он извиняется и ссылается на занятость, чтобы вернуться в пустую квартиру и снова перелистывать альбом с колдографиями школьных лет. Саша приобнимает его за талию, а другой рукой пытается испортить Нике прическу, и Норман все еще помнит, как ощущалась это гейская паника, как потели ладони и так сильно хотелось присвоить его, ухмыляющегося и язвительного, себе. Присваивать больше не хочется. Хочется наложить Обливэйт и проснуться уже с пустотой совершенно другого рода, похоронить себя в офисе и не чувствовать, наконец, ничего от осознания, что когда-нибудь появится кто-то, кто сможет дать Саше все, что он заслуживает. Проснуться и перестать приказывать себе не дышать, перестать задыхаться и зарываться носом в землю у могильных плит, в очередную брендовую тройку или бумажную кипу, прожить столько, сколько может, без злости на себя, на Алекса и прошлое, которое никак не уляжется и продолжает маячить перед глазами жирным бельмом. Перестань блять быть незаменимым, Саша, перестань мне сниться и мерещиться. Два доппио натощак, чтобы выбросить себя себя на работу после бессонной ночи, три новых окурка в пепельнице. Он будет в порядке.

Утренний бриффинг проходит спокойно, без его выкриков и выкрутасов народ выдыхает. "У босса сегодня хорошее настроенииииие" напевает Коннор, когда всучивает ему свежий отчет, и Норман фальшиво улыбается ему в ответ и вскидывает большой палец вверх. Сквозь прозрачные двери он видит, как Стефани закатывает глаза и грозит ему пилочкой для ногтей. Сегодня головомойки ему не избежать. Блин, лучше бы массаж делала.

Ему почти удается сбежать во время обеденного перерыва, но она тут как тут, снимает его в Снэпчат, чтобы предоставить Патриции доказательства.

- Смотри, Патс, кто тут у нас? Аааа, маленький страдающий говнюк, который отказывается говорить мне в чем дело.

- Бля, Стефф, ну не надо...

- Можешь сказать "пока" своему эмо-периоду, Ламбрехт, перестань изводить себя, или Патриция начнет давить на жалость и делать это плохо, и мы все пострадаем.

Зачем он вообще их познакомил.

- Все, ладно, оставляю тебя наедине, и чтобы сука поел.

- Спасибо, что хотя бы на публике не манипулируешь мной через мою собственную мать и обращаешься со мной, как с маленьким ребенком.

- Всегда пожалуйста, Ламбрехт.

День был испорчен. Ему пришлось отключать у себя пожарную сигнализацию, чтобы не переться курить на улицу или на крышу, и если бы начался пожар, он был бы только рад сгореть, сгорая от стыда, потому что это охренительный коламбур. Все тарталетки были в пепле, и он надеялся подсунуть их Спейси-Смит, чтобы хоть пакостью умерить ее гиперопеку. Он все еще чувствовал вину за то, что пару недель назад сорвался на ней, а она все еще пыталась облегчить ему ношу, продолжая проглатывать его пассивную агрессию. Крупно лажать во взаимоотношениях с людьми было его главным талантом, и все, что ему оставалось, это грустно жевать курицу.

Но пир во время пиздостраданий был сорван. Что-то лыбящееся, лохматое и рыжее ворвалось к нему в кабинет и тявкнуло "йоу, бро". Обычно он сразу включался в тему, и лез в ответку с деланным акцентом кокни и "сечешь, бро" в конце каждой фразы, но чето было лениво и тоскливо, поэтому он оставался сдержанным и жующим. Даже когда по душу Илиана прискакала охрана.

— Соскучился, пиздец. Окопался в башне тут своей, принцесса блять, хоть бы на концерт сходил что ли.

- Робби, да со мной этот шут, лицо запомни, вдруг опять припрется. Можете быть свободны, - от еды все же пришлось оторваться, чтобы чиркнуть Стеффани смс о переносе всех встреч на завтра, - Вообще-то я ходил, но ты нажрался еще в начале, и когда я пошел тебе руку жать, ты на меня блеванул. Я проходил полуголый еще час, потом ты отключился, я выдохнул и домой спокойно поехал. Че как жизнь рокстара, я приятно удивлен, что ты еще не помер.

Отредактировано Norman Lambrecht (2018-11-22 21:44:16)

+7

4

- Ага, Робби, запомни, я здесь по понедельникам и пятницам, с трех до двух. Ладно, я напиздил, не обсессудь, врываюсь внезапно в чужие жизни и остаюсь навсегда в ваших сердечках. Скинь адрес, отправлю альбом, как запишу. И на концерт приходи. Завтра, в баре этом, блять как же его, ну на углу там еще здание такое желтенькое и вход под арку. А, хер с ним. Робби и ко были какими-то не очень внимательными слушателями и действительно собрались уходить. - Ай, Робби, подожди, не уходи! Заверещал Дюк, и охранники обернулись. Илиан обвел указательным пальцем свое лицо, потом зачем то показал пальцами на свои глаза, потом на глаза Робби. Кто за кем должен следить стало не очень понятно. - Все? Запомнил? Свободен.

Дюк переключил свое внимание обратно на Ламбрехта и развернулся к столу. - Ух, Робби у тебя. Илиан вздохнул и побарабанил пальцами по столу, рассматривая, чо б еще сожрать. - Звучит как я, ага. Сорри нот сорри, не в себе же держать. Рыжий пожимает плечами и зажевывает еще какую-то херню на палочке. Овощи. Вот дерьмо. Разочаровавшись в закусках, Илиан таки облокачивается на спинку кресло-стула. - Ты еще приходи, только нормас и заранее, а не как инкогнито сраное. Я тебя за кулисы проведу, все дела. Чо как не родной то? На месте Илиану не сиделось. Если раньше он мог лениво развалиться на диване и радоваться, что мухи не кусают, то теперь ему почему-то постоянно хотелось находиться в каком-то движении.

Даже сейчас он сидел и дергал коленкой, пока не решил пойти на разведку по логову Ламбрехта. Ничего особо интересного в глаза не бросалось. Хотя Дюк отдавал себе отчет, что приведи сюда любого волшебника и тот охренеет. Рыжего же маггловскими технологиями было удивить фактически невозможно. - Я заебись. Помнишь я тебе как-то в школе еще ляпнул, что у меня будет охуенная жизнь с гитарой и сценой, и все это дерьмо? Ну вот тогда я не пиздил. Сказал - сделал. Следующая остановочка - альбом. Пришлю тебе копию с автографом, поставишь на полочку на свою белую. Илиан вертел в руках какие-то безделушки, отломал ручку у шкафчика, пока Норман не видел, и сделал вид, что так и было. Наводил шороху, в общем. А то у Ламбрехта тут была не просто башня, тут было как в больнице. Все как-то стерильно и неестественно. И Ламбрехт в этом освещении был зеленоватого оттенка. Или это у Илиана просто глаза ебались. Но не суть.

- У тебя тут курить можно? Аааа, чо я спрашиваю то. Он зажимает сигарету губами и щелкает зажигалкой с голой бабой на бочине. - Так вот, по мне то видно, что я живее всех живых, а у тебя чо как? Не видно, не слышно. Тот раз, когда я был слишком бухой, чтоб тебя признать, не считается, окей? - он обвинительно тыкает в сторону Ламбрехта тлеющей сигаретой. Дюк по сути действительно нее знает о жизни Нормана практически ничего, и это слегка обидно, потому что они ж ведь были бро. Они и есть бро, но как так жизнь развернулась, что он больше не таскает Ламбрехту траву, не говорит с ним о всяких Алексах-мудаках, и вообще, проебывается как дружбан. Самое время наверстать.

- Давай, выкладывай все, я много пропустил.

+2


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Прошлое и будущее » as a junkie....supporter


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC