шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
GUNPOWDER PLOT 1 - Агильберт [19.04]
GUNPOWDER PLOT 2 - Деми [18.04]
GUNPOWDER PLOT 3 - Афина [23.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 1 - Офелия [21.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 2 - Салвадор [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 3 - Вендолин [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 4 - Морри [19.04]
CREATURE PRIDE 1 - Кёрли [18.04]
CREATURE PRIDE 2 - Уэйд [19.04]
Пост недели
от Морриган О'Кифф:

Морриган заканчивает корпеть над котлом, в котором варится новая порция галлюциногенов и потягивается. Затекшие мышцы спины требуют движения, а организм кофе и, пожалуй, кусок облепихового пирога. Она провела все утро практически в одной позе и теперь нестерпимо хотелось прогуляться и развеется. До желанного кофе с пирогом всего каких-то минут пятнадцать пешком. Как раз можно совместить приятное с полезным. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » good night


good night

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

good night

https://thehouseofvines.files.wordpress.com/2014/08/black-wolf-high-resolution.jpg

ВРЕМЯ: 15 октября 2027, вечер-ночь-утро; полнолуние
МЕСТО: комнаты над магазином "У Кобба и Уэбба"
УЧАСТНИКИ: Дарла & Уэйд Дурсль

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Она говорит - он молчит. Они уже привыкли к такому взаимодействию, и ничего особо не меняется то того, что сегодня ее брат - волк.

+4

2

Дарла не могла никому показать, как устала и как ей тяжело. Она не имела никакого морального права просить поддержки у близких, у нее практически не осталось друзей, также как и не осталось причин винить в этом кого-то кроме себя. Единственной, кто не выпускал ее из вида, всегда оставалась Ника. Но их дружба никогда не касалась политических вопросов, они не обсуждали планы на будущее, они просто были близки, были вместе, и в этой дружбе было больше искренности, чем во всей жизни Дурсль.
По крайней мере, как ей казалось теперь.
И теперь Дарла опять чувствовала, что в момент, когда ей показалось, что она начинает выбираться из некоторого дерьма, она, возможно, заблуждалась. Оглядываясь сейчас вокруг, когда она, наконец, смогла вновь анализировать ситуацию и перестать испытывать фантомные боли, она уже была не так уж уверена, что находится в том месте, где хотела бы быть.
Она совершила столько ошибок.
Эта мысль преследовала ее ежедневно. Не проходило и дня, чтобы слово "ошибка" не возникало перед ней. Свернуть не туда оказалось легко, а вернуться обратно намного сложнее.
В "не туда" была не просто протоптанная дорога, а шестиполосная трасса, украшенная рождественскими украшениями и наполненная людьми, которые бесконечно говорили о любви к ней, и о том насколько она потрясающа, и что она выбрала правильный путь.
А вот дороги назад не было. Словно в худших ужастиках магглов, когда она обернулась, вместо дороги был лишь туман, и единственное, что она могла попытаться сделать, это просто свернуть в лес, через который нужно было продираться, и который был не только наполнен дикими животными, но в нем можно было по дороге забрести в болото или неловко взмахнуть рукой, нарываясь на смертельный укус маленького паука, или ступить не туда, где уже поджидает испуганная змея, готовая впиться в голую кожу, потому что Дарла, разумеется, сворачивала с дороги вовсе не в удобной для путешествий одежде, а все в том же роскошном маленьком блестящем платье, которое ослепляло ее ранее, и чье отражение она видела в глазах Дирка.
Последний год не прошел зря, конечно. Теперь у нее была удобная обувь, она где-то нашла шорты и рубашку, и теперь ступала чуть более уверенно, но она все еще не нашла свою дорогу.
И сейчас, спустя год, все еще, если резко обернуться, можно было заметить подозрительные взгляды близких, которые их тут же прятали.

- Дурсль, тебе тут оставили.
Дарла подошла к своему столу, чувствуя себя совершенно без сил. "Истоки" сегодня манили как никогда. Там всегда было спокойно, там всегда все говорили, что "боль - это нормально" и что "все ошибки уже прощены", оставалось лишь простить себя и жизнь заиграет новыми красками. Крайне соблазнительная идея.

"Твою пушистую проблему мы решили"
Дарла не сразу поняла, что именно написано, и ей пришлось перечитать еще три раза, так как мысли витали где-то далеко. Но на четвертый паранойя взвилась с силой небольшого цунами.
- Ты, стой! - она схватила коллегу Мура за руку. - Кто это принес?
Он покачал головой и поспешил высвободиться из ее хватки. Бешеная Дарла могла по-настоящему пугать.

Есть некоторые вещи, которые не отпускают. И Дарла знала, что "Кружка", а если точнее Дирк обязательно вернутся в ее жизнь. И это было еще одной причиной почему она с головой зарылась в Истоки, ей нужно было время накопить силы, нужно было время скрыться с глаз, стать сильнее и придумать план, как бороться с теми, кто когда-то были ее друзьями. С теми, кто когда-то был ее сложностью.

Глаза Дарлы вспыхнули. Если она поняла все правильно и если с Уэйдом что-то случилось, то плевать насколько частей ей придется расколоть душу, она достанет Дирка, Фонтейна и любого, кто причастен, и все они получат по аваде, но сначала она вдоволь насладиться их страданиями круциатусом. Звериня, которая уже давно не давала о себе, знать, внезапно замурчала, но прямо сейчас Дарла не обратила на это внимания.

Следующие несколько часов Дарле понадобилось на то, чтобы найти Уэйда. В последствии уже только можно было предположить сколько людей она переполошила и отчаяние, с которым она искала брата, наталкивало окружающих на две мысли: либо с ним чтоб-то случилось, либо Дарла просто пизданутая как всегда и вляпалась в неприятности.

Уэйд обнаружился в комнате над магазином. Дарла влетела туда, наподобие маленького вихря, практически выбивая дверь. И уже внутри столкнувшись с приподнятыми бровями брата, она просто осела на пол там, где и стояла.
Это было очевидно. Дирк не посмел бы лезть в ее дела. Он бы не решился тронуть Дурслей, потому что знал, что это будет равнозначно прямому объявлению войны, и Дирк, лучше чем кто-либо другой, знал на что способна Дарла.
- Уинстон, - плаксиво произнесла она, обращаясь к нему полным именем. - Мне нужны твои чертовы объятия прямо сейчас. Если не хочешь, чтобы я залила тебе водопадом слез весь магазин.

+5

3

Работа была лучшим лекарством.
Работай до изнеможения, а потом падай где придется, и у тебя не останется ни сил, ни времени задумываться о чем-то другом, грызть себя за что-то или жалеть. Эд посматривала на меня сначала сочувственно, потом - недовольно, а под конец просто стала избегать, не знаю уж, по каким причинам, надо было у нее спросить при случае - когда я все-таки встречусь с ней лицом к лицу, а не как в последнюю неделю, с легким запахом ее духов, витающим среди вековых пыли и грязи магазина (и то, и другое было частью Антуража, убираться было строго запрещено еще стариком Коббом, и мы с Роул выучили это как "Алохомора"). Я работал как проклятый, налаживал контакты, искал помощника, сам мотался за парочкой артефактов - мы пока не бедствовали, но помощь нам нужна была срочно, и чем срочнее, тем лучше. Прибегать к помощи вольных наемников мне не хотелось, потому что только полный идиот не знал, что раз они работают на себя, то облапошить попытаются в ста случаях из ста, а я с точностью знал, как должен выглядеть идеальный кандидат на роль охотника за артефактами - вчерашний школьник без гроша в кармане и с горящими глазами. Такие, если не прогадаешь, обычно служили своему месту работы верой и правдой, вкладываясь, чтобы окупить хотя бы веру в них. Таким достаточно совсем немного, всего лишь принятие, отношение как к своим, пара-тройка ничего не значащих секретов и всЕ, готово, они лижут тебе руки и машут хвостами в ожидании нового дела, да что там, я сам таким был. Только вот проблема, сейчас был уже октябрь, почти все выпускники уже нашли тепленькое место в жизни, кого-то я уже видел у Борджина и Берка - прикарманили себе очередного лопоухого мальчишку - а у нас с Эд по-прежнему затишье. Я не думал, что придется искать настолько скоро, но обстоятельства иногда поворачиваются против тебя. Иногда тычут тебе своей задницей в лицо и громко хохочут.
Но - не будем об этом.
Сегодняшний день прошел вообще в бесконечных заботах, я с трудом разгребал свою квартиру на Эбби Роуд, чтобы покинуть ее - до сих пор было немного странно. Это было мое первое собственное жилье, это было целиком и полностью мое место, с моими правилами, каждый угол я там знал наизусть и мог передвигаться даже с закрытыми глазами, ни на что не наткнувшись. Там произошло столько всего, столько воспоминаний было связано с этим местом, не говоря уже о плазме, гордо висевшей в гостиной - теперь обо всех фильмах и сериалах можно было забыть. Я переселялся в Лютный, оставляя маггловскую часть города за спиной, уверенный, что больше никогда туда не вернусь. Кофеварка, холодильник, электрический чайник - все блага немагической цивилизации, родные и любимые мной, ради которых я даже не аппарировал в квартиру никогда, оставались там. Из уважения к этому месту, подарившему мне несколько лет счастья и приятных воспоминаний, я и напоследок не стал в ней колдовать - сложил все свои пожитки в незримо расширенный чемодан и вызвал автобус, чтобы не таскаться с грузом.
Комнаты над магазином еще совсем недавно принадлежали покойному Нельсону Уэббу, так что их можно было назвать вполне жилыми и очень чистыми - в отличие от самого магазина. Здесь Эд было не отвертеться от помощи: комнаты были полны артефактов, как тех, что мы оба знали, так и тех, которые не помнил даже я. Над какими-то он работал, какие-то просто лежали, то ли невостребованные, то ли слишком опасные, в любом случае, Роул у нас отвечала за изучение, поэтому мы аккуратно снесли все в каморку на первом этаже. Потом она отправилась за прилавок, а я стал обустраиваться.
В общем-то, ничего плохого. Окна, правда, выходили на Лютный во всей его красе, но он был моей родной улицей, которую я тоже знал будь здоров. Две комнаты, одна из которых явно использовалась как кабинет, крохотная кухонька и санузел, в общем, больше мне ничего и не нужно было, поэтому своим переездом я был более чем доволен. Исключая, конечно, тот факт, что я начал скучать по Эбби Роуд с того момента, как Рыцарь отъехал оттуда. Но это уже лирика. Я не мог там больше оставаться, во-первых, суммарно я проводил там куда меньше времени, чем даже у Алекса, а во-вторых, в какой-то степени Ника была права. Даже если кто-то узнает, где я живу, это может задеть магглов, а на это я не был готов пойти. В любом случае, сейчас от меня требовалось почти постоянное присутствие в магазине, да и комнаты пустовали, поэтому вопрос, куда именно переселиться, у меня даже не стоял.
Вечерело. Я только разобрал все вещи, закинул чемодан в видавший виды шкаф и собирался готовиться к полнолунию, как дверь распахнулась - буквально - являя за собой Дарлу Дурсль во всей своей красе. Которая, завидев меня, медленно и устало опустилась на пол, готовая разреветься, как маленькая девчонка.
Я смахнул с дивана плед, который тоже перетащил из старой квартиры, и накинул его сестре на плечи, приобнимая и помогая подняться на ноги.
- Что случилось?
Мы с Дарлой... не были особенно близки, особенно учитывая послешкольные года и ее деятельность. Но мы все еще были семьей - все мы трое, и я, и Дарла, и Вернон, наделали ошибок и теперь с трудом учились доверять друг другу. Наверное, главным было то, что мы, наконец, поняли, кто мы такие и что из себя представляем, и что все еще хотим быть семьей, несмотря ни на что. Это давало нам шанс взаимодействовать нормально - хотя бы попытаться. Но то, что Дарла так просто ворвалась ко мне, выглядело странным. Перво-наперво, как она вообще узнала, где я? Я даже Вернону еще не говорил, и вообще никому.

+3

4

Все начиналось просто с любви к магии. Дарла обожала магию с той силой, с которой, пожалуй, ее любят обычно магглорожденные, для которых она становится внезапным сюрпризом и ведет в новый мир. Дарла же с самого первого дня, который могла вспомнить, была заворожена волшебной силой, и чем взрослее становилась, тем сильнее становилась ее любовь к этому ощущению, когда ты произносишь заклинание и тебя наполняет эта энергия, которая выбрасывается через палочку.
Всю свою жизнь вплоть даже до этого самого момента Дурсль никогда не переставала учиться новой магии. Ей нравилось растить свои силы, навыки и умения. Ей нравилось сознавать, что не каждый волшебник будет ей ровней. Ей нравилось, когда ею восхищались и ставили ее в пример. Дарла никогда не была отличницей и никогда не была раздражающей, но удовольствие которое  в ней струилось после особенно удачного урока можно ощутить практически физически. Это было также неотмемленной частью ее и обаяния.
И в тот день, нельзя сказать, что он стал роковым, потому что рано или поздно ее жизни было суждено переплестись с жизнью Дирка, когда они с ним оказались вместе под скамейками трибун и разговорились о магии, она впервые почувствовала, что нашла того, кто чувствует также. Может быть, она слукавила себе, что впервые, но он точно стал первым, с кем ее пульс стал биться не меньше ста ударов в минуту.
Постепенно любовь к магии, менялась и, теперь она готова эта признать, извращалась. Сначала они просто хотели больше магии, больше власти, больше возможностей. И было досадно, что маги не могут получить все, ведь приходится оглядываться на то, что они живут не одни на планете. А потом они стали все чаще читать и смотреть маггловские новости. Теперь уже сложно вспомнить, но что если именно Дарла принесла первую газету из дома папа Дадли? Или, может, это был все-таки Дирк, который заходил к ней когда-то в гости? Но постепенно они начали следить и за информационной войной магглов, не замечая, что в магическом мире ведется фактически та же самая. Газеты выбирались самые желтушные из новостных, а новости передавались крайне исковерканным способом. Скоро стало ясно, что магглы, в большинстве своем, крайне ограниченные люди.
Тогда же часто вспоминали Вернона и Петунию Дурслей, как одних из самых известных представителей магглов. И если Дарла поначалу затыкала всем рот, и ее влияние наряду с влиянием Дирка, который поддерживал ее, заставило всех не вплетать хотя бы ее семью, то к ее уходу уже найденные непонятно откуда заметки о бабушке и дедушки ее братьев все воспринимали как доказательство ничтожности магглов и их непонимание и отрицание настоящей силы.

Мерлин, она была так виновата.

Уэйд накидывает на ее плечи плед, от чего Дарла немного сжимается, и позволяет ему поднять себя. Ей стыдно сейчас поднять глаза на него, а потому она смотрит просто прямо, словно не видела ничего интереснее ключиц брата.
А потом резко, порывисто она прижимается к нему, обхватывая его спину руками в объятии. Наверное, братья уже забыли, но Дарла когда-то обожала обниматься. Она была той, кто не могла без тактильного контакта. То она коснется руки, то волос, то обнимет целиком. Но с ее постепенного возвращения в жизни братьев, она еще ни разу не позволила себе подобного.
- Я просто.., - тихо говорит она. - Ты даже не можешь себе представить, как я сожалею.
Дарла ненавидела извинения. Они не казались ей искренними. Ведь, скажем, сьешь она одно его яблоко, она могла бы принести ему пять, и это бы показало как ей жаль. Но она отталкивала их годами, а когда вернулась, то не могла сказать, что все закончилось, и вернуть в их жизни пять новых-старых Дарл.
Она отстраняется и теперь поднимает голову, пытаясь заглянуть в его глаза. Он не простит. Она знает.
- Я боялась, что ты в опасности, потому что...- Она должна быть храброй теперь. То единственное, что она может вернуть теперь своей семье, это не сдаваться. - Ты помнишь миссис Грин? Эта та соседка через три дома? Которая никогда нас не любила, следила за нами из окна? Я помню, как она однажды пыталась вырвать у меня велосипед, говоря, что я каталась по ее клумбам, но это была не я. На утро все ее цветы сгнили, и это уже была я. Я помнила ту злость, которая проснулась во мне, когда она держала велосипед, подаренный папой Дадли. Легкая вспышка, и я не считала себя виноватой...
Пожалуй, сегодня у нее был самый длинное предисловие к раскаянию, которое только можно было придумать.
- У тебя есть, что выпить?

+2

5

Меньше всего я жду, что она меня обнимет. В обычных семьях это было нормальным делом, но мы перестали быть обычной семьей столько лет назад, что до сих пор как-то непривычно. Она прижимается ко мне, будто боится, что я пропаду, аппарирую прямо из ее рук, и мне ничего не остается, кроме как обнять ее в ответ.
Моя маленькая глупая сестренка.
Это не значит, что я ее простил, Мерлин, прошло уже больше года, а я все так же не мог найти в себе сил по-настоящему простить ее. Просто не мог, после всех тех лет гнетущего молчания, после всего произошедшего, после Дирка Принца, который так легко увел ее от родных, будто она сама этого хотела. Сейчас Дарла была прямо-таки образцом добропорядочного волшебника - работала в Министерстве, заботилась о родственниках, дружила с нормальными людьми. А я по-прежнему держал внутри себя обиду, которая поднималась к горлу каждый раз, когда я видел свою сестру. Она, конечно, это понимала, но понять настоящей причины вряд ли смогла бы.
В первую очередь я не мог простить самого себя.
Я перестал с ней общаться где-то в двадцать четвертом - примерно тогда же, когда и поссорился с Верном. Устал от бесконечных попыток вытащить ее из этой шайки, устал пытаться выдрать ее из лап Принца, устал биться в запертую наглухо дверь. Это не было оправданием, Вернон поддерживал с ней общение до последнего, до тех пор, пока [его за компанию с ними не замели хит-визарды] она сама не решила, что хватит. Вернон не терял надежды, не терял силы духа и никогда не бросал нашу младшую сестру, в то время как мне хватило всего пары лет, чтобы банально устать.
Это не значило, что ее вины в этом не было, конечно была, все эти идиотские лозунги за чистокровие, все эти резкие слова и упреки, и отказ даже переступать порог родного дома - все это больно било не только по нам, но и по Эсме с папой. По ним в первую очередь. Она была виновата, но она твердо ступала по пути искупления, и прошла уже немало, а я все так же стоял на прежней точки, неспособный сдвинуться с места. Потому что я был виноват перед ней тоже.
Она смотрит мне в глаза и несет какую-то белиберду, конечно, я помнил миссис Грин, выжившую из ума полоумную старуху, личного полтергейста всей Тисовой улицы. Она кидалась на нас по необъяснимым причинам, и главным моим аргументом было то, что она наверняка чувствует в нас магию, а потому страшно завидует. Вряд ли, конечно, это было так, но все же - как это связано с тем, что она волновалась за меня? Эти две вещи никак не складывались в моей голове.
Я до сих пор ощущал совсем небольшую толику обиды, когда узнавал, что кто-то беспокоится за меня. Кто угодно наверняка гордился бы или радовался - ого, обо мне думают, на меня не наплевать - но мне было обидно, потому что - серьезно? За меня? Я же из любой жопы вылезу и любую ведьму в океан отправлю, ну серьезно, как за меня можно беспокоиться и уж тем более думать о том, что со мной что-то случится?
- Выпить у меня, конечно, найдется, - я поджал губы, решив не развивать эту тему, если только Дарла сама не решит продолжить. О чем она думала? то такого со мной могло случиться, что она оказалась на моем пороге на грани истерики? - Но у меня к тебе один вопрос. Совсем небольшой. Ты когда в последний раз смотрела на лунный календарь, Дарла?
Вопрос из разряда наиглупейших - лунными календарями пользуются только травники, зельевары да оборотни. У меня он уже занял свое почетное место на стене кухни, удерживаемый заклинанием временного приклеивания, Дарла же не подходила ни под одну из категорий волшебников, его использующих, и потому вряд ли вообще задумалась об этом.
У нас оставалось не так много времени. Точно меньше часа, но насколько меньше, я сказать не мог.

+3

6

Даже если Дарла иногда и поглядывала на лунный календарь, в эти дни всегда больше тосковала по семье, чем в остальной месяц, сегодня ей было точно не до того, чтобы вспоминать какой сегодня день. Едва Уэйд напомнил ей, как она посчитала в голове количество дней. И сегодня было то самое "пушистое" время. В ее душе опять зародились подозрения. Что, если это все-таки намек? Ее брат был в это время наиболее уязвим. Без магии, без защиты палочки, у него оставались лишь когти и пасть, что не лучшее оружие против нескольких полностью обученных волшебниках.
- Я останусь с тобой сегодня, - твердо сказала она.
Возможно, он воспротивится и даже, быть может, он ждет, когда она уйдет, чтобы прошло это чувство неловкости, которое всегда появляется между людьми, которые должны быть ближе, но едва они остаются наедине, как выясняется, что у них не так уж много тем для разговора. Детство, что их связывало, было уже так давно.
- Так что лучше дай мне выпить. Совсем чуть-чуть.
Теперь у Дарлы была цель. Защищать сегодня своего брата, а завтра придумать что-нибудь другое. И упорства следовать в своем решении Дарле было не занимать, даже если бы здесь собралось пятнадцать Уэйдов и все они были бы против, то маленькую сестру с темными глазами, в которых почти всегда полыхал непримиримый огонь, было бы не остановить.
Упертость - семейная черта младших Дурслей, которую они унаследовали, возможно, от каморки под лестницей на улице Прайвет Драйв.
Дарла падает в ближайшее сиденье, которое оказалось рядом. И наблюдает за своим таким взрослым братом. Интересно, она ему тоже кажется такой же взрослой и чужой?
Да, ее взгляд определенно поменялся, и она научилась укладывать волосы, так чтобы они выглядели прямыми и блестящими каждый день, так что обложки ведьмополитана могли бы ей позавидовать. Сильно отличается от Дарлы, которая когда-то была более небрежной к своему внешнему виду. И, возможно, любовь к лоску ей привил именно Дирк, но теперь отказаться от него было сложнее, когда это вошло в привычку. Плюс, как ей не противно было это признавать, когда она выглядела с иголочки люди куда охотнее слушались ее, пугаясь ее низкого голоса, который казалось в любую секунду может скатиться в сарказм.
- Я тебе скажу, - продолжила она, стараясь посмотреть брату в глаза. - Но потому что хочу, чтобы вы были начеку.
Ее семья не любит упоминания Дирка, а она, к сожалению, не закончила с этой историей. Или даже возможно она только начиналась для нее, просто теперь это был новый виток.
- Дирк, - она могла бы сказать "он" и Уэйд бы даже это понял, но ей не хотелось скрываться от прошлого, как от чего-то очень постыдного. Она сделала много ошибок, но нужно смотреть им прямо в глаза. - Он однажды придет за вами.
Дарла поморщилась, презирая собственную трусость.
- И, возможно, не столько за вами. Сколько за теми, кто дорог вам.
Это именно та правда, которую ее братья ей не простят. Если Дирк сделает больно тем, кого любят ее братья. То они уже не будут разбираться, кто прав, кто виноват, а просто окончательно выкинут ее из своей жизни. И она не сможет их осудить.

+4

7

- As you wish.
Мне оставалось только тяжело вздохнуть. Я не мог гнать ее в шею - и не хотел, если честно, не после того как она вспомнила, не после того как решила остаться. Я малодушно надеялся, что полнолуние пройдет легче, если кто-то будет со мной - я так привык к этому за последние годы, что встречать полную луну в одиночестве было даже как-то странно. Но сейчас самое время менять свои привычки - когда сохранять их нет больше никакой возможности. Легче всего бросить курить, переехав на необитаемый остров.
Так что, наверное, было бы лучше, если бы я был один - привыкание к новым параметрам, все такое. Но я не хотел. Мне самому трудно было это признать, но я боялся одиночества точно так же, как боялся встретиться с ним лицом к лицу - снова. Этих нескольких встреч на Гриммо мне хватило за глаза, моя выдержка проверялась на прочность раз за разом, и в последний раз я позорно сбежал, поджав хвост, испугавшись, что сорвусь. Этого нельзя было допустить, просто нельзя, я знал, что со временем все пройдет, но мне нужно было это самое время. Поэтому на следующее приглашение в дом Поттер-Крам я вежливо ответил, что у меня слишком много дел на работе. Поэтому я из всех встречался только с Сашей - хотя, скорее, даже с Джонни. Я давился этим самым одиночеством и жрал его ложками, и теперь, в самый ответственный момент, Дарла приходит ко мне как ангел. Или как демон-искуситель, тут уж я действительно не знаю.
Два бокала и непочатая бутылка коллекционного вина (проверенного на предмет проклятий и заклинаний четырежды) - не слишком ожидаемый набор на полнолуние, но именно он появляется на кухонном столе, пока я внимательно слушаю сестру. Новости - не слишком хорошие, но, по крайней мере, это было достаточно ожидаемо.
Мы копали в нужную сторону.
Нужно сказать остальным. В ближайшее время, если они сами не нашли доказательств. Можно было бы и дяде Гарри сказать, но для того, чтобы обращаться к властям, нужны доказательства, у нас их не было. Ничего, кроме догадок и подозрений, теперь еще и от Дарлы.
Это так глупо, но мне захотелось вскинуть руку и крикнуть "я знал!", потому что я с самого начала знал, что эта маленькая чистокровная гнида совсем не та, за кого себя выдает. Я был прав тогда, когда он увел Дарлу от семьи, и я был прав сейчас, и как же смешно, что именно Дарла, а не кто-то другой, подтверждает мои догадки. Я не знал, чем конкретно мы ему насолили - возможно, тем, что наша сестра вернулась, избавившись от этой дурманящей магии? Но ладно мы, его группировка нацеливалась и на совсем другие вещи.
- Это он? - я опрокидываю в себя бокал вина, даже не почувствовав вкуса. - Он подорвал квартиру Вероники? Его люди?
Знает ли она их? Может быть, не всех, но многих, она же так много лет с ними общалась - мне до сих пор было интересно, что такого там произошло, что она решила уйти. Заиметь мозги, начать смотреть на мир своими глазами, а не сквозь чьи-то чужие очки. Было - и не было одновременно. Есть вещи, которые мне просто не нужно знать, и я твердо верил в то, что это была одна из таких вещей.

+3

8

Жалела ли когда-нибудь Дарла о своей связи с Дирком? Да. Но не так как могли бы представить иные. У нее было много замечательных лет, которые она плотно разделила с Дирком и Бертом. Они были молоды, счастливы, они умели шутить и развлекаться, они умели даже любить. Вот такая вот новость. Даже самые злодейские злодеи умеют любить. Вот только была ли эта любовь здоровой, или к ней примешивалось еще огромная доля чувства собственности. Ты либо с нами, либо никак. Правила, которые казались логичными тогда. Вот только Дарла видела уходящих от них всего лишь теми, с кем больше не стоит общаться, но оказывается уйти сложнее, чем она думала раньше.
Еще в самый разгар их личный битвы, она знала он не отпустит ее так просто. И даже не потому что любит. Она теперь для него враг номер Один. И если Дарла тихо сольется, то, возможно, он оставит ее в покое. Но даже если оставит в покое ее, то рано или поздно доберется до ее братьев, даже если будет старательно обходить их стороной, откладывая сражение с ними на самый последний день.
А значит, Дарла вернется и выйдет против него. Рано или поздно. И она это понимала. И он это понимал. И у него был год форы, пока Дарла приходила в себя и пыталась построить новый мир вокруг себя, и осторожно пробраться туда, откуда сама выбежала, когда-то хлопнув дверью.
Ее брат Уэйд. Темные глаза Дарлы смотрят на него, и в них отражается отблеск свечей, что горели в комнате. Непонятный взгляд, Дарла в последние годы  была непонятной для окружающих, но не потому что у нее было так уж много душой что скрывать. Совсем наоборот, она никогда не скрывала своих настоящих чувств. Могла прятать некоторые мысли, но не чувства.
И Уэйд не сильно изменился за все эти годы, возможно, именно Дарла изменилась больше всех из них троих, но шрамов у него определенно поприбавилось. И больше всего Дарла хотела обнять, прижать его к себе, пообещать, что она, его младшая сестра, которая на голову ниже его, обязательно сделает все, чтобы он был счастлив.
Но это не ее вотчина. Если она сделает к нему слишком много шагов вперед, то он, словно настоящий волк оголит зубы, начнет рычать и пятиться назад. Все, что могла Дарла это продолжать делать очень маленькие шажки. Например, остаться сегодня с ним. И даже если ему было это не так уж нужно, то Дарла сказать по правде ужасно устала быть одна. После семи лет практически единения с Дирком, Дарла впервые осталась одна и вставала на ноги в полном одиночестве, давая окружающим ее близким разные кусочки правдивой информации, так что если бы они собрались вместе, то наверняка смогли бы собрать картину воедино, но едва ли мы это придет в голову.
- Его люди, - уклончиво отвечает Дарла.
Она знает наверняка кто. Недаром она отправила Брока обратно в кружку. И подорвавший квартиру как раз решил рассказать об этом на том собрании, где был и Брок. И именно по этой причине у Дарлы пока связаны с руки. Если она даст знать, что знает, то Брок будет в опасности. Да и Брок туда отправился не только ради одной маленькой правды. Ему нужно было стать ближе остальным, настолько ближе, чтобы ему начали доверять куда большие секреты.
Дарла не отворачивает взгляд, когда ее брат начинает перевоплощаться. Она смотрит за процессом также внимательно, как если бы он объяснял ей основы трансфигурации. И отпивая еще немного она крайней настойчиво стелет себе рядом с ним.
Можно же ей хотя бы на один вечер побыть маленькой запутавшейся сестрой, которая хочет, чтобы старший брат защитил ее.

+1

9

Осознание неприятно скребло, обжигало горло, не давая думать практически ни о чем другом; с того случая, происшествия, с той ночи, которой я чуть было не задрал его, мы проводили вместе каждое полнолуние - за редкими исключениями. Это было традицией, устоявшимся порядком вещей, который невозможно было представить иначе. Который нельзя было нарушать - ни в коем случае. Одна из фундаментальных вещей, в которых я мог быть уверен, как раньше был уверен, что в том доме меня любят и ждут
Больше нет бьет набатом в голове, радушно приглашая опустошение, которое теперь ждало меня за каждым углом. Пустота снаружи, пустота внутри, нет никакого смысла бороться - нет никакого желания жить дальше, никакого плана действий. Только Дарла со своим непонятным взглядом, черт знает что забыла в моей новой квартире и в моей старой жизни.
Я хотел доверять ей, я стремился к этому, но это все еще было сложно. Не по-прежнему, но все еще - к безусловному принятию, которое должно быть между братом и сестрой, мы двигались черепашьими шагами. Я был рад, что она не давит. Я был счастлив, что она сама делает эти шаги, и, если быть совсем честным, я был благодарен, что она пришла сюда именно сегодня, именно в этот вечер, какие бы причины ни побудили ее это сделать. В стране сейчас и так было неспокойно, но все знали, что это далеко не пик - если он и будет когда-нибудь, то будет страшным. Возможно, не как война.
Возможно, хуже, чем война.
Нам нужно было снова стать семьей, настоящей семьей их людей, которые доверяют друг другу; по правде говоря, я слишком беспокоился за них всех - и за Дарлу, и за Вернона, и за родителей, и за Джеймса с Никой, за остальных... слишком много людей, которые должны быть в безопасности, слишком мало возможности обезопасить всех и каждого, слишком характерные и своевольные все они, чтобы отсиживаться в бункере. Слишком мало времени у меня сейчас, поэтому я просто выхожу из кухни, чтобы обратиться не на глазах у сестры, и возвращаюсь к ней уже на четырех мохнатых лапах.
Животным быть проще. Пускай зелье усыпляет зверя, оставляя только волшебника, волчье тело - мое второе тело, настолько же мое, как и первое - дает невиданное успокоение. В этой голове нет места лишним мыслям, беспокойству и тоске, эта голова отлично умещается на коленях Дарлы, пока она рассеяно чешет за ухом.
Обманываю сам себя, конечно: тоски столько, что хочется вскинуть голову и завыть, не сдержавшись - к черту все, это же Лютный - я так и делаю.

+3


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » good night


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC