шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
GUNPOWDER PLOT 1 - Агильберт [19.04]
GUNPOWDER PLOT 2 - Деми [18.04]
GUNPOWDER PLOT 3 - Афина [23.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 1 - Офелия [21.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 2 - Салвадор [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 3 - Вендолин [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 4 - Морри [19.04]
CREATURE PRIDE 1 - Кёрли [18.04]
CREATURE PRIDE 2 - Уэйд [19.04]
Пост недели
от Морриган О'Кифф:

Морриган заканчивает корпеть над котлом, в котором варится новая порция галлюциногенов и потягивается. Затекшие мышцы спины требуют движения, а организм кофе и, пожалуй, кусок облепихового пирога. Она провела все утро практически в одной позе и теперь нестерпимо хотелось прогуляться и развеется. До желанного кофе с пирогом всего каких-то минут пятнадцать пешком. Как раз можно совместить приятное с полезным. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Прошлое и будущее » ответ: одна


ответ: одна

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ответ: одна
«Heartbreaker, that's you.»

https://i.pinimg.com/originals/30/a4/1b/30a41b3d17cd973e08e85d1aec81d0c0.gif

ВРЕМЯ:[01.11.2024] Раннее утро
МЕСТО: Квартира Дирка
УЧАСТНИКИ: Agilbert Fontaine II, Darla Dursley

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Сколько нужно Дарл, чтобы вывести Агильберта из себя?

Отредактировано Darla Dursley (2018-11-11 00:02:14)

+8

2

Аппарация не самое простое дело, даже когда ты полностью трезв. Новички то и дело ошибаются и оказываются где-то не там, или, что ещё хуже, оказываются в нужном месте, но по частям. Видел я такие ошибки - достаточно мерзопакостное зрелище. Но мне давно казалось, что такие оплошности не про меня.
И меньше всего этим утром я ожидал аппарировать не в свою спальню, а прямиком в гостиную Дирка.
Не о том я думал, совсем не о том.

Вчерашний вечер не задался с самого начала. Какой-то приезжий идиот колдовал перед толпой магглов прямо на вокзале. И ладно бы обычные фокусы, нет, он старался показать всю свою магическую мощь, угощал каких-то идиоток глинтвейном с амортенцией, поставил посреди площади палатку с наложенным на неё заклятием незримого расширения. В общем решил провести отпуск в Лондоне так, чтобы он запомнился ему на всю жизнь. Он ему и запомнится - тем, как он сидел в кутузке после своих трюков.
А мы потом весь вечер ловили по Лондону баб. которым он успел показать свою волшебную палочку. И, о мерлин, лучше бы это был только эвфемизм.
Мне нравится быть стирателем памяти, обычно это не самая напряжная работа. Такие идиоты объявляются далеко не каждую неделю, а со временем я планирую вообще перестать выезжать на происшествия. Стану главой отдела, буду сидеть в кресле и перебирать бумажки. Отличная престижная должность, буду серьезным дядей. Хотелось бы сказать "как отец", но он даже будучи главой хит-визардов мотается на вызовы. Никакого уважения к собственной фамилии.
Зато после такого вечера я даже почувствовал себя немного Теодартом. Когда пришел в "Виверну", сел у стойки и заказал двойной огневиски. Хорошо хоть вышеупомянутый родственник не сидел в этот момент рядом, а то неудобно бы получилось. Хватит одного напивающегося Фонтейна на этот вечер.
На самом деле, я сам не знаю с чего решил нажраться. Устал да, но это не самая веская причина. Наверное, дело было в другом.
В приезжем из-за которого были все проблемы. То, как он легко поил этих дур амортенцией никак не выходило у меня из головы. А это ведь хороший вариант. Да, не надолго и не слишком честно. Но я получу своё, наконец получу своё.
От этих размышлений меня отвлёк какой-то парень. Он, кажется, представился, но имя я не запомнил. Просто какой-то чудила, желающий со мной познакомится. Возможно, он был даже красивым, не знаю. В моём организме к тому моменту кровь заменил алкоголь. Поднеси спичку - и я сгорю.
И незнакомец поднёс.
Я не видел его лица, оно было скрыто парами алкоголя, я не помнил его имени, но мы горели вместе. Пили, целовались, потом поехали к нему. И я звал его Дирк, проклиная всё на свете, я звал его Дирк.
К утру я почти протрезвел, встал с постели, не смотря на лицо незнакомца. И всё повторял, как самое мощное заклинание: "Дирк". С этим заклятием на губах я и аппарировал.
Только совсем не туда, куда планировал.

Аппарация и когда ты трезв иногда вызывает тошноту, но сейчас моему похмельному организму приходилось особенно тяжело. Я хотел выпить воды и лечь спать, но вместо этого стоял посреди гостиной Принца и хотел сдохнуть на месте.
Дарла и Дирк, Дирк и Дарла. Прекрасная, счастливая пара, милейшие голубки - собственноручно переломал бы им тонкие шеи.
Обстановка вокруг очень красноречиво говорила о том, что здесь происходило прошлой ночью. Бюстгальтер Дарлы свисающий с люстры делал картину ещё более показушной, словно они ждали что кто-то вот-вот придёт, словно это декорации кричащие всем вокруг: "посмотрите, как сильно мы любим друг друга и как круто трахаемся!".
Чувство тошноты нарастало и я уже был не уверен, что дело только в похмелье. Сил на повторную аппарацию у меня не осталось в любом случае, так что я просто сел на диван, стараясь не думать о том, что конкретно могло происходить на этом диване ночью.
Немного странная ситуация - похмельный и помятый я сижу ранним утром в квартире своих друзей. Дру-зей. Дру - дракл их подери - зей.
Это могло бы быть отличной шуткой, если бы не было так грустно.
Ладно, Дирк должен понять. Скажу, что очень напился (что чистая правда), и немного попутал адреса. Это не очень на меня похоже, но мы же друзья. Лучшие, блядь, друзья.
Был ещё шанс, что я найду силы убраться отсюда до того, как хозяева квартиры проснутся. Это было бы отличным стечением обстоятельств, но я уже слышал шаги в соседней комнате. И я уже почти придумал себе оправдание, когда в комнату вошла Дарла.
Дарла, светящаяся от счастья, как рождественская ёлка.
Меня не стошнило на диван только потому, что меня хорошо воспитывали.
- Надеюсь, я не опоздал на афтепати? - улыбка во все тридцать два (нет, я не скалюсь), взгляд говорящий: "я всё понял". Уже не нужно оправдываться, можно перевести это в шутку, - Дирк ещё спит?
Я. как хозяин положения, потянулся к какой-то бутылке на столе и прямо из горла выпил пару глотков. Какое-то бухло, мой желудок мгновенно скрутило, но я старался держать марку. Я же Фонтейн, всё в порядке. Я просто сижу в гостиной у девушки, именем парня которой я всю ночь называл случайного любовника. Так бывает, ничего необычного.

+5

3

Альгиберт нравился Дарле. Его сложно было назвать душой компании, но у него была и душа, и компания. О наличии души Дарла никогда не гадала, слишком живые глаза для такого высокомерного засранца, как он, ну, а компанией, разумеется, были они с Дирком.
Да, Агильберт говорил что-то иногда о других друзьях, и даже не проводил каждую свободную минутку с ними, не говоря уже о том, что иногда вел себя как полная сучка, но Дарла точно знала - Агильберт их. И душой, и телом. Хотя, возможно,  том насколько и к кому он хотел бы принадлежать телом, она не догадывалась.
И если Фонтейн чаще на нее ворчал и бросал взгляды исподлобья, то старался зря. Счастливая и удовлетворенная Дарла совершенно не принимала это на свой счёт. И нельзя сказать, что Дарла была слишком наивной или так уж плохо разбиралась в людях, просто был когда-то давно момент, после которого Фонтейн стал своим. А уж Дарла могла отступиться от кого угодно, но за своих она не просто держалась, но и раздирала другим глотки.
Братья, конечно, сейчас могли бы не согласиться, но в таком случае они просто недостаточно хорошо ее знали. Смесь неловкости за их магглррожденность, которая столь яро противоречила сейчас ее принципам, перемешивались с безраничной любовью к семье. Просто было сложно. Вернон, чьи глаза всегда были полны надежды, смешанной с разочарованием, Уэйд, в котором кипяталось куда больше ярости и неустроенности, мама и папа Дадли, которые тщательно подбирали слова и… Дирк. Который неизменно любил, не стыдился, который был не просто ее страстью и нежностью, он был даже не просто родственной душой. Скорее ей казалось, что они были одной душой на двоих.

Фонтейна Дарла не стеснялась, возможно, подсознательно чувствуя, что могла бы раздеться перед ним, и это едва ли его бы завело, поэтому футболка и короткие шорты на голое тело  ничуть не волнует ее, когда она видит его на их с Дирком диване. Даже внезапное появление не так уж волнует ее, сколько другой факт. Она немедленно расплывается в улыбке.
- Кому-то сегодня перепало, не так ли? - Дарла крайне довольна, несмотря на его хмурый вид.
Дурсль смотрит наверх, где застрял ее лифчик и тянется за палочкой, чтобы левитировать тот обратно себе.
- Дирк уже ушел, - отвечает между делом она, лифчик левитироваться не хочет, запутываясь в люстре, на что Дарла раздражённо призывает его манящими чарами, наблюдая как тот медленно начинает распутываться и лететь к ней.
- Не пей это, милый…- не успела предупредить она, когда тот уже сделал глоток. - Дирк сделал антипохмельный коктейль и, так и быть, я отдам его тебе.
Дарла ненадолго исчезает в кухне, после чего возвращается с бокалом, полным переливающейся зелёной жижы. Посмотрев в сторону Фонтейна, она невольно издает смешок. Вероятно, он не заметил, что выбрал самое удачное место на диване. Слева от его головы свисало белье Дирка со спинки, а справа ее.
- Как бы там ни было, - продолжает она, усаживаясь на диван с ногами, в непосредственной от него близости  и протягивая ему стакан, после чего сразу же бесцеремонно запускает пальцы в растрепанные волосы. - Что-то серьезное? Или на один вечер?

+5

4

Когда я вернулся после года обучения в Америке, появление Дарлы стало большим сюрпризом. Дирк что-то писал про неё, но увидеть Дурсль воочию было незабываемым впечатлением. Кипучий ураган энергии, который все время приходилось терпеть рядом. Я раздражался, я злился, я уставал и в итоге я привык.
Дарла оказалась не самым ужасным представителем женского рода, по сравнению с моей сестрой она вообще была идеалом. И поддерживала наши взгляды, несмотря на грязнокровных братьев. В любом случае меня никто не спрашивал, Дирк выбрал её, а я привык считаться с выбором Принца.
Но первое время всё же надеялся, что Дарла это что-то временное. Весь седьмой курс я ждал, что они вот-вот разбегутся. Встречался со Скорпиусом, потому что нужно же мне с кем-то встречаться. И считал всё это игрой. Вот они наиграются в счастливую пару, разойдутся и мы снова с Дирком останемся вдвоём. Такой своеобразный хэппи энд только для нас. Но как же я ошибался.
У них ничего не закончилось и после школы, а у меня началась череда случайных милых мальчиков, которые не вызывали никаких эмоций. Чистая физиология.

Чистая физиология... отличное описание прошедшей ночи и этой мерзкой тошноты. Куда-то не туда я повернул в этой жизни, совсем не туда.
И ещё Дарла. Улыбающаяся, счастливая, раздражающая, но при этом такая знакомая.
- Ты это про себя? - вопрос про "перепало" не требует ответа, хватит встречного вопроса с ехидной интонацией. Все взрослые люди, все всё и так понимают. Но в это утро больше всего на свете мне бы хотелось не понимать, притворится невнимательным дурачком, не видеть всех этих идиотских попыток снять лифчик с люстры, не замечать белья висящего на диване. Не думать о том, что происходит между этими двумя, когда меня нет рядом.
И не замечать заботы Дарлы. Блядь, я незваный гость с утра пораньше после бурной ночи. На меня нужно злиться, а не играть в милую лапочку с антипохмельным зельем.
- Оставь себе, мне ещё рано похмеляться. Лучше продолжу.
Не могу сказать, что я славлюсь таким уж упрямством, просто сегодня не то утро, чтобы принимать заботу Дурсль. Когда угодно, только не сегодня.
И как же болит моя голова!
Я закрываю лицо руками, делаю пару глубоких вдохов, кажется, становится немного лучше. Отставив бокал с зельем, вновь беру со стола бутылку с не до конца ясным содержимым. Мне не хочется продолжать пить, совсем не хочется, но лучше буду сидеть с бутылкой в руках. У меня же афтепати. И можно стучать по ней пальцами, чтобы успокоить нервы.
- Дарла, дорогая, не трогай мои волосы. Пожалуйста, - я отмахиваюсь от Дурсль, как от надоедливой мухи. Сегодня она даже слишком миленькая котичка, видимо Дирк очень хорошо трахается.
Нет, нет, хватит про это думать. Пожалуйста, Фонтейн, хватит.
- Очень серьёзное. Настолько серьезное, что я забыл имя спросить. Кажется, его зовут как-то на "Ди", - ложь, всё ложь. Это я звал его "как-то на Ди" и поэтому надеюсь больше никогда не встретить.
- Дирк давно ушёл? Он сегодня очень рано, - охуительная светская беседа получается, я в восторге. Надо бы уже ехать домой, но я понимаю, что встать с этого дивана у меня получится только если всё-таки выпью антипохмельное зелье, а я уже отказался и не привык брать свои слова назад.
- Смотрю у вас вчера вечер тоже хорошо прошёл? - мои слова не всегда такие язвительные, честно, но вся эта ситуация слишком выбивает из колеи.

+3

5

На губах Дарлы играет улыбка. Если бы Фонтейн узнал, что думает о нем Дурсль, то наверняка бы удавился. Или, может, удавил бы ее сначала, а потом уже себя. Как минимум, она не воспринимала его колючие комментарии на свой счет, в основном потому что, он с ней почти никогда не общался как-то иначе. Дарла любые его выпады в свою сторону воспринимала как норму общения, и в ответ отвечала ему или тем же (но в ее ответах никогда не было злобы, лишь дружеское подшучивание), или же просто продолжала поддерживать разговор.
Агильберт казался ей бесконечно милым, и это тот факт, который он бы точно не хотел о себе узнать. И милым он был не по определению, ведь едва ли еще кто-то согласился бы с Дурсль на этот счет. Скорее это были ее собственные чувства, а у Дарлы были нестандартное понимание многих вещей. Так, Фонтейн явно переживал немало темных эмоций, и этим он был ей близок. Она не знала в каком котле страданий варится он, но точно знала, что ее внутренней зверине, которая никак не могла спокойно существовать в гармонии со светлой Дарлой, близок Агильберт. Рядом с ним, как и с Дирком, ее внутренняя кипучесть сворачивалось в клубок и начинала мурлыкать.
- Твое право, - пожала плечами Дарла, тут же отпивая антипохмельного зелья.
Поморщившись, она отставила его в сторону, понимая, почему он отказался.
- Дирку он плохо удается, - отозвалась она. - В разы хуже, чем алкогольные коктейли.
Устроившись рядом с Фонтейном, она взирала на него своими темными глазами с теплотой и почти нежностью. Он пришел такой колючий, такой ранимый, что хотелось обнять и согреть его. Конечно, она все еще не догадывалась, что только подливала масла в огонь, но даже Фонтейн, которого так злила счастливая улыбка на ее лице, полная удовлетворения, не мог не признать - Дарла была хорошей подругой.
Дарла с сожалением убирает руки от его волос. Ей все еще не достает какого-то физического контакта, и дело не в сексуальном влечении, а просто в необходимости Дурсли к тактильным контактам.
- Ди..? - задумчиво протянула она. - Дилан?
Все еще не воспринимая происходящее всерьез, со смешком хмыкнула Дарла.
- Спасибо за интерес, это было восхитительно. А теперь подвинься, милый, - она все-таки протянула руку, чтобы убрать свои  и Дирка трусы, что висели справа от его головы. Она бесцеремонно кинула их куда-то в сторону, чтобы они не валялись на самом виду, придавая артхаусность их ситуации и диалогу.
- Тебе похоже  не так повезло, - Дарла посмотрела на Фонтейна, что был напряжен все равно что струна. Казалось, еще немного поверни колок, и он лопнет.
- Тебя что-то беспокоит? - она знала, что он ей не ответит. Вернее, не захочет ответить, но она Дарла Дурсль. Она получает ответы. Девушка протянула руку, и ее пальцы коснулись его подбородка, разворачивая лицо к себе. - Давай, мое сердце, ты знаешь, Дарла всегда здесь, чтобы выслушать себя.
Свободную руку она положила ему на плечо и слегка похлопала. Для плохой девочки Дурсль, что в последнее время всегда блистала в компании Дирка, она была очень хорошей. Кажется, ее звали в их компании "святая Дарла". Но сколько бы сарказма они в это не вкладывали, девушка и правда была открыта к тем, кто был открыт к ней. А если какие-то ее слова и звучали жестко, то это лишь потому что она всегда говорила, что думала.

+1

6

Я не люблю комедии. Они по большей части слишком банальны и не несут за собой никакой подлинной сути. Так, развлечение, чтобы забить мозги. Развлечение недостойное нормальных умных людей. И быть героем комедии меня совсем не прельщает, особенно такой дешевой, что происходила сейчас.
Все эти потуги Дарлы быть милашкой, её показушная доброта, кричащий жест с убиранием белья со спинки дивана. Слишком банально.
Ещё и эта дракклова головная боль!
Если бы не она, я бы уже давно свалил из этой проклятой квартиры куда подальше, но сил всё ещё не прибавилось, а пойло из неизвестной бутылки только добавило тошноты, которая и так, кажется, не собиралась проходить. Единственной надеждой на спасение было то, что Дарле надоест эта показушность, она перестанет играть радушную хозяйку и займется наконец своими делами. Или даже вызовет мне такси. Я не умею пользоваться этими маггловскими штучками, но Дурсль, с её-то родственничками, должна справится.
Но просить её об этом я, конечно, не буду.
- Может Дилан. А может и, - я делаю какой-то невнятный вдох, - Дирк, - смешная шутка, очень смешная, браво, - Вот бы забавное вышло совпадение. Мы бы оба провели горячую ночь с Дирком.
Кажется, мне нужно поменьше болтать. Совсем не те шутки, которые надо выдавать утром с похмелья. Странно ещё, что Дурсль до сих пор не задалась вопросом почему я оказался в их гостиной. Нет, я, конечно, всегда желанный гость тут, и бываю в этой квартире, кажется, даже чаще чем дома, но раннее утро и моё состояние всё-таки не совсем располагают к визитам.
- Очень даже повезло, прекрасный любовник. Вот к вам пришёл, чтобы похвастаться как мне повезло ночью, - что ты несёшь, Фонтейн? Что ты, блядь, несёшь? Если бы я мог испытывать неловкость, то мне бы сейчас определенно было неловко, но вместо этого я испытываю лишь раздражение, при чем в основном по отношению к себе самому. Дарла, конечно, бесит, но это же Дарла, она всегда такая. А я совсем не всегда такой идиот.
Это Дарла. С ней я вполне могу обсудить моих мужиков. Она может меня с кем-нибудь познакомить сама, её никогда не смутит мой рассказ про какого-то очередного парня, который отсосал мне в туалете клуба. С Дарлой легко обсуждать всё это, претворятся настоящими друзьями.
Но не сейчас, не здесь, не в это утро.
Бесцеремонный жест Дурсль заставляет меня поморщится. Не хочу, чтобы она меня трогала, да и лишние движения головы мне совсем ни к чему. И её попытка залезь мне в мысли за гранью разумного. Ощущение, что будь её воля, и умей она, Дарла бы уже копалась в моей голове при помощи легелименции. Как хорошо, что она этого не умеет, и надеюсь никогда не научится.
Я раздраженно убираю руку Дарлы от своего лица и немного отодвигаюсь, к сожалению, диван не такой большой, как хотелось бы. А Дарла, даже со своим тощим телом, умеет заполнять собой всё пространство комнаты. От неё словно никуда не деться. В настолько разбитом состоянии я чувствую это особенно сильно.
- Ничего меня не беспокоит. С чего ты вообще взяла, что меня что-то беспокоит? - ииииии, номинация "самая отстойная актерская игра" достаётся... (барабанная дробь)... Агильберту Фонтейну! Поздравим его с этим событием.
Чтобы показать, как у меня всё здорово, я снова прикладываюсь к бутылке, которую до сих пор не вынимал из рук. И так сильно её сжимаю, что белеют костяшки пальцев, а из-за глотка алкоголя содержимое желудка вновь рвётся наружу. Дарла видела меня в разных паршивых состояниях и не раз, но, кажется, сегодня я побиваю все рекорды.
И вдруг понимаю, что даже рад, что Дирка нет дома. Он хотя бы не видит мой позор. Этого бы я не вынес.
Но я, конечно, Фонтейн. Пэнси даже, когда слишком переберёт на званых ужинах, умеет сохранять лицо, а я чем хуже? Я делаю пару глубоких вдохов, совершаю над собой усилие, и пытаюсь подняться с дивана. Безуспешно.
Моё тело на пару бесконечно долгих секунд принимает вертикальное положение, но я тут же пошатываюсь, и падаю обратно на диван. Остаётся только сделать вид, что ничего не произошло и принять максимально расслабленную позу.
- Запомни, Дарла, говорю, как твой друг, не пытайся аппарировать с таким жёстким похмельем. Просто не надо, - самое забавное, если это вообще может быть забавным, я не чувствую себя пьяным. Каким угодно - разбитым, уставшим, несчастным, но не пьяным.
Я не пьян, я просто очень устал. И совсем не от этой бесконечной ночи.

+1

7

- Действительно забавно получилось бы, sweety.
На губах Дарлы пробежала мягкая ничего не значащая усмешка, как если бы она не заметила этих слов. Но Дарла была той, что замечала все, ее память была все равно что бетон. Если туда что-то однажды попало, то оставалось навсегда. И  со временем она с легкостью могла соединить отдельные фразы, жесты, взгляды, чтобы получить цельную картину.
К примеру, было не так уж трудно догадаться, что Берт чаще всего с ней груб, но Дарле было не так уж сложно игнорировать этот факт. С рождения ей достался острый ум, талант подмечать человеческие черты характера и умение нравится всем. С годами все эти навыки только улучшались, но менялся и ее характер. Если раньше она пользовалась своей возможностью чувствовать людей, чтобы делать из них своих друзей, и получалась у нее это в основном за счет искренности, ведь какой бы Дарла ни была, она никогда не была фальшивой, но со временем она предпочла просто оставаться собой, позволяя людям самим решать хотят ли они остаться подле нее, или же держаться подальше. И быть собой для Дарлы не значило быть грубой сучкой или что-то такое, что можно было бы подумать. Для нее это значило просто быть честной с собой. Маленькая милая Дарла и ее железный характер были известны совсем не в узких кругах. И если она кому-то выдавала словесных люлей, то значит с ее точки зрения человек их заслужил, а если нет, то ей было в общем все равно как к ней относятся эти люди. Она точно знала чего хочет и кого хочет, и эти люди были рядом с ней.
И Берт был среди людей, которых Дарла сейчас хотела, поэтому и он был с ней, сидел в ее гостиной (или гостиной Дирка) и купался в ее гостеприимным, нарочито раздражающим радушии.
- Ты становишься более открытым, - улыбнулась Дарла. - Приходи чаще.
Куда уж чаще казалось бы. Они втроем итак разве что не приросли друг к другу. И если Берт даже считал ее лишней, то сама Дарла так не думала. Она как раз была уверена, что она тот клей, который позволяет их компании быть такой долгой и крепкой. В конце концов, кто не захотел бы быть рядом с такой булочкой с корицей, как она?
- Потому что от твоего взгляда весь наш яблочный сок забродил, - ответила Дарла. - А ведь он даже в другой комнате.
Дурсль спокойно воспринимает, что Фонтейн отказывается от ее прикосновений. Из вредности (а в ней была эта черта) она могла бы настоять, но верил в это Берт или нет, ей не было все равно на него, даже если он имел крайне низкоуровневые навыки в общении, и все они сводились к тому, чтобы огрызаться Дарле.
Девушка мягко рассмеялась на его совет,сдерживаясь от того, чтобы провести рукой по его волосам. Дурсль всегда была тактилом, ей нравились прикосновения, ощущения, и ей нравилось впитывать чужое тепло и дарить свое. Но чужое личное пространство она уважать тоже умела.
- Тебя аппарировать домой? - великодушно предложила Дарла свои услуги. - Тогда я останусь у тебя. И Дирку придется меня забирать после работы.
Дарла слегка повела плечом, и улыбнулась ему самой невинной из улыбок. Его дело - позволит ли он ей пробить очередную стену между ними, или она пока что подобралась слишком близко, и он хотел сохранить очередную из них.

+1


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Прошлое и будущее » ответ: одна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC