шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Пост недели
от Уэйда Дурсля:

Когда он настолько близко, даже думать становится трудно — мысли путаются, образы смазываются. Я сбиваюсь с ровного дыхания и разворачиваюсь, чтобы уйти, не ожидая, что он меня остановит — зачем? Я ему больше не нужен, он наверняка понимает мое состояние сейчас, должен понять, должен отпустить. Встречаться с ним лицом к лицу все еще мучение для меня, и я не хочу, чтобы он страдал из-за этого.
Достаточно уже того, что я сам страдаю. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » something, something, dark side


something, something, dark side

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

something, something, dark side

http://sh.uploads.ru/Dk9eQ.jpg http://sg.uploads.ru/dFB4U.jpg http://sh.uploads.ru/kAxl9.jpg http://s7.uploads.ru/vmbAg.jpg

ВРЕМЯ: 21 октября 2027
МЕСТО: где-то в Британии
УЧАСТНИКИ: Gilroy Brady & Winston Dursley

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
к черту слезы, романтику, лирику, драмы

+4

2

And can't you see I'm tied to the tracks
Everybody else is turning back
And heading home

Шум в его голове звучит громче, чем мысли, громче, чем музыка в "Тентакуле" и чьи-то разговоры и смех. Брэйди закрывает глаза, смотрит сквозь веки на разноцветные круги и пятна света, пытаясь найти в них какую-то последовательность, смысл, но смысла уже давно нет, ни в чём.
Он пришёл в "Тентакулу" заранее, как приходил за день до того, и за день до... Он не знает, зачем проводит здесь вечера и ночи. Ему не нравится здесь, ничто не привлекает, разве что иногда музыка, разговоры и смех всё-таки заглушают шум, как зелья глушат боль в груди по ночам, и если не ложиться спать, не уходить в спальню под тревожным взглядом сестры, то можно отследить момент, когда к утру действие этой хуйни ослабевает, и позволить себе пройти по краю, пожить где-то между, почти что по-настоящему, но поймать себя за миг до падения в пропасть, из которой никогда не хочется вставать. Как тогда, когда они встретили утро с Винни на крыше, и это было... тепло и очень нужно, им обоим, кажется, но так, так давно. Как будто не дни прошли - недели, месяцы. Брэйди был бы рад увидеть её снова, обнять, крепко, но с тех пор сознательно выбирал другие маршруты после ночных загулов, чтобы больше не столкнуться у "Шугарплама" - эгоистично и слабо, он не хотел отвечать на лишние вопросы, а потому избегал - вопросов и тет-а-тетов. Да и только ли... Сколько он уже не навещал Сашу с Джонни? Сколько не приходил на встречи "Истоков"? Дэвин - второе место в списке бегства от. Первое имя...
Мы не произносим вслух.
За прошедшие с их... за прошедшие недели Брэйди дважды замирал с поднятой для стука рукой у заднего входа "У Кобба и Уэбба" и один раз - у двери квартиры на Эбби Роуд. И не постучал ни разу, хотя у второй опустился на пол, думая прождать десять минут, не дольше, но вырубился и проснулся, уже когда в окна бил рассвет, и его шея затекла от неудобной позы, и хозяин квартиры так и не вернулся домой, а может - не вышел из дома, Брэйди так и не узнал.
Каждый раз повод прийти был разным, причина - одной и той же. Каждый раз, у того, что останавливало его руку, было новое имя и новое обличие. Иногда это был взгляд, полный презрения и ненависти, с той самой ночи. Иногда это было "Ему не нужна твоя помощь, точно не твоя". Иногда - всё чаще - голос в голове шептал ему "Ему без тебя лучше", и рука бессильно опускалась сама, и Брэйди уходил, сгорбив плечи, прочь.
Жизнь продолжалась. Или что-то в этом роде.
Брэйди работал. Брэйди варил зелья впрок, словно ЗОЖ девчуля - обеды на работу. Брэйди разгребал последствия, если следующий его микс оказывался неудачнее предыдущего. Мог бы остановиться на чём-то одном, но чего-то одного не хватало, не помогало, не спасало, плюс - это привносило в его существование щепотку креатива. Что будет, если добавить немного слизи флоббер-червя? Что если полдюжины игл нарла? Результаты порой получались... непредсказуемыми, и из-за одного из них до сих пор приходилось вливать в себя ещё и настойку растопырника, и стараться использовать палочку для точных пассов по минимуму, но кто не рискует, тот не пьёт... настойку растопырника, да.
В "Тектакулу" этим вечером его приводит, как ни странно, тоже работа.
Это смутное, непонятное ощущение.
Ещё вчера - ещё вчера здесь же всё содержимое его склянок мешалось в нём с "Кровавой Ровеной" и "Мерлиновыми панталонами", ему было почти что весело, но больше оглушительно пьяно, и он позволил... позволил чьим-то рукам шарить у себя под кофтой, чьим-то губам прижиматься к его шее, но с каждым прикосновением, таким чуждым, он чувствовал себя всё паршивее и трезвее, и в конце концов владелец губ и рук получил в морду и по яйцам, когда не внял первым пяти просьбам отвалить.
Брэйди всё ещё мерзко от воспоминаний, и он очень надеется, что его вчерашний знакомый не окажется сегодняшним клиентом. Или, точнее, одним из его прихвостней: клиент сегодня намечается крупный.
Брэйди прислали весточку с совой, которая, судя по её лощёному виду, питалась лучше, чем он когда-либо в своей жизни. Приглашение - в одну из VIP комнат "Тентакулы", Брэйди там бывал нечасто. Да и что в них делать? Сидеть и наслаждаться статусом? Скучно. Но не когда речь идёт о встрече с богатой шишкой и его артефактами, конечно же. Пока что без имён, но к этому Брэйди привык. Некоторые клиенты предпочитали сперва убедиться в надёжности посредника и лишь затем раскрывать инкогнито, некоторые так и вовсе не выходили из-под плаща анонимности до самого конца, предпочитая прятаться за лаконичными литерами и максимально непримечательными помощниками. Учитывая специфику бизнеса, а также тесноту сравнительно маленького рынка сбыта действительно серьёзных вещей, такие меры предосторожности не казались излишними и не вызывали подозрений.
Скажем так, не больше, чем обычно. Это не значит, что Брэйди не держит палочку под рукой - или что не положил перед выходом в карман своей стильной шубейки помимо личных запасов ещё и пару взрывающих зелей-бомбочек. Так, на всякий случай.
К коридору VIP Брэйди подходит чуть загодя назначенного времени. Охранник, кивая, пропускает его внутрь, и путь, казалось бы, чист, но навстречу ему из тьмы на свет выходит кто-то ещё. Кто-то, от одних очертаний кого сердце Брэйди пошло пропускает удар, ещё прежде, чем сам Брэйди в действительности его узнаёт и невольно, нежеланно, произносит, одновременно в голове и вслух:
- Уэйд.

Try and get control of yourself
Sometimes you look like someone else
I don't know

Он выглядит... как чужак. Как кто-то другой. Как будто Брэйди обознался, он же мог обознаться, со всем тем, что он глушит каждый день, он мог... И одновременно с тем - весь он, весь его облик такой родной всему его существу, что Брэйди хочется расплакаться, распасться на пиксели, на песок, на пыль прямо здесь, развеяться по душному воздуху клуба. Или - развернуться и сбежать. Или - обнять его и никогда не отпускать.
Флэшбэк: Взгляд, полный презрения и ненависти.
Брэйди прерывисто вздыхает и берёт себя в руки, рука скользит в карман, на автомате откупоривая флакончик, который он быстрым движением опрокидывает себе в глотку. Почти не морщится, но раз, два, три - эффект плацебо или нет, но в голове как будто становится яснее с каждой секундой.
- Что ты здесь делаешь? - спрашивает он у Уэйда Дурсля, подходя ближе и становясь у двери с номером 3, за которой его должен ждать клиент и, предположительно, большой куш. Его голос ровный, его лицо спокойно, его глаза смотрят прямо, не отводя взгляд. У него получается не думать о том, как он скучал. Почти.

+4

3

Я должен был пройти этот путь, не так ли? Должен был и это не обсуждалось, хотя больше всего в мире мне хотелось осесть на пол и завыть, глухо, по-волчьи, на уходящую и оставляющую меня луну. Ярко светящая в небе, она жгла глаза и вырывала душу, и до полнолуния я не мог думать ни о чем, кроме. Думал - после станет лучше, но нет. Не стало.
Утром я подоткнул умнице-Дарле одеяло и отправился на работу - спустился по лестнице вниз, чтобы оказаться в магазине. Это было удобно, ничего удивительного, что покойный ныне Нельсон не хотел никуда съезжать из Лютного переулка. Зачем куда-то двигаться, когда прямо здесь ты находишься в центре своей жизни?
Зачем еще куда-то сбегать, когда можно спрятаться прямо здесь.
В аттракционе неслыханной щедрости Роул получила несколько выходных. В тот же день я наорал на покупателя и самолично вышвырнул его за пределы заведения - за то, что он заикнулся, будто бы знает троюродную племянницу Уэбба. Днем позже я распустил собрание оборотней на час раньше, потому что больше не мог выдерживать этой запредельной тупости и однообразных вопросов, на который ответ знал даже трехлетка.
Я думал, что после полнолуния станет лучше, но лучше не становилось. Я думал, что пятнадцатое число позволит мне осознать и смириться, понять, что теперь будет так, а не иначе, но боль и скорбь вырывались наружу и выли, от осознания наворачивались слезы, а ведь я не рыдал с тех пор, как погибла мама.
Я безуспешно давил в себе это "я не могу жить без него", знал, что это период в жизни, знал, что будет больно и тяжело. Знал, что мне нужно просто это пережить - может быть потом мы снова сможем быть друзьями. Может быть, потом я снова научусь смотреть на него как когда-то, мы дружили с первого дня в Хогвартсе, и я не собирался позволять это разрушить - ни себе, ни ему. Но сталкиваться с ним на Гриммо было сродни удару под дых, когда воздух неожиданно перестает поступать в легкие, а в голове не просто пустота - бесконечно сжимающееся пространство, грозящее сломать твой череп. Я знал, что в таком состоянии от меня нет никакого толку, поэтому решил самоизолироваться - к тому же, в магазине многое требовало моего личного вмешательства.
Мы сделали перестановку. Каталогизировали имеющиеся артефакты, обновили знания, проверили каждую из найденных в бывших комнатах Уэбба вещей. Эд пыталась взять на себя договоры с поставщиками и клиентами - сказала, будто бы я пугаю людей - но я не позволил ей. Это, черт возьми, моя основная обязанность, пускай занимается тем, в чем заключалась ее работа. В конце концов, это было ее решение, и она должна была теперь с ним смириться. Я же как-то смирился.
Смирился с тем, что вся жизнь теперь идет по пизде. Не то, чтобы у нас были какие-то грандиозные планы на будущее, но если я в чем и был уверен, так это в нем. Если я в чем и был уверен, так это в том, что мы всегда будем вместе, рука об руку, я до сих пор помнил его поцелуи и то, с каким рвением он выгибался навстречу, стоило мне прижать его к стене.
Мои руки под его рубашкой...
Думать тоже было нельзя. Я каждый раз закусывал губу, раздирая ее в кровь, находя себе миллиард занятий в день - а если они не находились, брал Джонни и гулял с ней по Лондону. Ради нее мне не было жалко ни денег, ни времени, и она - моя чудесная маленькая принцесса - отлично перетягивала все внимание на себя. Она так привыкла, что на нее постоянно смотрят, но при этом была удивительно самодостаточной, я никогда не понимал, как у нее так выходит.
Помощника мы так и не нашли. Учитывая, сколько за это время новехоньких вещей появилось в нашем магазине (спойлер: не так уж и много), нужно было что-то предпринимать - брать дело в свои руки. Поэтому когда одна из постоянно раскрывающих клюв совушек донесла мне, что в Тентакуле сегодня будет какая-то крупная сделка, я, не медля ни минуты, отправился туда. Такой крупный заказ - и какому-то прощелыге? В магазины напрямую обычно продавали семейные ценности или случайно найденные артефакты, вольнонаемникам чаще всего доставались интересные и не раз побывавшие в употреблении вещицы. Крупная сделка. Я должен был хотя бы попытаться.
И, в общем и целым, мое настроение было временно стабильным, пока я шел по коридору клуба в сторону означенной кабинки. До тех пор, пока с противоположной стороны мне навстречу не вышел тот, кого я меньше всего хотел бы видеть - сейчас, всегда.
Черт.
Вселенная, магия, это не смешно! Это жестоко - сталкивать нас лбами каждый чертов раз, когда что-то происходит, каждый чертов раз, когда я не готов его видеть. Мне нужно было время - много или нет я не знал, но оно нужно было мне как воздух, потому что при каждом взгляде на него я начинал задыхаться.
- Гилрой, - хрипло отвечаю я, кивая, дескать, здравствуй, давно не виделись. Пожарище в груди снова начинает полыхать ярко, облитое Инсендио, но я стою ровно, не выдавая себя ничем.
Давай сыграем в одну игру.
Море волнуется раз.
От моего взгляда не ускользает то, как он пьет какую-то хрень, выуженную из своего кармана. Успокоительное? Концентрирующее? Дэвин дал или он сам сварил?
Море волнуется два.
- Вероятно, то же, что и ты, - говорю я, почесав отросшую бороду. - Но поскольку ты был первым - уступаю путь тебе.
Море волнуется три.
Я не готов вступать сейчас в обсуждения и уж тем более споры - пускай забирает себе все, я не жадный. Я ведь знаю, как периодически ему бывает трудно, и кто я такой, чтобы со своим бизнесом запускать лапы в места, мне даже непредназначенные. Пускай забирает свой большой куш. Мне и без этого есть чем заняться.

+4

4

Возможно, это всё бледный отсвет фиолетовых ламп, но Уэйд выглядит уставшим. Он всегда выглядел уставшим в последние месяцы, полгода даже, возможно, год. Рот Брэйди нервно дёргается, когда он невольно производит подсчёты, и, что ж, да, ровно столько, сколько они встречаю...встречались. Уэйду бы теперь оценить долгожданную передышку и наконец выдохнуть - хотя бы одной, зато постоянной проблемой меньше. Но он выглядит уставшим всё равно.
И эта борода... Она ему идёт, говоря по правде. Кажется, ещё в последнюю их встречу на Гриммо на его лице можно было заметить её зачатки, но обычно Брэйди избегал задерживать взгляд на нём, смотрел куда угодно, на кого угодно, готов был слушать хоть Вальпургу Блэк - а Уэйд с его появлением сбегал в максимально дальний конец дома, так что... Так что ничего удивительного, что по-настоящему разглядеть его Брэйди может только сейчас.
И даже почти не испытывать желания сделать что-нибудь глупое. Его дыхание остаётся размеренным, пульс - ровным; на его языке - травянисто-горький привкус зелья. Внутри как будто всё равно ворочается что-то не усыплённое, но лишь прикрытое сверху неплотно крышкой, но Брэйди готов на такие условности. Этого достаточно, когда Уэйд Дурсль настолько близко. Этого достаточно - а потом Уэйд уйдёт, и хоть гори оно огнём, хоть он гори, со своим заказом и со всей "Тентакулой" вместе. Когда-то давно, когда он только появился в Лютном, Брэйди ненароком попытался провернуть что-то вроде поджога здесь - Гектор был недоволен. Не будет и сейчас, но какой спрос с кучки пепла?
Забавно думать патетичные мысли и при этом не чувствовать надрыва. Не на полную катушку, не так, как могло (должно) было быть. Брэйди чуть усмехается этой мысли, буквально уголком губ. Он когда-то так хотел спокойствия. Готов был ходить по тибетским козьим тропам, если потребуется; готов был называть Дэвина сенсеем, если тот бы того захотел. Но не потребовалось - и не... Брэйди не видел Дэвина с того вечера, с того прощания на крыльце - по крайней мере, не говорил с ним. Без него было сложно справляться, но с ним было бы неправильно. После тех слов, что сказал ему Уэйд... Брэйди не знал, не давал себе задумываться почему, но ощущалось - неправильным, и он избегал встреч, а Дэвин со свойственной ему проницательностью не настаивал. А ещё он никогда бы не одобрил того, как именно Брэйди выбрал справляться - и это было второй причиной.
Брэйди смотрит на Уэйда. Вот оно, всё его счастье, всё его горе, вся его обсессия, вся его обречённость - всё в одном человеке, прямо перед ним. Невысокий рост, строгая мантия, и глаза эти - голубые-голубые. Синие в тусклом свете. Мерлин, станет ли хоть когда-нибудь легче?
Уэйд меж тем делает то, что он делал весь этот месяц - отвечает коротко и разворачивается, чтобы уйти. И Брэйди почти делает то же, что делал весь этот месяц - отпускает его, - прежде чем до него доходит весь смысл сказанного и подразумеваемого.
Уэйд пришёл сюда, чтобы перехватить клиента, заполучить заказ себе. Он не станет этого делать теперь, из принципа, потому что конкурентом оказался он, Брэйди. Но его магазин по-прежнему в жопе, и они всё ещё не нашли помощника (Брэйди следил), и он не мог позволить себе расшвыриваться сделками так просто, он что, идиот?!
Поэтому Брэйди делает то, что мечтал сделать весь этот месяц и ни разу себе не позволял - он ловит его за локоть.
- Стой, - голос внезапно перехватывает, Брэйди откашливается. - Мы оба знаем, что тебе это нужно. Твоему магазину. Подумай хотя бы об Эд и засунь свои принципы в жопу. Можешь забирать сделку себе... ну или сыграть в благородство и разделить заказ.
Слова могли бы звучать зло, но зелье - и они не звучат. Брэйди мог бы иметь на них право, но он теперь даже не друг - и он не имеет. И знает, что давно перешагнул все дозволенные границы, поэтому разжимает пальцы, запоздало убирая руку с локтя. Ладонь горит от прикосновения как обожённая, а Брэйди с некоторых пор есть с чем сравнивать.
- Дело твоё.
И стоя в этом коридоре, покачиваясь с пяток на мысли и руки от греха подальше убрав в карманы, Брэйди сам не знает, чего хочет больше: чтобы Уэйд послал его, с предложением или без, оставил одного - или чтобы согласился на совместное предприятие, хотя бы только на этот раз.
Первое было бы честнее, второе... второе было бы больнее, но кого он обманывает - нет ни одного сценария в этой ситуации, где он не захочет вскрыть себе грудную клетку консервным ножом, если вдруг случайно затянет с дозой.
Но он не затянет. А Уэйду действительно нужна помощь. "Не твоя." - "Заткнись!". И вдвоём, рядом с бывшим парнем ему будет куда как более неловко, наверняка. Поэтому:
- Ладно, считай, ты выиграл в гляделки, я моргнул. Удачи со сделкой!
И растягивает губы в улыбке на прощание.

+3

5

Когда он настолько близко, даже думать становится трудно - мысли путаются, образы смазываются. Я сбиваюсь с ровного дыхания и разворачиваюсь, чтобы уйти, не ожидая, что он меня остановит - зачем? Я ему больше не нужен, он наверняка понимает мое состояние сейчас, должен понять, должен отпустить. Встречаться с ним лицом к лицу все еще мучение для меня, и я не хочу, чтобы он страдал из-за этого.
Достаточно уже того, что я сам страдаю.
Руку обжигает фантомной болью - настоящим прикосновением. Тысячи игл впиваются в то место, где он держит меня своими пальцами, и я даже обернуться сначала не могу, замираю на месте в полушаге. Если бы злился - отдернул бы руку и может быть ударил бы, но я, драккл его раздери, не злюсь. Я не злюсь, я просто бесконечно измотан этими попытками жить дальше, такое чувство, будто сама жизнь не хочет, чтобы я жил ее дальше. В последнее время у меня складывается впечатление, что вся моя жизнь просто рушится как карточный домик - а я-то, дурак, думал, что дамок себе отгрохал. Вот посмотрите, тут семья, тут друзья, тут Брэйди, тут моя работа и репутация. Один пшик и от одного, и от другого, и от всего вообще. С Верноном что-то происходило, и я не мог понять, что, Ника вообще чуть не погибла в собственной квартире, магазин пытаются растащить по кусочкам.
Брэйди ушел от меня к другому человеку.
Каждый факт как новый гвоздь в крышку гроба.
Я тяжело вздыхаю - тяжелее и медленнее, чем должен был - прежде чем повернуться к нему. Я действительно не ждал, что он меня остановит, на самом деле я и думать забыл про эту сделку, на самом деле все это как-то стерлось, опустилось в рейтинге важных дел после того, как я увидел его. И я совершенно не из благородства уступил, мне просто не хотелось спорить с ним и вырывать победу из его рук. И сейчас не хочется, если честно.
Больше всего мне хочется потянуть этого придурка за руку и прижать к себе крепко, выбивая из груди дух, не отпуская больше никому и никогда. Больше всего - то, что уже никогда не произойдет, просто потому что он уже сделал свой выбор, а я просто должен был с этим смириться, я не мог и не хотел рушить его счастье. Только полные ублюдки решаются на такое, а я может и ублюдок, но совсем не настолько.
Он говорит, что мне это нужно, говорит этим своим голосом, от которого мне становится больно - просто потому что я его слышу, просто потому что он обращается ко мне. Говорит совершенно идиотские вещи и, кажется, не думает, что я могу обернуть их против него. Эд? А ничего, что у него в доме живет сестра-маггл? Магазин? А ничего, что у него сейчас бизнес на краю пропасти повис?Или это все неважно, лишь бы на тебе кость, только отвали?
Я пытаюсь не раздражаться. Это выходит слишком легко, так, что в итоге я зол только на самого себя - раздражение и ярость всегда помогали концентрироваться, не давали упасть в более жестокие и тленные чувства, а теперь ни того, ни другого у меня не осталось. Только самоуничижение и усталость.
- Только ты, блядь, не смей бросать меня, - только не сейчас, только не снова. - Сказал мне подумать об Эд? А о Виви кто думать будет? Я пришел сюда, перехватив сообщение, сообщение, которое предназначалось тебе, и так не слишком честно поступил, но если уж ты предлагаешь сыграть в благородство - окей. Зайдем туда вместе, по-братски разделим трофеи. Чай не в первый раз.
За нашими спинами уже столько совместных мероприятий, что хоть мемуары пиши. Я отчаянно надеюсь, что это поможет: мне - воспринимать его как друга, ему - воспринимать нас как друзей снова. Я не хочу, чтобы он злился на меня или думал какую-то херню, честно, не хочу, и не хочу выкидывать нашу дружбу на мусорку просто потому что не срослось. Все, чего я хочу - это быть ему другом. Снова.
Я знаю, что вру сам себе. Но если делать это с завидным постоянством, кто знает, может быть мне удастся в это поверить.

+4

6

Maybe in another life
Everything worked out alright
And things that made this harder passed us by
But there's no bad dream to wake up from
Know I got it bad when it's the morning
And you're all that's on my mind

Голос Уэйда ударяется ему в спину, и Брэйди замирает.
— Только ты, блядь, не смей бросать меня.
И, о, какая ирония, какой выбор слов. На секунду-две ему кажется, что Уэйд это не о сделке - о них, и вместе с ним останавливается его дыхание, кажется, даже его сердце. Прежде, чем звучит продолжение фразы и он отпускает надежду с выдохом, он успевает увидеть её именно тем, чем она была - надеждой. Конечно же, пустой. Ванильной. Глупый, глупый Брэйди. Ему бы ещё с того холодного утра на лестничной клетке уяснить, что это не голливудское кино, а если и оно - они с Уэйдом точно не главная пара, так. Трагичные персонажи-геи второго плана. Для таких редко припасён хэппи-энд. Он достаточно времени провёл, обманывая себя и видя, как обманывает себя он, чтобы позволять себе такие глупые остановки сердца.
Он поворачивается к Уэйду, опять улыбается своей резиновой улыбкой, потому что это лучше, чем та постная разбитая мина, которая стоит у него по дефолту эти дни.
- По-братски, конечно. Отлично.
Ничего отличного, отвратительно, никогда. Никогда больше. Это осознание приходит внезапно, но - они так долго играли в "только бро" и "просто лучших друзей" даже тогда, когда это было уже откровенно тупо и вызывало сомнения в их эмоциональном развитии у большинства окружающих, что теперь... Нет. Брэйди больше не хочет играть в это никогда. Он готов лечь и умереть за этого человека здесь и сейчас, но он не будет ему братом, не будет ему просто другом. Не сможет. Прости, Уэйд. Я отвратительно слабый мудак, и вряд ли тебе это на самом деле нужно.
Но сегодня - хотя бы сегодня нужно, поэтому:
Шутливый жест на дверь.
- Пройдёмте?
Он стучит костяшками о дерево, выжидает немного и заходит в комнату. Несмотря на всё, и на то, что это, выходит, их last hurray, Брэйди спокойнее оттого, что он чувствует присутствие Уэйда за своим плечом.
- Извините, джентльмены, - громко говорит он трём неприметным волшебникам в дорогих чёрных мантиях. - Я с партнёром.
И, о, какая ирония, какой выбор слов.

Как Брэйди и предполагал изначально, эта троица - лишь представители заказчика. Они сперва отчего-то не очень рады представлению им Уэйда, переглядываются и читают что-то во взглядах друг друга, но, в конечном итоге, кивают, соглашаясь. И предлагают - не товар, но - портал в поместье заказчика. Немного не то, к чему Брэйди готовился. Потенциальных товаров много, поясняет один из мистеров, представившийся Смитом. Хозяин хотел бы, чтобы вы осмотрели их все, провели оценку. Что ж...
Брэйди также обменивается взглядами - с Уэйдом. Тот выглядит настороженным, но вмеру. Никакого "валим отсюда". Брэйди с ним солидарен. Он поворачивается к мистерам, кивает, протягивая ладонь, и... одновременно, стараясь не_думать об этом, берёт Уэйда за руку, крепко сжимая пальцы.
Прости, родной.
Но он не хочет его потерять... где-то между Ирландией и Уэльсом, или где бы то поместье ни находилось.
На ладонь опускается холодный металлический предмет - кажется, удила, - и Брэйди сжимает его тоже. Мистер Смит считает до десяти. На счёт "один" их с Уэйдом затягивает воронкой портала.

Угх, порталы...
Удобный, всё ещё один из самых удобных способов перемещения: держись крепко и никаких больше условий, даже маггл справится. И никакой угрозы остаться без уха или куска ноги, если перемещался не в идеальной физической/психологической кондиции. Единственный минус, подчас весомый - вертиго после. И тошнота. Не у всех, но у того, кто только что опять налакался зелий, а в ходе дня так и не нашёл аппетита на еду - точно. Брэйди отпускает удила, позволяя им с громким клацаньем упасть на дорогой паркет, отпускает Уэйда, и, пошатнувшись, наклоняется, упираясь руками в колени, вдыхая через нос, выдыхая через рот, выжидая, пока чёрные точки перед глазами перестанут предательски мельтешить, а коктейль из снадобий и желчи вернётся из горла обратно в желудок.
- Мистер Брэйди, - раздаётся откуда-то сверху жизнерадостный голос с сильным славянским акцентом. - Паршиво выглядишь!
"О, эти русские и их тактичность", думает Брэйди и лишь затем понимает, что вообще-то узнал владельца. Поднимает голову, выпрямляясь, видит представительного мужчину средних лет в роскошном цветастом костюме, лениво спускающегося по главной лестнице навстречу к ним, и мысли об особенностях менталитета тут же сменяются коротким: "О нет".
Озвучивать это он, впрочем, не собирается.
- Добрый вечер, мистер Распутин. Спасибо за приглашение!
Богдан Распутин. Из русских нуворишей или семьи таковых; заработав дурную славу на родине, перебрался в Соединённое Королевство и тратил деньги так, как будто перед отъездом грабанул государственную казну. Любит броскую роскошь, власть, красивых девушек, красивых лошадей и артефакты. На удивление разбирается в последних. Имеет отличную коллекцию вывезенных из России почти что музейных экспонатов - с поправкой на то, что черномагических. Хранит их за стеклом, под охраной защитных заклинаний, в полу-освещённых залах, и говорят, что сам не помнит, сколько богатств на самом деле имеет.
Брэйди очень надеется, что последний слух - правда. Почему? О, да потому что он уже бывал в этом доме. Не далее как в феврале. И одну бесценную безделушку из этих богатств как-раз таки умыкнул, бесцеремонно навесив на неё ценник и толкнув страстно желавшему её коллекционеру - дешевле, чем мог бы, но они с Виви в то время и так месяц сидели почти без заказов и уже начинали голодно поглядывать на Мадам Сатану (и она на них - тоже, что было страшнее).
В общем, прямо сейчас, Брэйди уповает на Мерлина и уговаривает себя, что даже если владелец особняка и заметил пропажу, то соединить все точки всё равно не сможет. И обратился с предложением именно к нему, потому что он хорош. Только и всего. Никакой вендетты.
- Ничего, ничего, - Распутин подходит ближе, совсем близко, хлопает его по спине. От него разит крепким одеколоном, и Брэйди снова мутит. - Тоже не люблю порталы. Хочешь выпить? Нет? Ну ладно. - Он переводит взгляд на Уэйда. - Это твой друг? Мистер... Дурсль, кажется? Слышал.
Прекрасно, и о Уэйде он слышал. Брэйди пытается понять, плохо это или хорошо, и не преуспевает.
- Ну что, сразу к делу? Мне тебя рекомендовали. Говорят, ты не завышаешь цен, надёжный парень. Хочу, чтобы ты оценил несколько вещиц. Недавно получил из России... Ну что ты? Пойдём. Они у меня в подвале.
Брэйди уже следует было за ним, но на этих словах тормозит. В подвале?.. Возможно, новые поставки он действительно держит там, но... Но в прошлый раз он проник в дом именно через подвальное окно и не пропустил бы склад. Это было почти год назад, и всё же... Интуиция трезвонит: что-то не так.
Он оборачивается на Уэйда, смотрит растерянно, пытаясь отсигнализировать всю свою неуверенность и опасения. И замечает, что за спиной у Уэйда уже материализовались щитом, преграждая пути к отступлению, мистеры из VIP комнаты.
Как здорово. Может, отсюда ещё и аппарировать нельзя? Мерлин, пожалуйста, пусть это не будет ловушкой.
Между ловушкой сейчас, здесь, с Уэйдом и необоснованной паранойей Брэйди без сомнений выбирает паранойю, заверните две, пожалуйста!

+4

7

Когда совсем прижимает - думай о деле.
Этот совет спасал меня все это время, я уповал на него и сейчас - стоя рядом с ним и подозрительно разглядывая двоих в вип-комнате Тентакулы. Это не то, чего я ждал, сказать честно, но и не особенно удивительно - допустим, да, артефактов много, клиенту не хочется рисковать и светить свое лицо даже в стенах этого весьма уважаемого заведения. Наличию портала тоже удивляться было нечего - кажется, из всей Европы именно Британия крепко удерживает первое место по изготовлению и использованию незаконных порталов. С логикой имеющих незаконные порталы я соглашался абсолютно - зачем ставить Министерство в известность о каждом своем чихе, у каждого должна быть возможность при желании переместиться из гостиной в туалет, и ничего предосудительного в этом не было. Власти, правда, считали иначе, но на то они и власти, ничего не понимают и все сразу запретить хотят.
Так что нет, я не говорю ни слова против, когда нам представляют портал в поместье. Но мне не хватает буквально доли секунды, чтобы осознать, что этот придурок схватил меня за руку, чтобы мы переместились вместе. Черт возьми, я бы и без этого обошелся - серьезно, абсолютно, за что мне все это.
Спустя секунду, во время которой тебе кажется, что ты сложился в единственный невидимый глазу атом, мы оказываемся в холле. Брэйди отпускает мою руку и сгибается пополам, и я едва не тянусь к нему, чтобы хлопнуть по плечу, спросить, как он. Странно, что ему настолько плохо после перемещения - обычно он выдерживал это достаточно неплохо, особенно учитывая количество тренировок. Но и этого я не успеваю, и мысль не задерживается в моей голове надолго, потому как у нас уже направляется хозяин дома. В кричащем костюме, по покрою напоминающем маггловский, с не менее кричащем о месте рождения и взросления акцентом, Богдан Распутин именно такой, каким я его и представлял. О нем курсировало много слухов в определенной среде, не в последнюю очередь о том, что он большой любитель проявить русскую смекалочку в делах, касающейся темной магии. Слухам обычно не стоит доверять, правды в них ни на кнат, но запоминать все же стоит - и в стоге лжи может появиться крупица правды.
- Рад, наконец, встретиться с вами лично, - говорю я, рассматривая улыбающееся лицо. Ему не стоит доверять, я вообще не особенно любил самоуверенных людей, и заядлых коллекционеров не любил  - Гектор не в счет, Гектор был лучшим из гоблинов и полугоблинов, которые мне встречались, и, к тому же, он сам заработал себе и на хлеб и на дорогостоящее хобби. Такие, как Распутин, мне не нравились никогда, прожигатели жизни, ничем особенным не занимающиеся. Как правило, помимо артефактов у них имелось еще много разных кобби, например, таксидермия. Не хотелось бы проверять.
Поэтому когда он сказал что его коллекция находится в подвале, я с трудом удержался от смешка - серьезно? В подвале? Нет, само по себе это было не удивительно, но вот если положить одно на другое...
Я хочу сказать себе, что не стоит лишний раз занимать себя беспочвенными подозрениями, но тут Брэйди оборачивается, и в глазах его - тревога, сигналящая ярко-красным. Он тоже заметил что-то, а если не что-то, то просто уловил атмосферу того, что постепенно все складывается не в нашу пользу. И вот вопрос на засыпку: мы оба правы или оба ошибаемся? Я провел с ним достаточно много времени, чтобы безошибочно определять сигналы опасности, но
он может быть неправ
могу ли я доверять ему?
К черту, на месте разберемся. Я смело иду за хозяином дома по лестнице вниз, к небольшой двери в подвал, не встречаясь больше взглядом с Брэйди. То, что Распутин мне не нравится, еще ничего не значит, мне вообще много кто не нравится, особенно из тех, с кем приходится иметь дела. К тому же, если бы это была ловушка, зашел бы он первый в подвал?
Нет. Наверное, нет.

На самом деле, подвал выглядит как настоящий музей - все расставлено по местам, убрано под витрины, Эд бы удавилась от зависти, если бы была тут. Брэйди, впрочем, удавиться не пытается - рассматривает все внимательно, прежде чем обернуться к Распутину с вопросом - дескать, какие именно из всех этих сокровищ я должен оценивать? Но вместо этого он утыкается взглядом в захлопнувшуюся дверь. И в тот же миг иллюзия меркнет, оставляя нас наедине с реальностью.
Конечно, никаких артефактов тут с самого начала не было.

+4

8

Когда-то, шесть лет назад, когда Уэйд и Брэйди только начинали свой скользкий путь на социальное дно и вершину пищевой цепочки Лютного переулка, их решение работать сообща чуть не стоило им едва начинающихся карьер и, потенциально, голов. Брэйди не знал, какой разговор прошёл в кулуарах лавки "У Кобба и Уэбба", но лично его натыкали носом, как котёнка в лужу мимо лотка, после третьей или четвёртой совместной вылазки с Дурслем. Разумеется, начальство узнало. Разумеется, было недовольно. Какого чёрта он кооперируется с прямым конкурентом, когда может (и должен!) соперничать с ним за добычу? Если бы он действовал один и не цеплялся с никому не нужными здесь гриффиндорскими принципами за идею о дружбе, магазин бы получал вдвое больший куш. Ему нужно перестать. Иначе - выход по-прежнему там же, где и вход, и он, Гилрой, всё ещё достаточно зелен, чтобы, вышвырнув его, схватить с улицы первого попавшегося малька и иметь 70% шанса, что найдётся помощник и агент не хуже прежнего. Борджин и Бёрк преувеличивали, конечно. То есть, преуменьшали - его способности и значимость. Брэйди уже успел собаку съесть (не Дурсля) на их методах психологического давления под названием "унижай и властвуй" и потому не принял к сердцу. Почти. Его сердце всё-таки всегда имело склонность к чрезмерной чувствительности не по делу, заводской брак.
Но вовсе не его чувствительность решила вопрос в их пользу тогда - чай, Лютный, а не Общество Бедствующих Волшебниц. Причина, по которой Брэйди удалось убедить начальство в правомерности их совместных с Уэйдом Дурслем экспедиций, была простой как два кната: он честно пересказал весь ход операции. И последующей. И той, что следом за ней. Видите, подчеркнул Брэйди. Если бы не Уэйд, мне не досталось бы и половины улова. Если бы не я, Уэйд ушёл бы ни с чем. Мы хороши и по отдельности, но гораздо лучше вдвоём. Я чувствую то, чего не чувствует он. Он замечает то, чего не замечаю я. Мы дополняем друг друга. Мы доверяем друг другу. В Лютном подобное - огромная редкость, неужели вы захотите таким разбрасываться?
Спойлер: они не захотели.
И Брэйди... любил каждую из охот, на которую они отправлялись вдвоём; предвкушал любую опасность, если они могли встретить её спина к спине. Со временем возможностей становилось всё меньше: Уэйд почти не вылезал из магазина, занимаясь теперь уже не столько добычей артефактов на продажу, но непосредственно их сбытом и организацией и учётом и... Всем, на самом деле. С помощью Эд, но - всё равно не до приключений. И тем не менее, когда вдруг случалось, даже после длительного перерыва, разделить экстаз погони на двоих, становилось очевидным, что их партнёрство, их единство, их слаженность - не то, что могло заржаветь со временем. Один раз научившись плавать, поплывёшь и через пятьдесят лет. Тут тот же принцип. Только дело не в навыке, а - именно что в доверии. Они доверяли друг другу, но также - шестому чувству друг друга. Если один посылал сигнал: "Дело пахнет палёным" - второй всегда брал на заметку. Если оба чуяли запах гари, операция сворачивалась немедля. Негласное правило, здравый смысл с опорой на инстинкты, - оно спасало им жизни не раз и не два.
Но что же сейчас?..
Брэйди видит - чувствует, почти осязает - Дурсль тоже на измене. Профессионал, поэтому не заметить чужому глазу, но Брэйди и не чужой. Он считывает все нюансы его микромимики - поджатые губы, чуть сведённые брови, острота в глазах. Напряжённые плечи, под мантией, совсем чуть-чуть.
И Дурсль встречает его взгляд. И он должен, обязан понять, что именно Брэйди пытается передать ему без слов, всегда понимал! "Я боюсь, что дело может быть нечисто, и ты думаешь о том же. Уносим ноги, пока можем?". Брэйди ждёт от него ответа - сигнала, действия, жеста.
Вместо этого Уэйд обрывает зрительный контакт, и проходит мимо, не смотря на Брэйди, вслед за Богданом в подвал. Брэйди остаётся стоять, где стоял, ещё пару секунд, пытаясь разобраться, что только что произошло. Это он неправильно понял Уэйда? Это Уэйд неправильно понял его? Наверное, показалось. Оклик из подвала - Брэйди смеривает недоверчивым взглядом трёх истуканов и получает три нечитаемых взгляда в ответ.
И наконец спускается в подвал вслед за Уэйдом и русским коллекционером.
Он почти верит в то, что в этот раз чуйка его обманула - и знание мимики Уэйда тоже. Собрание артефактов в подвале кажется впечатляющим и достойным внимания любого оценщика.
Вот только кажется - ключевое слово.
Брэйди поворачивается к Богдану за уточнениями и встречается лицом к лицу с захлопнувшейся дверью. Как в случае с молнией и громом, звук отчего-то докатывается до него с опозданием; лязг опустившегося засова звучит оглушающе громко. И следом - тишина. Брэйди слышит только стук собственного сердца, и дышит всё чаще и чаще, и-
Это глупо, но он бросается на дверь:
- Эй! Эй, какого хрена!
Он знает, даже врезаясь в неприступное дерево, пиная его ещё и ещё раз, для верности - это бесполезно. Алохомора и парочка заклинаний посложнее - бесполезно тоже. Случайность - это всё, что угодно, но не пропавший клиент и не испарившаяся коллекция и не опущенный засов - точно не всё вместе. Но он в прострации, и он начинает злиться, и он начинает паниковать, и вот это совсем ни в какие ворота: этот его микс никак не выдерживает испытания практикой.
Отстав от двери, Брэйди поворачивается к Уэйду и вдруг, вот так просто, по одному его лицу, понимает. Ему не показалось, Уэйд подозревал неладное тогда. И он видел, что Брэйди подозревает тоже. Но он выбрал проигнорировать это. Почему? О, что же может быть проще. Уэйд просто больше ему не доверяет.
Из Брэйди вырывается горький смешок, он качает головой, проходит мимо Уэйда, заворачивая к единственному окну - у самого потолка. Оно кажется таким же, каким и было, но - он встаёт на цыпочки, протягивает руку и тут же отдёргивает её: его как прошивает лёгким электрическим зарядом. Разумеется, зачаровано.
Он оборачивается к Уэйду.
- В это окно я влез в прошлый раз, когда спёр у него статуэтку индийского слона. Очень надеялся, что он не заметит, я не оставил следов. Кроме пропажи слона, конечно, - он невесело фыркает и избегает смотреть в глаза Уэйду. Это снова слишком сложно, особенно теперь, когда кристалльно ясно, что их союз не работает в больше, чем одном смысле. - Видимо, заметил.
Останавливается, натыкаясь на мысль, на необходимость пояснить, которая никогда не понадобилась бы им прежде, но очевидно нужна сейчас - и всё-таки заставляет себя поймать взгляд Уэйда, когда говорит:
- Честное слово, я не знал, что клиент - он! Клянусь, я бы не втянул тебя в такой риск.
Потому что, какая новость, проёб снова с его стороны. Это снова его проблема. Уэйд снова вынужден переживать последствия, искать решения, как будто у него мало своих.
Брэйди опять слышит своё сердце - слишком громко, в ушах, и слишком часто, и не панику, но глухое отчаяние на подступах, и, пытаясь отвлечься, а заодно - найти решение раньше Уэйда, хоть как-то оправдать себя, оглядывается по сторонам, лихорадочно шаря глазами. Подвал почти пуст, но - не полностью. В углу, в густой тени - как будто несколько ящиков, поставленных один на другой, закрыты тёмным тяжёлым покрывалом. Брэйди решительно пересекает гулкое пространство подвала стуком каблуков своих туфлей и сдёргивает покрывало за край, отбрасывая его в сторону. Оно нехотя поддаётся.
Перед ним - перед ними с Уэйдом - действительно коробка, на которой - ларец. Вынимая из кармана, не глядя, защитную перчатку, Брэйди натягивает её на левую руку и осторожно открывает крышку.
- Эй, глянь. - Уэйд послушно подходит ближе и встаёт рядом. - Ничего не понимаю... Эта штука, она... ценная, - Брэйди вертит штуку, дамскую пуанту, отлитую из золота, так и эдак. Уэйд достаёт палочку, Брэйди тянется за свой, но пальцы натыкаются на что-то мягкое и живое, и Брэйди одёргивает руку, резко поворачиваясь. И замирает.
Отброшенное им покрывало медленно поднимается с пола, всё выше и выше, наконец повисая над ними как штормовая волна, как грёбаный девятый вал. Брэйди никогда раньше не встречался со смеркутом, но он вспоминает известную байку о Селестине Уорлок, её будущем муже и коварном занавесе, и понимает - это оно. Но озвучить успевает только:
- Уэйд, беги.
Прежде чем чёрная волна падает на них сверху.

+4

9

- Твою мать! - вырывается у меня раньше, чем Брэйди кидается на дверь. Это все-таки была ловушка, это все-таки была ловушка, нужно было аппарировать прямо там, драться, бежать, что угодно! Я же знал, что дело здесь нечисто, и он тоже, и... да, конечно, раздумывать об этом можно вечность, но вот мы здесь - запертые в чужом подвале как какие-то воры. Какого хрена? Мы ведь только что пришли! Что это за метод ведения переговоров?
Впрочем, ладно, против запертых замков есть много приемов, но самый простой - съебать нахер из этого места. Если только на подвал (или дом?) не наложено заклинание запрета аппарации - но оно сложное и довольно дорогостоящее, если вызывать специалиста. Впрочем, вряд ли у Распутина возникли бы проблемы с обоими пунктами. Я все равно пробую аппарировать, и - да, как удивительно, ничего не выходит.
Я зло, разочарованно рычу сквозь зубы, и выхватываю палочку. Брэйди уже испробовал, видимо, все известные ему заклинания по отпиранию, но дверь тоже зачарована. Значит, придется искать другие пути.
- Аппарация тоже не работает, - бросаю я ему, на пробу кидаясь в дверь еще парочкой заклинаний. Ничего. Пусто. Отлично. - Какого хрена это было? Я думал, мы пришли заключать сделку!
Окно? Нет, конечно, тоже нет, этот садист все учел. Я поджимаю губы в ответ на рассказ Брэйди, но ничего не говорю - а что тут можно сказать? Дело обычное, я сам так пару-тройку (десятков?) раз вламывался в чужие дома, но до сих пор жив, что можно считать успехом. Найденные (да, найденные, а не сворованные) артефакты уже давно нашли новых владельцев, цена уплачена, желать больше не о чем. Разве что не попадать вот так в ловушки, искусно расставленные простым русским парнем Богданом.
Конечно, он не знал, знал бы, сам бы в первую очередь не пошел - хотя тут я был не уверен. Гилрой всегда отличался каким-то мазохистским складом ума, позволяющим ему рисковать в тех местах, в каких люди, даже работающие в нашем бизнесе, не стали бы.
Например, находиться в одной комнате с оборотнем в полнолуние.
Я поперхнулся, но успешно замаскировал это за кашлем, украдкой посмотрев на Брэйди. Тот, не заметив ничего необычного, принялся исследовать чужой подвал, и я следую его примеру. Единственное окно на весь подвал - негусто, но на крайний случай можно и часть стены рядом с окном обрушить, будет знать, как запирать честных граждан! Ну... может, не совсем честных. Совсем не, на самом-то деле, да ну какая разница!
Претворить свой замысел в жизнь я не успеваю - Брэйди зовет меня посмотреть на что-то. На этот раз мне приходится на секунду задержаться, прикрыть глаза, помедитировать, просто чтобы нормально реагировать на него. Лучше не становится, но тупить больше нельзя - и я подхожу к нему, внимательно разглядывая взятую из коробки вещь. Это... пуанта? Которые балерины носят?
- Ненавижу балет, - пробормотал я, поднимая палочку. Если это действительно какой-то артефакт, все становится еще более сложным и запутанным - я понимаю месть, но это? Что это? Подарок на прощание? Подавитесь, но вылезти вы не сможете? Как это вообще понимать?
- Я только что окончательно перестал понимать, что происходит, - бормочу себе под нос, разглядывая вещь со всех сторон, пока Брэйди не поворачивается, а и без того скудный свет не заслоняется... чем-то. Я успеваю только повернуться, прежде чем что-то жуткое и, несомненно, живое, накрывает нас с головой - обоих, черт возьми, какого эта хрень размера?
Я пытаюсь крикнуть заклинание, но воздуха не хватает - она душит, не давает и вдоха сделать; блять, я же помню это, еще из школьного курса, в учебнике Скамандера что-то такое было, нам тогда это казалось веселой штукой, Олдриджа заматывали в пять одеял и смеялись; теперь не вспомнить, что там против него действует, чего он там хочет. Хотя хочет наверняка того же, чего хотят все мало-мальски живые существа - хорошенько отобедать.
Мне, наконец, удается послать истошное невербальное Конфундус, благо конец палочки застрял прямо в текстурах этой хреновины. Это не помогает, поэтому я, напрягая все свое воображение, додумываюсь до огня - все живые существа боятся огня, даже теплокровные. И на этот раз - нет, он не отпускает, но хватка ослабевает, ненадолго, но достаточно, чтобы я вырвался из душащих объятий и умудрился вытянуть ничего не соображающего Брэйди. Приходится сделать пару шагов назад, пока эта хрень понимает, что ей ничего не грозит.
- Я, блять, не знаю, как с ней бороться, - признаюсь честно, но все еще держу палочку наготове. - Но если мы разбежимся в разные стороны, дадим себе время подумать - она замешкается, не будет знать, в какую сторону метнуться сначала.

+3

10

Опасность первым замечает Брэйди, осознаёт Брэйди, но реагирует быстрее - Уэйд. Это Брэйди понимает уже апостериори, потому что когда их накрывает единомоментно душащей осязаемой тьмой, сознание его как будто отключается; плотная как-будто-ткань закрывает ему нос и рот, не даёт дышать, он не может дышать, и это всё, о чём он может думать, не впадая в панику, но как будто выпадая из собственного тела и -
Ткань подаётся назад, давая доступ к кислороду, и кто-то резко оттаскивает его за руку.
Уэйд.
Брэйди делает жадный вдох и закашливается: в его горле - вековая пыль и запах мёртвых мошек. Уэйд уже наизготове, палочка поднята, взгляд расстерян, но сфокусирован и твёрд. Брэйди тоже выхватывает палочку, старается включиться в происходящее, закрывает глаза, вдох-выдох, открывает их и отвечает смешком на предложение Дурсля:
- Или не замешкается и слопает сначала одного, потом второго. Хочешь помочь ей с раздельным питанием?
Но сколько бы он ни язвил, ему нечего предложить в ответ. Он пытается вспомнить, чего именно боится смеркут, а вспомнив, с досадой чертыхается:
- Против этой дряни помогает только Патронус, чтоб её!
Который ни он, ни Уэйд не смогут создать, не смогли бы, даже будь они в стократ счастливее, чем сейчас.
Дрянь, тем временем, кажется, не особенно довольна тем, что её ужин отбежал от неё уже почти на другой конец подвала - но подвал или, по крайней мере, это его помещение не особенно велико, и дистанция между ними и опасно шуршащей тряпкой снова начинает сокращаться. Когда она замирает в метрах трёх от их ног, не поднимаясь во весь рост, но набухая, как шатёр, Брэйди знает, что случится с секунды на секунды - она бросится на них, и в этот раз им, возможно, не повезёт вырваться так просто.
Он не знает, зачем опускает руку в карман - инстинкт, не иначе, приобретённая недавно, но прочно привязавшаяся жалкая привычка - искать спасения в склянках. Стоп. Склянки. Что-то щёлкает у него в голове, и он вспоминает.
Достаёт из карманов модной своей шубейки два пузырька, затем ещё два - один пустой, с острыми боками, другой такой же, полный, с зелёной жидкостью внутри. И два круглобоких, матовых. Взрывательные зелья-бомбочки. Брэйди думает о том, что мог случайно перепутать одну из них со своим оперетивом тогда, в коридоре, и немного истерично смеётся.
А затем поднимает голову точно в тот момент, когда чёрная волна вновь раззявливает свою пасть, и швыряет бомбочки прямо в неё, одну за одной. И тут же хватает Дурсля за рукав, закрывает собой, заставляя пригнуться - это куда быстрее, чем тратить время на слова.
Смеркут мягкий, стеклу не обо что разбиться, но Брэйди рассчитывает на то, что его жадность заставит его раскусить подношение, попробовать на вкус - и понимает, что сделал верную ставку, когда буквально через пару мгновений слышит у них за спинами два небольших взрыва.
Он оборачивается: покрывало лежит поверженным посреди комнаты, слабо трепыхаясь; в его недрах - раскуроченная и тлеющая по краям дыра. Брэйди становится его немного жаль... Но то ли его, то ли Дурсля всё ещё потряхивает, и если бы не эти бомбочки, если бы не быстрая реакция Уэйда в первую атаку - они были бы уже мертвы и переварены. Их ему жалко больше.
Снова знакомый звук - железной щеколды, на этот раз отпираемой. Дверь открывается, и внутрь заглядывают двое - не Богдан, но его прихвостни, безымянный и мистер Смит.
- Вы что здесь устроили? - имеет наглость спросить Смит, имеет наглость выглядеть возмущённым. - Сидите тихо, а то...
- А то что, блять, - голос Брэйди звенит и ходит ходуном, когда он отпускает Дурсль и медленно поднимается на ноги. - А то вы, блять, нас с дементором в следующий раз запрёте? Вы совсем охуели?!
Моргнуть не успел - а уже повис на лацканах у Смита, держа его за грудки. Тот ошарашенно моргает ему в ответ, но удивление его напарника заканчивается быстрее, и в горло Брэйди утыкается волшебная палочка, словно пытаясь нащупать сонную артерию.
Брэйди нехотя отпускает лацканы мантии, поднимает руки и делает шаг назад, но не успокаивается ни разу.
Он не знает, почему его так колотит, хотя погодите, вот: одна грёбная статуэтка, одна грёбаная ничтожная ошибка почти год назад - и сегодня Уэйд Дурсль мог умереть.
Из-за него.
И из-за тех, чьей потрясающей идеей было припугнуть пленников сраным смеркутом!
Себе он попробует открутить голову потом, в личном порядке, а вот им горит желанием попытаться уже сейчас.

+3


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » something, something, dark side


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC