шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 1 - Николас О'Кифф
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 2 - Трейси Поттер
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 3 - Арчибальд О'Кэрролл
Пост недели
от Майлза Бенсона:

Жизнь в лютном была такой насыщенной, что Майлз мог с полным правом похвастаться: с ним всякое бывало. Ну там, воришки, пытавшие спиздить из лавки хоть что-нибудь ценное. Более толковые воры, пытавшиеся спиздить что-то вполне определенное. Авроры и хит-визарды — о, этого народа у него в гостях побывало просто немеряно, они любили нагрянуть с утра и все обнюхать, выискивая запрещенку и конфискуя мелочь для отчетностей. Иногда в лавку подкидывали какую-то неведомую ебань, замаскированную под артефакты, один раз прилетела даже сова с непонятного происхождения посылочкой. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » meet the fockers


meet the fockers

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

meet the fockers

http://s9.uploads.ru/bsE8g.gif

ВРЕМЯ: середина июля 2027
МЕСТО: Лофт Принца » поместье Эйвери
УЧАСТНИКИ: Дирк Принц & Моргана Эйвери

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
«За ужином с моими родителями обойдись без политики, ладно?»

+5

2

- Херня, херня, еще херня, - спиной вперед заталкиваясь внутрь квартиры и перебирая какие-то рекламные листовки, которые набросали за неделю его отсутствия в почтовый ящик маггловские почтальоны (давно пора было заварить прорезь нахрен в этом пережитке, оставшемся от прошлых хозяев), резюмировал Дирк, скидывая у двери c плеча дизайнерскую дорожную сумку, которая выглядела полупустой, но на самом деле была расширена изнутри. За это в свое время пришлось отвалить кругленькую сумму, потому что несогласованные расширения были не слишком законными, а ликвидаторы предпочитали в таких пустяках не светиться лишний раз, прикрывая этой показушной законопослушностью куда более крупные свои грехи. Разумеется, он мог купить что-то готовое, и это обошлось бы намного дешевле, но Дирку принципиален был характерный узор из шашечек и высокое качество, а не цена. - О, что-то интересное. Смотрите-ка, я выиграл миллион фунтов стерлингов. А, нет, показалось, - он вздохнул, явно не расстроенный тем фактом, что миллион не приплыл по счастливой случайности ему в карман. - Ди, на выход, - скомандовал Принц, нюхлер высунул мордочку из-под пальто, видимо, сообразил, что они дома, выбрался сперва к Дирку на плечо, потом перебрался на другое, а после по рукаву сполз вниз, сваливаясь на пол и прокатываясь кубарем вглубь квартиры.
Дирк бы забыл про то, что нюхлер отправился туда, если бы спустя пару мгновений не услышал пронзительный детский визг, сравнимый разве что с каким-то ультразвуком, от которого уши заложило, а голова тут же напомнила, что вчера вечером они слишком активно обмыли завершение своей марокканской командировки с коллегами из зарубежных отделений банка, благодаря которым вся поездка превратилась не только в рутинную работу, но и в импровизированную конференцию с обменом опытом.
- Что за хрень? - пересекая в несколько шагов пространство до туда, откуда слышал звук, Дирк и правда увидел сидящего на полу ребенка, который отчаянно не хотел отдавать коллекционную позолоченную бутылку гоблинского рома, столь горячо любимого Принцем, нюхлеру, которому нравилось, очевидно, всё, что блестит. Между питомцем и ребенком развернулась настоящая битва, и Дирк поспешил её прекратить, просто перехватывая драгоценную бутылку бухла, чтобы убрать повыше.
Происхождение ребенка стало немного понятнее, когда на эту импровизированную верещащую сигнализацию, которая не собиралась затыкаться, потому что бутылку вовсе отобрали, и негодующее стрекотание мистера Дредфула, которое добавилось к визгу, из спальни появилась Моргана.
Дирк вопросительно посмотрел на неё, вытягивая руки на всю эту оруще-стрекочущую картину перед ним, после приставил два пальца к виску, красноречиво показывая, что лучше застрелится из маггловской пушки, чем продолжит это слушать.
- Что это за апокалипсис у меня дома? - поинтересовался он, вручая мистеру Ди старый ненужный позолоченный ключ, чтобы успокоить хотя бы его, ребенок тут же сцапал нюхлера за мягкую шерстку и тоже затих. - Это вообще чей? Твой? Мой? Наш? - он хмыкнул. - Нет, вряд ли, слишком взрослый. Это хотя бы ребенок-волшебник? Только не говори мне, что ты опять перебрала, а с утра обнаружила вот это... - он с подозрением покосился на девушку, призывно откидывая руку в сторону, чтобы подошла обниматься, потому что он вроде как соскучился. Имел право. Да и, разумеется, понимал, что всему есть какое-то объяснение, и ребенка этого не у магглов украли в его отсутствие. - Что вы тут вообще сотворили за неделю, помимо того, что украли ребенка и, очевидно, пытались пожарить бекон, но сожгли его к чертям, - принюхиваясь, поинтересовался волшебник, вытягивая из кармана брюк кожаный шурнок, на котором висел кулон в виде верблюда с характерной марокканской эмалью. - Сувенир с раскопок, - вручая его Моргане сообщил и без того очевидное он. - Не бойся, не проклятый. Это просто занятная штучка от местных - ночью в пустыне может быть очень даже холодно, а на нем согревающие чары. Я подумал, что в реалиях британской зимы тоже очень даже полезно.
Дирк всегда привозил какие-то мелкие сувениры из своих командировок. Себе - комплект запонок, потому что к ним питал какую-то особенную слабость, считая статусным и дорогим аксессуаром, хотя и приходилось периодически спасать отдельные экземпляры от мистера Ди. Сестре обычно доставались волшебные открытки, которые та собирала, а Агильберту - интересные редкие книжные издания на всевозможных языках на абсолютно разные темы. Ну просто так исторически сложилось. Моргане Дирк неизменно привозил какие-то украшения в местном стиле, которые часто несли в себе и частичку местной магии, которая была не менее восхитительна чем магия тут, в Великобритании. Вероятно, если она, конечно, не сожгла махом всё в адском пламени, у Дарлы тоже где-то была кучка безделушек "из прошлого", но о последнем он мог лишь догадываться.

+6

3

Моргана откровенно скучала. Вот уже как неделю не было никаких сенсаций, невероятных событий или приключений, достойных великих волшебников (а себя она таковой определенно считала). На работе как-то слишком много навалилось всякой рутины, делать которую было ужасно скучно, но необходимо, а Дирк, с которым Эйвери проводила некоторую часть своего свободного времени, на неделю уехал в рабочую командировку. Брат с матерью занимались вовсю семейным бизнесом, кажется, у них наклевывались новые партнеры, которых еще только предстояло поймать на крючок, и единственный человек, с кем она чисто гипотетически могла провести свободное время – новоявленный отчим. «Черта с два», – думает Мори, закатывая глаза на такую дурацкую идею; от одиночества она совсем поехала головой, раз решила, что «этот левый мужик», который за все то время, что бегает за ее матерью, не постарался произвести хорошее впечатление на остальных членов семьи, может помочь ей скоротать свободное время.

Когда отчаяние уже затапливало Моргану с головой, и она уже и не надеялась сыскать себе компанию до самого приезда Принца, подобно манне небесной, в ее жизни появилась тетушка Настя, ураганом влетев в ее теплую и уютную квартирку в магическом Лондоне. Мори едва не завизжала от восторга, вовремя вспомнив о манерах и своей чистокровности, а поэтому лишь как следует сжала любимую тетушку в объятиях. Анастасия, как и всегда, была прекрасна собой – даже приезжая в Лондон по работе, тетя каким-то непостижимым образом умела всегда выглядеть свежей и отдохнувшей. Что нельзя сказать о Моргане – несколько дней рабочей рутины вытянули из нее все жизненные силы. Об этом Настя не преминула сказать, вызвав в свою сторону угрюмый и тяжелый взгляд.

Радость Морганы, однако, длилась ровно пять минут, пока из-за юбки тети не выглянуло маленькое розовощекое создание. Эйвери пустым взглядом вылупилась на ребенка, про себя моля великого Мерлина и такую же великую (не зря же назвали в ее честь!) Моргану, чтобы либо это была галлюцинация от переутомления, либо какая-то шутка, потому что шестое чувство подсказывало Мори, что маленькая девчонка тут неспроста.  Интуиция еще ни разу не подводила волшебницу, а потому в то же мгновение, как она подумала о скрытых мотивах тетушки, родственница выложила все карты. Моргана нашла в себе силы лишь застонать, как подбитый волк, и пригласить тетю с дочкой в кухню, где спустя несколько минут уже заваривала кофе.

«Просить меня посидеть «пару дней» с ребенком было определенно скверной идеей», – замечает про себя Моргана, когда спасает от загребущих рук своей маленькой кузины очередную семейную реликвию, переехавшую из поместья. Насти не было видно уже второй день – Мори лишь получила от нее письмо, где скачущим почерком было начеркано несколько фраз, в духе «прости-прости-прости, но очень надо, с меня причитается». Осознав, что еще как минимум сутки ей придется провести в обществе то ревущей, то крушащей все вокруг проказницы, Моргана поблагодарила богов, что Дирк должен был вернуться уже сегодня – ей срочно нужно было пообщаться с кем-нибудь, кто не являлся ни главредом «Пророка», ни двухлетней девочкой.

Именно поэтому, поспешив убраться из собственной квартиры, пока она не превратилась в поле битвы, Моргана направилась прямо в лофт к Принцу, самовольно решив превратить в хаос жилище парня. Перспектива в ближайшее время, наконец-то, увидеться с Дирком значительно поднимает Моргане настроение, а потому, входя в дверь лофта, напичканную приличной порцией магии, что пропускает внутрь только определенных людей, с маленькой кузиной на руках, Эйвери уже почти не хмурится и даже что-то тихонько напевает себе под нос. Малышку девушка радостно сажает на пол, позволяя ей творить все, что заблагорассудится (про себя надеясь, что милое пристанище Дирка доживет до его возвращения), а сама плавной поступью удаляется в сторону кухни.

Воровато заглядывая во все полки, Моргана с надеждой во взгляде ищет что-нибудь съестное – сегодня она даже не завтракала. Десять минут усиленных поисков увенчались лишь сырым беконом в холодильнике и почти пустой бутылкой какого-то не самого дорогого вина. За неимением лучшего, Мори решает накормить себя сама, но в итоге лишь сжигает несчастный бекон, отвлекшись на какой-то шум (который издавала дражайшая кузина), успев при этом уделать оставшееся вино. Желудок все еще недовольно ворчит, но сознание, чуть подернутое дымкой, уже не так остро реагирует на все раздражители. Блаженно улыбнувшись, Моргана проходит в спальню Дирка, где без зазрения совести (да и какая совесть, право слово?) с размаху прыгает на мягкую постель, позволяя себе немного подремать – девочка в гостиной о чем-то увлеченно ворковала себе под нос, а сам хозяин апартаментов будет еще не скоро.

Это самое «не скоро» пролетело как-то чересчур быстро, потому что проснувшейся от шума в зале Моргане казалось, что она заснула всего-то несколько минут назад – голова была потяжелевшая, а о легкости в теле и речи не шло. Желудок пронзительно заворчал, требуя утолить уже почти беснующийся голод, но сил у Эйвери хватило лишь на то, чтобы растянуться на всей постели и тупо уставиться в потолок. Шум перешел на какой-то ультразвук, заставив Мори подпрыгнуть на месте. Зевнув и недовольно стрельнув глазами в сторону двери, девушка уже примерно представила, кто мог стать виновником ее вновь скверного настроения.

Медленно шлепая босыми ногами по полу, Моргана прикрывает ладошкой зевок и выглядывает в зал, где, помимо уже знакомой малышки, за которой ей было велено следить, она наблюдает ворчащего на ребенка нюхлера и хозяина всего окружающего ее добра. Завидев Дирка, Мори улыбается, обрадованная его возвращением.

– Ничего не знаю, – едва подавляет зевок девушка, спеша пригладить разлохматившиеся вовремя ее короткого сна волосы, – весь этот апокалипсис был здесь до меня, – отмахивается Эйвери, шагая к девочке, радостно вцепившейся в нюхлера. – Милая, – обращается Моргана к ней, – только не замучай его до смерти. Он любимая зверушка нашего Принца, – хмыкает волшебница, переводя смешливый взгляд на Дирка – ее всегда забавляло, насколько же говорящая эта фамилия. – Нет, я не перепила, и нет, она не моя, не твоя и, тем более, не наша, – закатывает глаза Моргана, вставая в полный рост. – Во-первых, неприлично намекать девушке, что она много пьет, особенно когда это не так. А, во-вторых, будь она наша, моя мать сняла бы с тебя три шкуры, – пожимает плечами Эйвери, прекрасно зная, что матушка у нее строгих нравов, особенно после смерти отца. – Ну, а бекон… бываю в жизни плохие дни, да? – Улыбается Моргана.

Манерно взмахнув рукой на свой неудачный кулинарный опыт, будто бы это и не значит ничего вовсе, Моргана подходит ближе к Дирку, пристраиваясь сбоку и обнимая его одной рукой. Когда Принц находится в зоне досягаемости, то есть в Лондоне или хотя бы на Британских островах, она совсем не задумывается о том, как на самом деле уже успела к нему привыкнуть. Но стоит волшебнику сбежать куда-то за тысячи миль, как Эйвери сразу осознает, насколько же ее жизнь без него однообразная. Внимательно слушая рассказ парня об очередном сувенире из-за границы и рассматривая любопытный артефакт, Моргана кладет голову ему на плечо в знак того, что она скучала и рада, наконец-то, видеть его дома.

– Спасибо, – благодарно улыбается Мори, целуя Дирка в щеку. – Очень мило с твоей стороны, – утвердительно кивает волшебница, отстраняясь от Принца, чтобы убрать подарок в сумочку, оставленную на кресле. – Ну, и как Марокко? Всяко лучше, чем Лондон, – ворчливо заканчивает Эйвери, вдруг вспоминая, отчего у нее всю неделю такое скверное настроение.

Отредактировано Morgana Avery (2018-12-20 00:00:56)

+3

4

- Мистер Ди, позаботься о том, чтобы нашу юную гостью вернули обратно в целости и сохранности, не стоит снимать с неё заколочки, - Принц шутливо погрозил пальцем нюхлеру, но тот за пару лет был уже достаточно натренированным малым, чтобы слушаться и не вредить никому без команды хозяина. Да, что-то беззлобно и незаметно стащить он всё еще мог, но устраивать полнейший дестрой, потому что солнечный блик угодил на капельку пролитой воды на полу, точно не стал бы. По крайней мере, Дирк надеялся, что нюхлер не стал бы. А так, кто его знает, на самом-то деле. Что в голове у этого придурка шерстяного - поди разбери.
- Хочешь сказать, Агильберту стало скучно, и это он притащил чужого ребенка и сжег еду, а потом сбежал в неизвестном направлении, а ты всё это время спала? И я вовсе не намекал на то, что ты много пьешь, где ты это услышала? Милая, если ты много пьешь, то я так вообще не трезвею никогда... - Дирк задумчиво потер переносицу, понимая, что в его жизни случались периоды, когда это было чистейшей правдой, решил, что тему лучше вообще замять, что-то невнятно буркнул и предпочел просто поцеловать Моргану в макушку, когда она наконец решила, что объятий он всё-таки заслужил. Сейчас с ней было легче, чем в самом начале. Легче на эмоциональном уровне, хотя раньше она поддавалась на абсолютно любые манипуляции, делая всё, что ему могло бы быть нужно. И, наверное, всё же не так и плохо, что в какой-то момент Мори поняла, что Принц просто играет и ищет какую-то отдушину. Стало легче в плане того, что не нужно было больше притворяться совсем, что никто никого не ревновал и при этом всех всё устраивало. Вместе с тем, Дирк и правда всегда симпатизировал Эйвери, поэтому "официальной" спутницы лучше и предположить не мог бы. Точнее, в прошлом мог бы, все ведь и так прекрасно знали, с кем они были идеально-глянцевой парой, но сейчас он открыто не признавал к Дурсль никаких чувств, кроме ненависти за предательство и настороженности при любом её упоминании, потому что подозревал, что они не закончили еще выяснять отношения тогда, в закоулках Лютного, и лучше бы кто-то действительно просто не пережил этот день, потому что теперь нельзя было знать наверняка, когда именно "рванет" и что именно это будет. Пока было тихо, но Дирк дураком не был, прекрасно понимал, что это просто затишье перед бурей. Недооценивать соперника - одна из самых больших тактических ошибок на войне. А война будет. Их личная такая война. Но пока её не было, не было и серьезных помех для того, чтобы возродить былое королевство. Они с Фонтейном уже всё решили. Оставалось дело за малым. А для этого ему сейчас нужно побыть самым примерным парнем на этих островах (хотя бы так, потому что замахиваться на весь мир в примерности Дирк не стал бы, слишком уж он был какой-то неправильный в разные моменты своей жизни).
- Да ну брось, что может быть лучше Лондона? Здесь всё и все, кого я люблю, - он тянется вперед, чтобы перехватить девушку за талию и вернуть обратно к себе, потому что вообще-то он её не отпускал, куда это она пошла? Дирк был избалован тем, что с ним обычно не спорили. Хотел обниматься - с ним обнимались. Хотел побыть один - его оставляли. Хотел вечеринку - вечеринка уже была тут как тут. И это вот было во всём. Наверное, опрометчиво было полагать, что так будет всегда, но от своих он ждал именно этого. Может быть, это опять было не слишком честно по отношению к ним, но разве кто-то о говорил о демократии? Дирк никогда не считал это лучше формой государственного устройства, так или иначе.
- Мори, послушай, помнится мне, тебя в своё время занесло к нам через собрание какого-то, кхм, кружка по интересам, в котором собираются престарелые любители чесать языками, но при этом ничего не делать. У тебя всё ещё есть выходы на кого-то такого? Суть в том, что мы недавно решили, что нам нужно некое прикрытие. Такое, которое никто пока не воспринимает всерьез. Так будет легче действовать сейчас, так будет легче привлечь новых людей, которых мы явно не досчитались с прошлого года, пока был период затишья... В общем, мне нужен выход на "Пни Кружку". Тебе это о чем-то говорит? - он знал, что говорит, но напрямую пойти в лоб в духе "познакомь меня с родителями, это, разумеется, не за тем, что у нас серьезные отношения, а мне просто нужно для очередных моих дел". При этом Дирк и в свои дела её посвящал, получается, и совета как будто бы спрашивал, демонстрируя тем самым свою лояльность и уважение за то, что она так же безоговорочно лояльна ему, и вообще, действительно производил сейчас впечатление очень внимательного к деталям молодого человека.

+4

5

– Да-да, это все Агильберт, жутко соскучился и решил навестить твой лофт, – отмахивается Эйвери. Как же она могла признать, что сама спалила бекон? Чужой ребенок – это еще не самое страшное, но вот бекон! – О, милый, теперь мне страшно подумать, что же ждет меня впереди. Ну, знаешь, с кем поведешься, – выгибает бровь Эйвери, хитро улыбаясь. В конце концов, на светских раутах, которые посещает ее мать и старший брат, нельзя выпить ничего крепче вина или шампанского, а ведь в мире столько замечательных (алкогольных) напитков.

Стоит ей перевести взгляд вниз, Моргана не может удержать улыбки, наблюдая за тем, как на полу возятся нюхлер Принца и дочка Насти. Несмотря на отсутствие каких-либо особых чувств к детям, маленькая кузина была очаровательной, и смотреть на нее без очевидной доли умиления было невозможно. Вообще, это, на памяти Эйвери, первый случай, когда она не шугается детей, стремительно исчезая в неизвестном направлении. Ее матушка, несмотря на свою внешнюю сдержанность и холодность, все-таки имела давних подруг и порой принимала их в особняке; в одиночку, видимо, ходить в гости было не принято, поэтому дамы в возрасте притаскивали порой своих «любимых внучат», одновременно жалуясь, что дети их бросили, а мужья вечно заняты. Мори ловила колкие взгляды матери, так и говорящие «и где мои внуки?», но благополучно игнорировала их, стараясь поскорее сбежать из дома – она предпочитала оставлять брата справляться с негодующей матушкой.

Впрочем, мысли об орущих младенцах и родительских ожиданиях были вытеснены из головы Эйвери знакомыми руками, обвившими ее талию. Вновь оказавшись в объятиях Дирка, Моргана лениво улыбнулась, положив руки волшебнику на плечи и принявшись увлеченно перебирать пальцами ткань его рубашки.

– Один из этих «всех» едва не загнулся от скуки в Лондоне, – вскинула бровь Мори, переведя взгляд с одежды на лицо Принца, – вот бы и меня отправили в какую-нибудь командировку! Тогда пришлось бы скучать тебе, – хмыкает Эйвери, самодовольно улыбаясь. Спустя некоторое время после их знакомства Мори, наконец, открыла глаза на все происходящее и поняла, как относится к ней сам Дирк и что чувствует она в ответ. С тех пор жизнь стала значительно проще, а дышать ей даже стало как-то легче. Но одно не поменялось уж точно (в этом Моргана была уверена) – она по-прежнему была для него важна, пусть и в каком-то особом, одному Дирку Принцу известном, смысле. Она, впрочем, за прошедшую неделю уже успела понять, что и ей самой становит жутко тоскливо без этого парня рядом с собой.

Стоит Дирку снова заговорить, Моргана тут же навостряет уши, внимательно вслушиваясь в его слова, сразу понимая, что разговор касается серьезных вещей. С тех пор, как он разругался с Дарлой, ей не выпадал шанс сделать что-либо на благо их «кружка по интересам», но, видимо, период затишья медленно подходил к концу, потому что фраза «нам нужно прикрытие» определенно значила, что вскоре оно им очень пригодится.

– Хм-м-м, дай-ка подумать, – картинно приложив палец к губам, Моргана возвела глаза к потолку, якобы вспоминая всех, кто мог бы им помочь. Несмотря на ее весьма радикальные взгляды, сама Эйвери не слишком сильно обросла подобными знакомствами – собственная семья и группировка Принца, все ее резко настроенные против демократии знакомые. Вновь опустив взгляд на Дирка, Мори продолжила, – например… мой брат? Но он бывает там, лишь как заместитель мамы, – пожимает плечами Эйвери, тут же начиная в голове прикидывать, к кому можно было бы еще обратиться. Вздохнув, Моргана свела брови на переносице, не слишком уверено глядя на Принца. Вдруг осознание всей ситуации лавиной свалилось на Эйвери, заставляя ее удивленно хлопать глазами, все еще не до конца веря собственной догадке. – О-о-о, да ладно! Моя мать? – Волшебница вдруг рассмеялась, ударив Дирка ладошкой по груди. – Ну, должна сказать, вы, молодой человек, весьма отчаянный, раз решили иметь дела с моей maman, – на французский манер произнесла Моргана. После смерти отца с ее матерью вообще в принципе было сложно иметь дела, и неважно, касается это политики или бизнеса. Даже сейчас, когда объявился этот чистокровный хмырь, ухаживающий за вдовой Эйвери, «снежная королева», кажется, не оттаяла ни на мгновение. – Ты прав, я знаю кое-кого, кто мог бы нам помочь, но это моя мать, и тебе придется очень постараться, чтобы ей понравиться, – расплывается в довольной улыбке Мори, уже предвкушая это жесткое испытание, – но при удачном стечении обстоятельств она может тебя познакомить с нужными людьми. Моя мать пользуется во всех этих «кружках по интересам», – девушка изображает кавычки, сама будучи не особо высокого мнения о престарелых горе-революционерах, пусть и отрицать их влияние было бы глупо, – уважением, пусть и не слишком часто их посещает.

+3

6

Дирк еле сдержался от какого-нибудь достаточно едкого комментария на тему того, кто же тут сходил с ума от скуки. На самом деле, он в принципе не мешал это все ровным счетом никак, потому что одного раза (и абсолютно других отношений) ему хватило, чтобы понять, что это лучше не смешивать в принципе. Никаких новых экспериментов, достаточно того, что он без скандалов, как ему кажется, может наслаждаться тем, кем ему в данный момент хочется. Или ему это только кажется и он старательно не запоминает никакие конфликты на этот счет, которые только могут возникать? Или ему просто никто не устраивает сцен, и поэтому ему столь хорошо? Да какая, в общем-то, разница? Вот Моргана, она так просто понимает, пусть и поиграв перед этим, как полагается уважающей себя девушке, что ему нужно, без дополнительных объяснений или каких-то там намеков и хитрых взглядов.
- Отчаиваться пока рано, у меня все схвачено, - парировал Принц, перехватывая ладонь, легшую ему на плечо и чуть сжимая в пальцах, потому что тактильный контакт ему иногда нужен так же сильно, как слова или взгляды. Дирк любит прикосновения, особенно те, что дают ему ощущать собственную значимость и некоторое превосходство, даже такое банальное как то, что вся ладонь Эйвери помещается в его руке. Мелочи, разумеется, которым никто не придает значение, потому что вроде бы так и должно быть - женская рука во всех книгах "тонкая и изящная", а мужская ладонь - "сильная и широкая". Стереотипы такие стереотипы. Но на них, так или иначе, строится очень многое. И лучше пусть строится дальше, потому что некоторый консерватизм - это даже хорошо. В будущем пригодится, когда они к власти придут. Разумеется, никто не говорил про откат в дикое средневековье, даже договорные браки, свойственные многим чистокровным семьям еще с пару десятков лет назад, сейчас ему казались чем-то устаревшим и совсем не обязательным, и, если спросите об этом Дирка, он наверняка скажет, что это ему точно не по вкусу и никакого такого консерватизма ему не надо, но вот, например, его бы абсолютно устроило сосредоточение власти в руках небольшого количества аристократии, в то время как остальные, кто входа в этот круг не заслужил, сидели мы на задницах ровно. Без всяких выскочек вроде всеми "горячо любимого" министра Грейнджер, например. Хорошо, что нынче министр был другой, но, по мнению Дирка, он был не слишком-то и лучше. Политическое бездействие Принца угнетало так, как будто касалось его лично совсем не в последнюю очередь.
- Но Мори, - волшебнику остается только ослепительно улыбнуться и поцеловать девушку куда-то в висок, чуть крепче сжимая в объятиях, - как я могу не понравиться?
И тут ему даже не нужна его закаливающая самоуверенность - Принц и правда умел нравиться, подбирать нужные слова и, при необходимости, свои мысли умело не выражать, но в этом случае, он знал, это не понадобится - мать Морганы женщина нужных взглядов, они точно найдут общий язык, поэтому неловкого молчания или неуместных тем за ужином не возникнет.

2 дня спустя, к вечеру
Получить приглашение, по мнению Дирка, было самым сложным, но Моргане удалось все разрулить в самые кратчайшие сроки. Уж неизвестно, что она там наговорила своей матери, но на следующий же день радостно сообщила, что уже обо всем договорилась. Принц в талантах Эйвери никогда не сомневался, но даже удивился, что все было так гладко и быстро, не заподозрив того, что цель его визита могла быть неправильно истолкована, а когда задумался об этом - уже стоял перед дверьми шотландского дома Эйвери, дожидаясь, пока ему откроют дверь. Он мог бы войти и так, в конце концов, ему даже приходилось здесь бывать, правда, когда хозяйки не было дома, но это было невежливо, а он сегодня исполнял роль безупречного молодого человека. Выглядит так, ведет себя так же, явился строго вовремя, прошел часть от ворот пешком, как подобает приличному волшебнику... Главное, уловить нужный момент и осторожно вкрутить парочку политических тем.
Дверь ему открывает сама Моргана, Дирк тянется, чтобы поцеловать ее в щеку - практически невинно.
- Привет, я принес вино и фрукты к столу, - он кивает на корзину. Тоже простой жест воспитания, но "старая гвардия", выросшая в каких-то аристократических рамках, привыкшая к шикарным приемам и званым ужинам, любила такие мелочи. И Дирк знал, что они будут отмечены именно так, как ему того нужно.

+3

7

Готовясь к ужину, исход которого значил куда больше, чем могло показаться изначально, Мори не могла избавиться от волнения – она ведь прекрасно знает свою мать, а также прекрасно знает, что та веселая и приветливая шведка умерла в ней в день смерти ее мужа и их с братом отца, и теперь от некогда жизнерадостной волшебницы ее отличало слишком многое. Правда, Моргана не могла не согласиться с Дирком – он действительно умел нравиться людям. Искусство светской беседы, убедительные доводы и приятная внешность – все это могло довольно-таки легко склонять людей на его сторону. Эйвери не раз становилась тому свидетельницей, да и сама частенько ловила себя на мысли, что слушает Принца во все уши, не замечая ничего вокруг. Оставалось ставить на то, что матушка в этот день не будет слишком уж внимательна и скептично настроена.

У Морганы ушли ровно сутки, чтобы подвести свою мать к идее устроить этот ужин. Девушка, как и обычно, начала издалека, намеками, а потом чуть ли не открытым текстом оповестила родительницу о том, что «очень бы хотела познакомить ее кое с кем весьма успешным и подающим большие надежды». Миссис Эйвери всегда знала, что ее дочь не водится с кем попало (так уж ее воспитали), поэтому когда Моргана заговорила о чем-то подобном впервые за несколько лет, женщина решила дать этому «кое-кому» шанс. Мори не сказала ни слова о замужестве или чем-либо подобном, но в глазах матушки ясно прочитала эти идеи. Впрочем, ничего против она говорить не стала – так, может, даже лучше, и у Дирка будет больше шансов втереться в доверие к ее матери. В любом случае, цель была достигнута, и вечером того же дня Моргана отправила свою сову к Дирку с короткой заметкой, где указала время, к которому ему следует быть в поместье.

На следующий день в огромном особняке было чуть более шумно, чем обычно – эльфы копошились на кухне и в столовой, накрывая стол на пять персон. Стоило Мори лишь увидеть это, как она закатила глаза – этот придурок очевидно будет ужинать с ними. Настроение у девушки сразу упало, и она, хмурая и злая, вновь поднялась в свою комнату, чтобы привести себя в порядок. Ближе к условленному времени в поместье вернулся Джералд, который, понимающе кивая, выслушал все шипения сестры по поводу наличия «этого старикана» на ужине. Присутствию старшего брата Мори была безумно рада – он знал о всех семейных перипетиях и мог вовремя притормозить ее, если вдруг что-то пойдет не так.

Дирка Эйвери встретила сама, недовольно глядя на общение матери и ее кавалера и скучающе сидящего в гостиной брата. Впрочем, встреча с Принцем значительно подняла ей настроение – с ним всегда было приятно проводить время, даже если в ее унылом поместье. Пропуская волшебника внутрь, Мори получила приветственный поцелуй в щеку и предусмотрительно собранную в качестве подарка корзину с фруктами и вином.

– Спасибо, – улыбнулась девушка, подзывая одного из домовиков, чтобы тот позаботился о подарке и расставил все на столе. – Ну, снова добро пожаловать в дом с призраками, – ухмыляясь, произносит Моргана, принимаясь оглядывать Принца. Тот и правда выглядел отлично – девушка смахивает с плеча парня невидимые пылинки, вновь улыбаясь. – Ты отлично постарался, милый, только придется постараться еще больше, – Моргана кидает быстрый взгляд в сторону гостиной, которая переходила в столовую, где и намечался ужин. Ловя взгляд брата, словно говорящего «тащи своего парня скорее, я не могу уже слушать их болтовню», Эйвери подхватывает Дирка под локоть и не спеша направляется в сторону залы. – Я сделала все возможное, чтобы мама была настроена на знакомство с тобой. Столько удивительных вещей о тебе понарассказывала, ты не представляешь! – Мори говорит приглушенным шепотом, вводя Принца в курс дела. – Только вот без подстав не обошлось. Мать притащила своего поклонника. Какого драккла, вообще? Но, в общем, не реагируй на него особо – он хоть и аристократ высшей пробы, но иногда несет бред. И, пожалуйста, давай без открытой политики? – Выразительно смотрит на Принца Мори, выгибая бровь. – По крайней мере, не за ужином. Или хотя бы после первой бутылки вина.

Входя в гостиную, Моргана нацепляет на лицо самую радостную улыбку из своего арсенала и подводит Дирка ближе к матери и брату. Представляя всех друг другу, Эйвери не удерживается от слегка недовольного тона, когда представляет матушкиного кавалера, но в целом знакомство проходит достаточно гладко. Дирк, как и ожидалось, вежлив, тактичен и обходителен – действительно, кому он может не понравиться? Закончив со светскими расшаркиваниями, вся процессия переносится в столовую, где уже накрыт богатый ужин, а домовики прячутся по углам, чтобы выйти на первый же зов хозяев.

+1

8

Едва они оказываются у стола после знакомства в гостиной, после обмена ничего не значащими, но полагающимися по этикету, рукопожатиями, кивками и этим «очень приятно!» (на самом деле, едва ли кому-то так уж приятно - всем просто все равно, но безразличие -  чувство хуже ненависти, и это всем известный факт), разговор перетекает в продолжение знакомства. Кто такой, откуда, кто родители, как это так - не местный, с кем в родстве и так далее. Дирк чувствует себя главным лотом на аукционе племенных жеребцов, на котором бывалые ценители лошадей выбирают себе подающих надежды молодых скакунов, чтобы наверняка приносили победы на скачках и увеличивали тем самым капитал. В другой раз Принц мог бы немного взбунтоваться, показать свой не самый прилежный нрав, но не сегодня. Сегодня его задача дать понять, что, разумеется, он именно та «темная лошадка» на этих скачках, в которую нужно вложиться - вложения точно отобьёт с лихвой, а потом будет работать в чистую прибыль при минимальных затратах. Никто не может знать, как будет на самом деле, но Дирк мастер считать свершившимся и полностью правдивым любой факт, который ему нужно. Поэтому ему так просто все достаётся - он уже считает, что у него это есть. Так и сейчас. Он ведёт себя так, как будто он уже получил заветное приглашение туда, куда ему было надо. Он ведёт себя так, как будто он уже понравился всем за этим столом, и нет никаких сомнений в том, что именно так и происходит - обаяние Дирка Принца сродни неизвестному вирусу, который захватывает сознание, заставляет заболеть этим молодым волшебником всех, кто попадает под его чары, и речь сейчас, конечно же, не о волшебстве, которое творят при помощи палочки или артефактов. Дирку не нужны артефакты, чтобы нравиться людям, у него есть какая-то едва ли не врожденная харизма, которая, конечно, работает не на всех и не всегда, но точно тогда, когда Дирку это нужно. И из всех присутствующих за столом иммунитет есть только у Морганы, да и то, это иммунитет приобретённый - получить его можно только уже однажды переболев этим вирусом. Но излечиться полностью нельзя. Она стала носителем, носителем, который может заразить других, и Дирку, опять же, это на руку. Пусть ему было удобнее, когда ей было легко манипулировать, но и сейчас очень неплохо. Возможно, даже лучше, если не рассматривать одно лишь удобство, а подключить сюда какие-то другие аспекты этих их отношений, которые никто не возьмётся назвать любовью, но партнерством, не лишенным некоторой романтики - запросто. Принц куда больше ценит именно партнеров и соратников, он уже влюблялся однажды - это не привело ни к чему хорошему.
Сегодня за столом его даже не беспокоит то, что мать Морганы явно смотрит на него как на будущего зятя. Может быть, это его же тактика - она уже думает об этом как о свершившемся факте, а Дирк не спешит ей возражать. Во-первых, ему это тоже на руку, во-вторых, если однажды для какого-то очередного масштабного замысла ему понадобится официальный брак (хотя сейчас он и не мог придумать, почему бы могло произойти именно так) - именно Моргана будет первым и самым очевидным вариантом. И самым же лучшим, вероятно, потому что она разделяет его взгляды, она поддерживает его, она готова идти за ним и не задавать лишних вопросов. Дирк не доверяет абсолютно всего никому, но Моргане доверяет многое.
И, о да, он прекрасно справляется со своей ролью «почти-жениха», перспективного и интересного молодого мага и желанного гостя, поэтому, грамотно озвученнные в подходящий момент (конечно же, как подобает, в ответ на соответствующий вопрос) соображения приводят к тому, что Принц получает такое важное для себя приглашение. Следующая среда, вечер, Виверна. Это не было для него секретом и тогда, когда он пришёл сюда, но именно услышанное звучит как подтверждение - теперь он придёт не просто так, как случайный гость, а как заведомо заслуживший доверие, такое нужное для того, зачем вообще это затевалось.

+1


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » meet the fockers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC