шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
GUNPOWDER PLOT 1 - Агильберт [19.04]
GUNPOWDER PLOT 2 - Деми [18.04]
GUNPOWDER PLOT 3 - Афина [23.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 1 - Офелия [21.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 2 - Салвадор [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 3 - Вендолин [20.04]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 4 - Морри [19.04]
CREATURE PRIDE 1 - Кёрли [18.04]
CREATURE PRIDE 2 - Уэйд [19.04]
Пост недели
от Морриган О'Кифф:

Морриган заканчивает корпеть над котлом, в котором варится новая порция галлюциногенов и потягивается. Затекшие мышцы спины требуют движения, а организм кофе и, пожалуй, кусок облепихового пирога. Она провела все утро практически в одной позе и теперь нестерпимо хотелось прогуляться и развеется. До желанного кофе с пирогом всего каких-то минут пятнадцать пешком. Как раз можно совместить приятное с полезным. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » взрывная волна


взрывная волна

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Взрывная волна


http://s8.uploads.ru/CpGDW.gif
http://sg.uploads.ru/ZSyfK.gif

ВРЕМЯ: 7 октября 2027
МЕСТО: квартира Агильберта
УЧАСТНИКИ: Dorian Delacour & Agilbert Fontaine

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Со мной точно ничего не случится. Я знаю.

+3

2

День Дориана начался в пять тридцать по местному времени.
На юге Франции, где в тот момент сосредоточилось его пододеялочное существование, было почти плюс тридцать с половиной градусов, и наступавший день обещал быть по-летнему солнечным. Пожилые волшебницы в соседних домах тоже постепенно пробуждались, причесывали седые локоны перед болтливыми зеркалами и искали в своих резных гардеробах панталоны полегче, чтобы уже через час выползти на старинные витиеватые улочки, не менявшие свой облик с тех пор, как Николасу Фламелю в первый раз ударил бес в ребро. Собираясь стайками в уличных кофейнях, эти почтенные тетушки в жемчуге вплоть до полудня поедали выпечку и обсуждали всевозможные важные и неважные новости. Все, которые касались сферы их интересов, конечно же. Цены на флоббер-червей, порошки для ухода за столовым фарфором и серебром, внуки и правнуки, реформы здравоохранения, проведенные министерством магии в далеком Париже… В этом райском уголке, наполненном стрекотом цикад и запахом Средиземного моря под боком, совершенно никого не интересовало, как там дела в остальном волшебном мире.
Не открывая глаз, Дориан поднялся с постели и принял душ, приоткрыл один, чтобы одеться, и второй уже за завтраком. Он должен был отправиться домой еще позавчера, но мама сделала такое несчастное выражение лица, хотя они и провели все десять дней до этого вместе, что ему пришлось задержаться до того момента, когда не посещать занятия стало уже неприлично.
Не то чтобы студентов старшего курса кто-то мог по-настоящему хватиться… Но у Дориана была пара дополнительных причин спешить в Лондон.
После раннего подъема и путешествия в обнимку с портключом он ощущал легкую тошноту, а толпы народа в разномастных мантиях, сновавшие туда-сюда, спеша на работу, мягко говоря, усугубляли головокружение. Воздух был сухим и загрязненным маггловскими производствами, а язык, звучавший со всех сторон, казался непонятным. Дориан остановился, безучастно глядя по сторонам, опустил ресницы и сделал глубокий вдох. Выдохнув тонкой струйкой, он выпрямил спину, вскинул голову, откидывая мягко пружинящие волосы со лба, и упрямо направился вперед.
Его сосед еще был дома:
- Хэй, - поприветствовал из одеяла, приподнявшись на локтях. – Как добрался?
Дориан молча скинул дорожную сумку возле своей постели, перестраивая организм на восприятие и отдачу английского языка.
- Нормально. Черт, надо успеть к восьми, - выкинув половину багажа на покрывало, он принялся быстро переодеваться. – Что нового? – повернулся обратно, вылезая из горловины кофты, и вслепую схватил первую попавшуюся мантию.
- У меня? – начав с паузы, ответил допустим Колин. – Ничего. В мире? Ничего. Хотя… на прошлой неделе – или уже на позапрошлой? – взорвалась квартира Вероники Крам. Ты не слышал?
Поправляя воротник, Дориан отрицательно покачал головой и приподнял бровь.
- Из-за чего?
- Из-за чего, - Колин передразнил его журчащий акцент, проявлявшийся особенно ярко после возвращения из Франции, - никто не знает. Сейчас пошли слухи, что это был теракт. Но никто не признается.
Дориан рассеянно вплел пальцы в волосы, отгребая их от лица. Задумавшись, он постоял так пару мгновений, прежде чем спешно начать собираться.
***
После двух пар и одной сессии сценического чтения, приуроченной к выпускному проекту, у Дориана начали слипаться глаза и немного – мозг, очевидно недовольный пробуждением на рассвете и нагрузкой, включавшей в себя непривычное количество учебы на иностранном языке.
Уже на полпути по дороге из кампуса Дориан обнаружил, что взял в библиотеке не тот учебник. Пришлось вернуться – правильная книга содержала кучу важного материала для подготовки к итоговому экзамену и в начале семестра испарялась со скоростью голодного дракона, преследовавшего добычу. Утомленный и раздраженный Дориан влетел в пустую квартиру Агильберта, вылез из кроссовок, гневно бросил учебник и толстый сценарий на ближайшую поверхность, которой оказался диван, и принялся стягивать мантию, путаясь в рукавах.
Затем он, наконец, выдохнул и осмотрелся. Все вокруг выглядело так же, как когда Дориан покидал эту квартиру с десяток дней назад – странно было ожидать чего-то другого. Раздевшись, он потянул носом, принюхиваясь к легкому запаху табака и еще чего-то неуловимого, чем всегда пах и сам хозяин этого места. Было в этом нечто успокаивающее. Дориан взглянул на часы и устремился в кухню, вытаскивая по дороге палочку.
В академии он невольно узнал о происшествии в доме Крам в куда больших подробностях, чем от Колина. Информация буквально выливалась на голову ушатами, почти наверняка включая в себя слухи и теории, не имевшие отношения к реальности, но Дориан, впервые слыша обо всем этом, не мог отличить то, что было похоже на правду, от преувеличения. У каждого, разумеется, было свое мнение о причинах, и любой, найдя новые уши, на которые можно было с ним присесть, не мог справиться с искушением поделиться своим вариантом. Дориану оставалось лишь выбирать подходящий степени своей мнительности.
Приготовив еду, он вернулся в гостиную, забрался с ногами на диван и открыл учебник, чтобы заранее узнать об ужасном конце, ожидавшем его через несколько месяцев. Его мысли постоянно возвращались к ситуации с Вероникой, не позволяя продвинуться дальше пары абзацев, обрастая лишними деталями уже в собственной голове. «Почитав» в таком режиме еще минут десять, Дориан резко сел и склонился над книгой, усилием воли заставляя себя сосредоточиться.
Через полчаса он уже крепко спал.

Отредактировано Dorian Delacour (2019-01-08 14:02:55)

+6

3

Просыпаться с похмелья в кровати Дирка на самом-то деле не самое плохо начало дня. Проблемой было то, что рядом сопел совсем не Дирк, а Моргана, а голова раскалывалась так, что хотелось наложить на самого себя аваду, чтобы не мучится.
Прошлый вечер, несмотря на выпитое, был совсем не в тумане. Я четко помнил всё - начиная от сенсационного признания Джонса, что он самолично подорвал квартиру Крам, до Дирка, который налил в пунш эйфорийной настойки. И явно переборщил - спать захотелось так резко, что я с трудом донёс себя до постели, проклиная всё на свете. Особенно "Кружку" с внезапными вечеринками, после которых на утро требовалось идти на работу. Конечно, большая часть "Кружки" была или богатыми бездельниками, или наоборот держалась на таких ничтожных должностях, что пропуск работы уж точно не был для них какой-то серьезной проблемой.
Но в случае с Министерством, прогулять работу я никак не мог. Мог только поклясться себе, что отныне буду сам следить за тем какие снадобья принимаю и в каких количествах. Впрочем, несмотря на паршивое состояние, я вполне успешно аппарировал к себе домой, принял душ, выпил антипохмельное зелье и отправился на работу уже абсолютно другим человеком.
"Кружка" и Дирк были огромной частью моей жизни, самой важной частью, но для всего остального мира я был примерным гражданином, может даже слишком примерным. Всегда идеально сидящая мантия, идеальная укладка, выполнение рабочих задач раньше, чем их успевали поставить. Меня часто сравнивали с отцом, который, несмотря на скверный характер, дослужился до главы хит-визардов, и мне также пророчили большое будущее. Сам же я предпочитал думать, что возможно будущее будет даже лучше, чем могли ожидать окружающие. Когда Дирк станет Министром Магии, я буду, как обычно, подле него. Заместитель Министра? Всё возможно.
Но, конечно, пока до этого было далеко. А в свете последних событий, требовалось быть особенно осторожными. Ублюдок Джонс! Я его уже однажды выпутывал из передряги в которую он попал по собственной тупости. Теперь же мне очень хотелось уйти от этого подальше, сделать вид что мы не знакомы и никогда не были знакомы. Впрочем, пока никто "Кружку" ни в чем не обвинял, ни доказательств нашей причастности, ни логики в этом взрыве не было никакой. Кто в своем уме пойдет подрывать квартиру политической активистки? Даже не так - всемирно известной спортсменки и политической активистки? Если бы это была какая-нибудь зачуханная секретутка из Ж.О.П. я бы ещё мог понять. Запугивание масс это хорошо, это правильно. Люди должны чувствовать угрозу, чувствовать что этим мерзким либеральным порядкам пришёл конец, что у власти теперь сильные мира сего. Но запугивание тоже должно быть изящным, не настолько грязным и шумным. Нужны слухи, нужны акции, которые запомнятся людям не только фейерверком и перекошённым лицом Крам на обложке "Пророка". Не такие решительные действия мы с Дирком планировали, по крайней мере не сейчас. Впрочем, сделать со случившимся мы уже ничего не могли, даже выгнать этого слащавого блондинчика из "Кружки" было бы совсем неверным ходом, хоть он и идиот лезущий на рожон. Оставалось только ждать и верить, что излишних подозрений на нас не падёт.
За подобными размышлениями прошёл весь мой рабочий день. Ничего экстренного, слава Мерлину, не происходило. Я даже успел послушать местные сплетни во время обеда, но ничего нового на тему взрыва никто сказать не мог, обсуждали в основном кто где будет справлять Хэллоуин и кто с кем начал встречаться. Порой мне казалось, что люди совсем не взрослеют, так как болтали все об одном и том же год за годом, ещё начиная со школы. Скукота.
Придя домой я планировал отправить Дирку сову с предложением встретится и обсудить вчерашние новости, но дома меня ждал сюрприз.
Ну как сюрприз... услышав какое-то странное сопение в собственной квартире, и заходя в гостиную с палочкой на перевес, я ожидал чего угодно, но никак не кудрявого парня, спящего на моем диване в окружении книг.
Драккл тебя подери, Дориан! На фоне всех происходящих событий, я успел позабыть про свою новую игрушку. Дориан был приобретением последних месяцев - страшно красивый, очаровательный актеришка, которого было совсем не стыдно вывести в свет. За прошедшие месяцы наши отношения успели дойти до той стадии, на которой он мог появиться в моей квартире в любой момент. То, что меня в этой квартире почти никогда и не было, совсем не мешало здесь обитать Дориану. И меня это вполне устраивало. Сам я чаще бывал у Дирка, а эта квартира, подаренная мне дедом, была скорее складом одежды и книг. Впрочем, с появлением Дориана я стал бывать здесь несколько чаще.
На самом деле, я сам иногда задавался вопросом зачем я довел отношения с Делакуром до этой стадии. Он мог быть одним из череды красивых мальчиков, которые менялись чаще, чем я успевал запомнить их фамилию. По всем пунктам мне хватало Дирка - наша с ним дружба была тем самым прекрасным чувством, которое всех устраивало. Как мне казалось. Пока в его жизни Моргана вдруг не стала главной женской ролью, словно он не помнил каким дерьмом в прошлый раз обернулась его связь с женщиной. От женщин вообще одни проблемы.
Как бы то ни было, Дориан был мне даже дорог. И я не про галлеоны, которые я тратил на подарки для него. Было что-то цепляющее в Делакуре, что-то что заставляло меня быть милым с ним. И почти не изменять (Дирк не считается).
И хотя мы постоянно посылали друг другу сов, пока Делакур был во Франции, на фоне всех этих событий я забыл, что он возвращается именно сегодня. И моим первым порывом, когда я увидел его на своём диване, было аппарировать куда подальше, пока он не проснулся. Не то чтобы я не хотел видеть Дориана, просто голова была занята совсем другим. И играть в заботливого парня не было никакого желания. Но от моего появления в комнате блондин начал ворочаться, и сбегать было уже поздно. Так что я убрал палочку, сел на пол рядом с диваном, и легко поцеловал Дориана в губы, чтобы разбудить.
- Доброе утро, спящий красавец, - слащавая чушь, конечно, но я умею быть очаровательным, когда надо. И я постарался не засмеяться от мысли сказать что-то подобное Дирку. Интересно, он за такое на месте убьёт или вначале будет пытать? Не важно, не важно. Этот вечер придётся посвятить Дориану.

+5

4

Темнота обволакивала все вокруг – немного напоминало бесконечные просторы вселенной, не обремененной светом звезд. Такие, наверное, существуют. Никакого света, давления, притяжения и, конечно же, воздуха. Пустота. Ничто. Эта приятная темнота постепенно смыкалась, сначала легонько, потом ощутимо, вытесняя из себя, очевидно, не принадлежащее данной вселенной тело - не очень-то и хотелось.
После длинного и весьма сложного дня Дориану ничего не снилось.
Придя в сознание, он увидел под сомкнутыми веками неяркий свет и неохотно приоткрыл глаза, все равно пока что глядя лишь сквозь ресницы. Он почувствовал присутствие Агильберта еще раньше, чем посмотрел на него прямо перед собой. Его шаги, его тепло, его запах, прикосновение и его слова. Даже в самой короткой разлуке он ему снился – сегодня это было, видимо, ни к чему.
Дориан сонно улыбнулся и накрыл глаза ладонью, еще приходя в себя, потер внутренние уголки подушечками пальцев, переворачиваясь на спину. Он чувствовал себя слегка сбитым с толку, ровно настолько, как это бывает после дневного сна. Какой сейчас год?..
- Salut, - отведя руку от лица, он нежно, но настойчиво и целеустремленно провел ей по одежде Агильберта, надавливая, мягко проник пальцами за пазуху и извлек карманные часы. - Как прошел день? – Дориан с прищуром взглянул на время, затем сел и рассеянно потрепал волосы, отводя их от лица. Закатав рукав, потрогал глубокий след на руке, оставленный обложкой книги, на которой он частично лежал. – Я приготовил ужин, - им и так все еще пахло, но оповестить об этом казалось Дориану ужасно заботливым, а заботу он считал чем-то вроде своего долга.
Он поднял взгляд на Агильберта, снова потянулся к нему, обнимая ладонью гладкую теплую щеку, и сухо коснулся губами губ.
- Я скучал, - добавил едва слышным шепотом, прежде чем отстраниться.
Фонтейн занимал все его мысли, пока Дориан обедал с мамиными подругами, вежливо поддерживая разговор, глядел в древние камни мощеных дорожек, держа ее под руку, сидел возле моря, впитывая жаркую влажность всего окружающего, пока читал книги и переписывался с друзьями, пока смотрел на себя в зеркало, оценивая, насколько уместным будет выйти в этих шортах, и думал о том, что бы он об этом сказал. И, разумеется, когда он рассказывал о нем едва ли не всем вокруг - а это, поверьте, невероятно славно звучало на французском - и когда сердце сладко екало в груди при виде очередной совы, несущей долгожданное (ведь целых полтора дня прошло!) письмо.
Агильберт буквально не покидал его голову. От этого Дориан чувствовал себя несвободным и счастливым.
Знаешь, - задумчиво, но пока ни о чем, на самом деле, не думая, поделился он, закрывая книгу и снова складывая стопку, с которой пришел, оправляя одежду и волосы, будто не хотел, чтобы его видели неаккуратным, - меня что-то очень волновало, когда я пришел сюда, но сейчас я никак не могу вспомнить, что именно, и меня это тревожит. Что-то связанное с тобой, будто что-то случилось или случится. Но не совсем с тобой, но я из-за этого переживаю.
Искренне чувствуя это невнятное и оттого тяжелое беспокойство, с каждым словом все более явно поглощавшее внутренности, Дориан встал и потянулся всем телом, поднимая руки над головой. Беспокойство, находившееся где-то в центре туловища, растянулось вместе с мышцами, а кудри упали обратно, накрывая его сморщенный от размышлений лоб. Дориан же не сводил с Фонтейна серьезно-сонного взгляда.
- Ты что-нибудь понимаешь?

Отредактировано Dorian Delacour (2019-01-14 01:46:48)

+3

5

Было в Дориане что-то домашнее. Каждый раз, когда я возвращался в свою квартиру и обнаруживал там Дориана, мне казалось что я наконец пришёл домой. Нет, Дориан совсем не вызывал тех эмоций, что мог вызывать Дирк, Дориан по большому счёту ничего не значил в моей жизни, но вокруг него словно сам собой образовывался уют, какая-то особая атмосфера, словно даже пахло по-другому - лавандой, морским бризом, свежей выпечкой. Всеми этими запахами его родной Франции, слишком слащавыми, конечно, но на контрасте с моей обычной жизнью это работало.
Так же как работала его очаровательная улыбка, его нелепая забота. Смешно было осознавать, что он, будучи актером, ни капельки не понимал какую ничтожную роль играет в моей жизни. Иногда я смотрел на него и думал почему же он так слепо верит в наши отношения, почему закрывает глаза так на много нюансов, почему беспрекословно слушается. Смешной мальчик, я был доволен своим выбором.
Хотя сегодня, конечно, был не тот вечер, который мне хотелось потратить на Делакура. Слишком много происходило, слишком много мне требовалось обсудить с Принцем, слишком много решений принять. А тут Дориан. Я не-то чтобы совсем не хочу его видеть, я к нему всё-таки привык и его долго не было, но как же, драккл тебя дери, не вовремя!
Но виду, что я недоволен, я, конечно, не подаю. Нельзя быть недовольным, нельзя его спугнуть.
- Ты же знаешь, как проходят мои будни - бумажная волокита, министерские сплетни, неосторожные идиоты. Ничего нового, но сегодня даже без всяких форс-мажоров обошлось, - самое забавное, что я вижу, что Дориану интересно слушать как прошёл мой день. Словно это имеет хоть какое-то значение, словно я могу рассказать что-то важное. С Дирком мы, кажется, никогда такие мелочи не обсуждаем. Эта жизнь вне "Кружки" и нас двоих - это не настоящая жизнь, это так, что-то что нужно для прикрытия. Вот когда мы придём к власти, вот тогда больше не придётся притвориться. Министерство будет нашим, вся Магическая Британия будет нашей. Повседневная рутина перестанет быть такой фальшивой. А пока... А пока я улыбаюсь моему актеришке, - Спасибо, - благодарю за ужин. И принимаю легкий поцелуй, словно всё идёт так как должно идти, словно я здесь с ним, а не витаю мыслями где-то совсем в другом месте.
- Я тоже по тебе скучал, - это почти не ложь. Мне было чем заняться в его отсутствие, да и бесконечные совы не давали мне забыть про существование Делакура, но его присутствие рядом было уже каким-то привычным. Это как завести домовика - тогда дома всегда будет вкусно пахнуть, будет готов ужин и кто-то всегда будет смотреть на вас с безусловной любовью и преданностью. Удобный в быту аксессуар, ничего не скажешь.
Правда я видел, что аксессуар что-то беспокоит. Не знаю что его могло беспокоить - в голову приходили мысли разве что о том, что что-то случилось с его ле маман или что в этом сезоне ему обещали не главную роль. После той постановки "Калигулы", он бы этого не пережил. Его слова о том, что беспокойство связанно со мной показались мне совсем абсурдными. Конечно, сейчас в моей жизни происходило много всего из-за чего стоило беспокоиться, но про всё это Дориан знать просто не мог. По крайней мере не мог знать насколько сильно события последних недель связаны со лично мной.
- Может тебе просто приснился плохой сон? У меня всё в полном порядке, ты бы первый узнал, если бы у меня что-то случилось, - я не отрываясь смотрю в глаза Дориана, как самый честный человек на этой планете. Со временем учишься отлично блефовать, особенно когда твой отец возглавляет хит-визардов, а ты при этом состоишь в незаконной организации. Впрочем, игра в гляделки была не самой моей любимой игрой в детстве. Чтобы атмосфера не стала напряженной, я встал и прошёл с бару, по дороге снимая министерскую мантию и расстегивая верхние пуговицы на рубашке.
- Выпьешь что-нибудь? Это должно помочь избавится от беспокойства, - я налил себе огневиски, и вновь повернулся к Дориану, который словно замер в своей напряженной позе. Будто что-то действительно случилось. Будто он знает что действительно случилось.

+3

6

- Я не знаю, - ответил Дориан невпопад. Он опустил руки, одернул оголившую живот кофту и отлевитировал мантию Агильберта к остальным, провожая рассеянным взглядом. Может, он осматривал ее на предмет чистки – сам не был уверен. – Выпью, - добавил после и приблизился.
Босой, несмотря на старания, растрепанный и слегка помятый, с продавленными красными следами на нежной щеке – то ли от рукава, то ли от дивана, то ли от книги – он отличался от всегда собранного и идеального во всем Фонтейна настолько, насколько это вообще было возможно. Было в этом что-то привлекательное. Возможно, для них обоих.
Дориан подошел почти вплотную, уткнулся лбом ему в плечо, расслабляя шею, и размеренно задышал, прикрыв глаза. Снедаемый беспричинным (беспричинным ли? Это тоже беспокоило) беспокойством, он не мог тихо стоять на месте без движения и перекатывал голову по слегка выступавшей (под рубашкой, но чего он там не знал) кости, задумчиво едва слышно мычал, пытаясь понять, что же все-таки не так, и с едва заметным нажимом бодался. От темноты под веками над затылком опять сгустился неуютный морок дневного сна.
Было в этом что-то смешное: во Франции Дориана постоянно трогали все, кому не лень, начиная от бабушки с дедушкой и заканчивая полузнакомыми соседями, видевшими его еще «Во-от таким маленьким», а он, как дурак, ужасно тосковал именно по этой близости. Стоять с ним рядом, чувствовать тепло, его тело, его руки, его дыхание. Не считая, конечно, крохотной детали, что Фонтейн для него всегда незримо находился где-то неподалеку. Письма, «Ажильбег’т» то, «Ажильбег’т» сё.
И все равно ради именно этих секунд можно было и убить. Делакур никогда не мыслил такими категориями, пока они не познакомились – говорят, пары со временем становятся друг на друга похожи.
Подождите, что?..
Агильберт не покидал его голову? Агильберт словно умел туда залезать. Иногда Дориан буквально это чувствовал - что не было большой проблемой, ну, то есть, не такой большой, по сравнению с тем, что Агильберт не только залезал, но и оставался.
Дориан поднял голову и посмотрел ему в глаза. В кончиках пальцев покалывало. Импульсивно подавшись вперед, он прихватил губами его верхнюю, замер так на пару мгновений и чуть отстранился, уткнувшись носом в нос. Затем отстранился совсем, чтобы не отвлекаться: за этим обычно следовало сбитое дыхание и сбитые колени.
Оказавшись поодаль, Дориан взял в руки сценарий и книгу, вернулся на порог гостиной, проследовал тем же маршрутом, что обычно проходил в этой комнате – делая небольшой крюк возле штор, чтобы провести по пыльному бархату ладонью – бросил все на мягко спружинивший диван и повернулся к Фонтейну, закладывая руку за голову локтем в потолок.
- Из-за взрыва у Вероники Крам, - сказал еще больше невпопад, резко вспомнив, о чем размышлял весь день. – Из-за этого взрыва, - снова бессмысленно использовал ни к чему не относившийся предлог. - Я так много сегодня слышал, и я подумал… кто мог его совершить? В Лондоне не так уж много людей, которым она встала поперек горла. Понимаешь? – Дориан снова встал рядом с Агильбертом и взял у него бокал, за эту непродолжительную паузу не спустив с него взгляда из-под серьезно сведенных бровей. – Ну, то есть… Что о ней известно? Что известно о тех, кому это может быть интересно? Короче, - он снова вплел пальцы в волосы, распрямляя по пути тут же сворачивающиеся обратно локоны, - нам нужно поговорить. Я беспокоюсь за тебя. Мне кажется, что ты… тоже можешь попасть под удар.
Не сделав и глотка, он с характерным стуком отставил огневиски в сторону.
- В политике сейчас начало происходить что-то странное. Непонятно, кто в какой мере может быть опасным. Тебе нужно быть осторожнее. Я не хочу, чтобы следующей взорвали эту квартиру. Tu me suis?*

__________________
*Понимаешь?

+3

7

К хорошему быстро привыкаешь. Дориан как раз являлся этим “хорошим”. На фоне стремительно сходящего с ума мира, Делакур оставался максимально земной частью моего существования.
Планы о великом будущем, политические игры, величие магов - с ним не требовалось думать обо всём этом, с ним можно было отключить голову и побыть просто парнем, которого любят безусловной любовью. Иногда это почти раздражало, но я терпеливо напоминал себе зачем мне нужен Дориан. И даже наслаждался его обществом по большей части. По крайней мере физиологической составляющей наших с ним отношений.
И его нежностью, его мягкостью, его заботливостью. Удобный вариант для того, кто хочет наконец отдохнуть.
Я запускаю пальцы в волосы Дориана, когда он подходит ко мне и упирается лбом.
Такой привычный жест, выученные наизусть прикосновения, знакомый запах от волос. Иногда я приношу на себе запах Дирка, я знаю это, но Дориан всегда молчит, не задаёт вопросов. Мой хороший послушный мальчик
Кажется мне всё-таки несколько его не хватало рядом. Но я не могу всецело наслаждаться его близостью, пока он так напряжен. Пока я сам мыслями в каком-то совсем другом месте.
Быстрый поцелуй ни к чему не вёдет, хотя я думаю о том, что секс бы сейчас всё упростил. Мы же так давно не виделись,так скучали друг по другу. По крайней мере один из нас скучал точно. Разве не стоит сейчас утонуть в объятиях друг друга? Разве не самое время, взять Дориана прямо на ковре в гостинной? Но, конечно, не время, нет. Не сейчас. Я всё время вру Делакуру, но хоть секс должен быть честным. А честно сейчас то, что я слишком погружен в мысли о “Кружке” и о том, что ждёт нас впереди.
Может стоит сказать Дориану, что у меня планы и мне нужно бежать? Срочный вызов на работе, сложный случай, требуется весь отдел. Чушь, это ужасная чушь. Я не могу такого сказать, я не могу уйти в этот вечер, когда он только вернулся из Франции. Смешно, но я не хочу обижать Делакура. Не из соображений сберегания его чувств, нет, но из соображений практичности. Сейчас он особенно мне нужен. Когда спокойствие Магической Британии висит на волоске, мне нужен кто-то кто будем меня прикрывать в случае чего. Нельзя причинять боль тому, кто готов за тобой идти на край света. Некстати вспоминается Дирк, и тот факт, что покуда я за ним иду куда бы он не позвал, его величество успевает вести себя как мудак и тащить в постель эту поганую Эйвери. Но это, конечно, временные меры в его случае. Когда мы придём к власти, Моргане не достанется места подле Принца. А пока они просыпаются вместе, я буду заставлять стонать моего маленького французика.
Дориан мечется по комнате, а я делаю большой глоток виски, максимально спокойно следя за его передвижениями. Возможно, мне бы стоило волноваться, кто знает что ему наговорили. Но волнение слишком серьёзное чувство, чтобы тратить его на такой пустяк.
И даже после упоминания взрыва ни один мускул на моём лице не дрогнул. Хотя, конечно, это заставляет меня несколько занервничать. Дракклов взрыв и дракклов Джонс. Забавно, если бы не Джонс, мы бы может и не познакомились с Делакуром, но теперь всё из-за того же Джонса и его неразумного поведения, мой сахарный мальчик весь извёлся. Хотя, конечно, он не знает ни о причастности Дэвида к нашему знакомству, ни тем более о его причастности к взрывам.
Я же простой министерский работник, о чем вы? Я знаю об этом не больше, чем писали в газетах, и не больше чем болтали в коридорах министерства.
- Этой новости уже почти две недели. Твои информаторы несколько запоздали, - странно, мне казалось, что о таком громком деле могли писать и французские газеты, но судя по тому в каком смятении Дориан, газет он всё это время не читал, - Я знаю об этом деле тоже не слишком много. Ответственность за взрыв никто на себя до сих пор не взял. Но ты же совсем не интересуешься политикой, если бы интересовался, то знал бы, что Вероника Крам не только именитая спортсменка, но и активистка Ж.О.П., этой новомодной женской партии Грейнджер, будь они неладны, - так легко быть спокойным сейчас, говорить уверенно, держать спину прямо. А хочется закурить и выпить огневиски залпом.
Не требовалось думать о политике с Дорианом? Ага, как же. Сейчас мне были нужны все мои дипломатические навыки, чтобы убедить этого красавчика даже не думать об этом деле.
- Я не состою ни в каких одиозных политических организациях, - ха-ха-ха, - Я простой министерский клерк. Да, конечно, обладаю некой властью и у меня известная фамилия, но этого мало чтобы мной кто-то заинтересовался. Поверь мне, я в полной безопасности, - внимательный взгляд, спокойный голос. Я беру Дориана за руки, заставляя повернутся ко мне всем телом и смотреть прямо в глаза. Зрительный контакт очень важен, когда так беззастенчиво врёшь.
- Мне ничего не угрожает. Я это точно знаю, - мою самоуверенность можно считать просто особенностью характера. Дориану совсем не нужно знать, что я так или иначе сам стою за этим взрывом. Что это мои друзья уничтожили уютное гнёздышко Крам, что у меня вполне возможно скоро появятся серьёзные причины опасаться собственного отца. Дориан не узнает об этом, нет.
- Очень мило, что ты так за меня беспокоишься, - улыбаюсь, подношу руки Дориана к губам и легко целую, - И ты очень красивый, когда взволнован, - слова, слова, всего лишь слова. Но мне выгоден образ влюблённого идиота. Такие всегда бесстрашные, такие ничего не боятся. Такого меня должен знать Делакур. Такой я принадлежу ему. Такого меня не существует.

+1


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » взрывная волна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC