шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 1 - Николас О'Кифф
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 2 - Трейси Поттер
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 3 - Арчибальд О'Кэрролл
Пост недели
от Майлза Бенсона:

Жизнь в лютном была такой насыщенной, что Майлз мог с полным правом похвастаться: с ним всякое бывало. Ну там, воришки, пытавшие спиздить из лавки хоть что-нибудь ценное. Более толковые воры, пытавшиеся спиздить что-то вполне определенное. Авроры и хит-визарды — о, этого народа у него в гостях побывало просто немеряно, они любили нагрянуть с утра и все обнюхать, выискивая запрещенку и конфискуя мелочь для отчетностей. Иногда в лавку подкидывали какую-то неведомую ебань, замаскированную под артефакты, один раз прилетела даже сова с непонятного происхождения посылочкой. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » all the world’s a stage


all the world’s a stage

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

all the world’s a stage
«Этот мир, такой, какой он есть, выносить нельзя. Поэтому мне нужна луна, или счастье, или бессмертие, что-нибудь пускай безумное, но только не из этого мира.»

http://s3.uploads.ru/GMmp6.gif

ВРЕМЯ: 1 июня 2027
МЕСТО: театр
УЧАСТНИКИ: Agilbert Fontaine II & Dorian Delacour, David Jones - камео

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Я смотрю на тебя - искра, буря, безумие.
А что здесь забыл Дэвид? 

+2

2

Театр, да? Когда я был маленький, еще года  в четыре где-то, родители водили меня на всякие постановки, как в волшебные, так и в маггловские театры. И, хоть я и был достаточно мал, меня поражало то, что люди, актеры, игравшие в спектакле, в реальной жизни могут быть совсем не такими, какими ты их наблюдал последние часа два. Как же это так? Там, под этими странными яркими лампами человек один, а на самом деле он совсем другой? Нет, мам, враки все это! Так не бывает. Поэтому искусство актерской игры всегда для меня было чем-то непонятным. Кто-то при мне как-то сказал, что мы все в той или иной степени играем, когда пытаемся что-то скрыть или же просто общаемся с человеком. Но, думаю, брехня это. Одно дело  лукавить, изворачиваться, в пределах своей личности, совсем другое пытаться передать личность другого человека. Как это вообще можно сравнивать? Все еще не понимаю. Даже теперь, посещая театр уже с некотором запасом жизненного опыта, эта сторона общественной жизни все еще является для меня загадкой. А потому я довольно легко согласился на предложение одного из знакомых сходить в театр.
В свете последних событий идея развеяться была весьма заманчива, а приятное времяпровождение в компании симпатичного парня всегда казалось мне неплохим планом, чтобы скоротать вечер. А дело было в том, что меня слегка пугало то, как я постоянно возвращался мыслями к Дэмиену, парнишке, с которым мы познакомились не больше месяца назад. И то, в каком ключе я о нем думал не радовало меня, вроде этих вот знаете всяких: как я радуюсь от простого общения с ним, как мне нравится его улыбка. Блять. Подобные мысли допустимы для какой-нибудь сопливой пятнадцатилетней девчонки, но уж точно не для парня лет двадцати. Херня да и только. А значит, надо было попробовать переключиться на какой-нибудь другой объект воздыхания, пока я еще совсем не увяз в этом розовом болоте.
Агильберт, внешне выглядящий как воплощение клише «типичного слизеринца» подходил как нельзя лучше. Если бы меня попросили описать его каким-то одним словом, я бы наверное выбрал «перфекционизм». В его внешности  идеально было все:
от туфль, блестящих даже когда на улице весь день шел проливной дождь и не запачкать которые было решительно невозможно,
до потрясающей укладки и костюмов, сидящих лучше, чем шмотье на некоторых из моделей Ведьмополитена. Появиться в свете с подобным парнем было очень круто и по такому случаю я даже изменил своим любимым эксцентричным шмоткам, ограничившись темно-синим костюмом и мантией в тон. Увидь сейчас меня моя тетка мне бы пришлось выслушать тираду о том, какой я идиот, что всегда не могу ходить в приличной одежде, а не в этих своих попугаевых шубах. Ну да это  родственники, они готовы опекать своих чад до глубокой старости, кому это интересно?
Возвращаясь к представлению – было довольно интересно, но украдкой залипать на резкие черты своего соседа было поинтереснее. Хотя, нить сюжета я вроде уловил, на случай, если Агильберт решит вызнать мое мнение после спектакля (или как это у них называется?). Вот только тут меня ждало одно большое разочарование. Лишь только мы успели выйти из зала, как вышеупомянутый прекрасный мужчина поспешил откланяться и исчезнуть в неопределенном направлении. Обидно, хотя, возможно я сам виноват. Слишком многого я в последнее время ожидаю от окружающих. А что касается моего неудавшегося любовника, что ж, он не знает что упустил, ну да и драккл с ним.

+2

3

- В чем я могу тебе помочь?
- В невозможном.
- Я буду стараться.
Краем глаза Дориан видит первые несколько рядов. Все смотрят на него, затаив дыхание – такое случается, когда играешь главную роль. Особенно, если на тебе лишь тога на одно плечо.
Весь свет, все внимание, забыть, облажаться – он привык не бояться, однако Калигула стал его первой «взрослой» ролью в самом настоящем театре, и сегодняшнее вступление было премьерой. Люди явились посмотреть на профессионалов, а не стать подопытными кроликами. Люди будут судить об успехе постановки по этому вечеру. Люди будут смотреть на него – бегающего по сцене в платье, убивающего, плачущего. Дориан еще даже не выпускник, что он вообще здесь забыл? На этот вопрос решительно находилась парочка ответов, которые, слава Мерлину, сейчас не приходят в голову – та забита репликами, а в ушах громко стучит кровь.
- Ложь никогда не бывает невинной. А ваша ложь приписывает смысл вещам и людям. Вот что я не могу вам простить.
Дориану говорили, что у него есть талант. Но ему вообще много чего говорят, и он успел научиться отличать целенаправленную лесть от чего-то, похожего на правду. В этот раз ему хочется показать, что он действительно чего-то стоит. Нельзя упустить шанс, иногда он дается лишь один.
Последние недели были забиты репетициями и экзаменами. Дориан выкладывался и там, и там, выжимая себя досуха. Он не помнит, когда посвящал время тому, чтобы просто посидеть и послушать, что происходит в своей собственной голове, не думая о роли или о том, что там произошло в надцатом году. Не помнит, когда в последний раз к вечеру еще думал на французском.
Возможно, это и не плохо. Дориан не чувствует себя утомленным. Он вообще ничего о себе не чувствует.
Разве что не покидает ощущение, что сегодня важный день не только из-за премьеры спектакля. Но, раз он забыл, то это и не имеет значения.
- Веришь ли ты, что два человека, равные между собою гордостью и душой, могут хотя бы раз в своей жизни поговорить от всего сердца?
Умирать на сцене эффектно. Сгоряча Дориан думает даже, влившись в слегка безумную волну всеобщего вдохновения, что мог бы и в самом деле умереть вот так – играя. Да, он пошел в актеры из-за матери, но как так получилось угадать? Сложно даже представить себя в каком-то ином деле и другом месте.
Публика, кажется, довольна. Никто и не заметил, что им подсунули студента.
После продолжительных оваций Дориан ускользает на негнущихся ногах – общение с кем бы то ни было после спектакля напоминает разговоры после секса. Неловко и ненужно. Хочется побыть одному, чтобы прийти в себя. Темный, длинный и узкий коридор с десятками дверей по обе стороны заканчивается его гримеркой – и когда только успел обзавестись собственной?
Дориан склоняется над глубокой прямоугольной раковиной, чтобы умыться, тут же слышит стук, неприятно отдающийся в живот, и морщится.
- Да?
Вынырнув из полотенца, он видит в дверном проеме незнакомого молодого человека. Жгучий стыд перекрывает замешательство: по сравнению с ним, Дориан сейчас выглядит победителем конкурса пародий на огородное пугало. Он не в настроении давать интервью, но, кажется, из угла выходов нет.

+2

4

Это легко – быть мной. Получать, что захочу, не терпеть отказов, вести жизнь человека перед чьими ногами лежит весь дракклов мир.
Весь дракклов мир, кроме одного парня. Который вроде бы и рядом, но никогда не будет рядом настолько, насколько я этого хочу. Досадно. Но в какой-то момент времени я просто смирился с этими правилами и придумал себе новую игру. Не бездумный секс со случайными мужчинами, а степенные свидания. Театры, выставки, музеи. Если мне повезло родиться тем, кто я есть, то почему бы не пользоваться привилегией и не вести настоящую аристократическую жизнь с этим миллионом правил и обрядов. Холостяк по-магически.
Я умею красиво ухаживать, умею говорить правильные вещи. Одно «но». Все, кого я выводил в свет оказывались жутко душными придурками. Ты им про средневековое искусство и по то, как салемские процессы повлияли на жизнь Магической Америки, а они про то, как надрались вчера в Тентакуле. Скучно. Я тоже не раз напивался в стенах Тентакулы, но это не то, что стоит рассказывать потенциальному партнёру на первом свидании. Я всё-таки не перепихон на ночь выбираю, а человека, которого будет не стыдно показать Дирку. Может этот идиот даже что-то почувствует, как знать.
Сегодняшний мой выбор пал на Дэвида Джонса. Смазливый блондинчик, не хуже и не лучше прочих. Приглашая его, я даже подумывал, что может не стоит всё усложнять и проще пригласить его сразу в кровать, но я не привык отступать от намеченных планов. Тем более ложа в театре уже была забронирована, а на сцене должен был блистать какой-то очень много обещающий новичок. Не то, чтобы я так сильно люблю театр, но когда любимое хобби твоей матери это всевозможные приемы с местной богемой, то так или иначе ты вырастаешь с уважением к театральному искусству. И полезными связями, позволяющими получать хорошие места только за одну фамилию. Спасибо маменьке.
А Джонс… я пожалел, что пригласил его примерно на десятой минуте от начала действа. Красота вещь субъективная, красивых парней можно встретить десятки, а вот интересных и достойных единицы. И я сразу увидел, как скучает Дэвид на спектакле, каким инородным объектом он кажется в этом мире. Нет уж, это герой совсем не моего романа.
Всё моё внимание было занято спектаклем.
Нет, не правда.
Всё моё внимание было занято главным актером. Он блистал на сцене. Жил сценой. И я захотел получить его себе. Вот так всё просто. В программке было указано, что его зовут Дориан. Но я сам был подобен одноименному герою, жадно следя за действом на сцене. И где-то на подкорке помня, как плохо закончилась история актрисы в этой книге, но какая мне разница?
Красота вещь субъективная, так я говорил? Смотря на Дориана, я видел, что красота может быть абсолютно объективной. Безусловной. По сцене ступало божество, спустившееся на землю только, чтобы я однажды его заметил.
После спектакля мне стоило хотя бы проститься с Джонсом. Наверное. На деле же я был слишком занят мыслями о Дориане. У меня было не так уж много информации об этом парне. При самом ужасном стечении обстоятельств могло оказаться, что он грязнокровка. Но фамилия в программке значилась Делакур, что вселяло некую надежду. Остальное же меня мало останавливало.
И я в очередной раз мысленно поблагодарил Пэнси за хорошие знакомства, когда меня без всяких вопросов пропустили за сцену и любезно показали, где же тут гримерка их главной звезды. Уж не думал, что когда-нибудь мне понадобятся такие связи.
И жаль, что я не догадался взять с собой цветов.
Стучу в дверь, чтобы соблюсти всё приличия - я незваный гость, но я незваный гость с отличными манерами.
Вне сцены юный бог выглядит всё так же божественно, разве что растерян сверх меры, но это не мешает мне им любоваться. Даже если у него кто-то и есть, то с моим появлением Дориану придется забыть про других людей.
- Добрый вечер! Извините, что так бестактно Вас беспокою, но мне не терпелось выразить восхищение Вашим талантом, - улыбка, уверенный взгляд. Меня никто не приглашал, но я уверенно прохожу в гримерку, словно делаю это каждый вечер. Может меня даже можно принять за какого-нибудь театрального критика. А я всего лишь парень, который захотел получить себе новую игрушку.
- Агильберт Фонтейн, - я протягиваю руку для рукопожатия, всё так же сияя улыбкой и выглядя, как само дружелюбие. Дорогой Дориан, у тебя больше нет вариантов. Теперь ты мой.

+1

5

Закинув полотенце на обнаженное плечо, Дориан медлит несколько мгновений, прежде чем пожать руку незнакомца. В задумчивости меж его бровей пролегает тонкая морщинка.
- Фонтейн, - говорит он совершенно не так, как со сцены: там от зубов отскакивает наиблагороднейший британский акцент, даже тональность голоса меняется. Еще раз прокатывает по языку, скосив взгляд, и отпускает чужую руку. – Кажется, я знаком с вашей матерью.
Дориан немного привирает: он прекрасно знал ее визуально, но не перекинулся и парой слов.
- Дориан Делакур, - представляется по-французски, чтобы сразу дать понять, как произносится его имя. – Очарован, - добавляет Дориан калькой со своего же языка в значении «Приятно познакомиться» и раскрытой ладонью указывает на обманчиво мягкий на вид резной диванчик. – Присаживайтесь и можете сразу начинать рассказывать, какое у вас ко мне дело, Агильберт Фонтейн.
Дориан очаровательно улыбается так, что не понятно, шутит ли он, и скрывается за ширмой из посеревшей от времени гофрированной ткани, чтобы переодеться. Ему неловко от того, что в этот момент с ним в комнате незнакомый человек. Незнакомый человек с пронизывающими насквозь глазами. Незнакомый человек, от чьего прикосновения в теле все поджалось и замерло.
Дориану неловко, что он весь мокрый из-за напряжения и ярких огней, освещавших сцену.
Погрузившись ненадолго в себя и свои ощущения, он вздрагивает от нового стука в дверь и выходит из-за ширмы, накидывая на ходу мантию, в брюках и футболке, босой по Мерлин знает от чего черному полу. Неуклюже улыбнувшись Фонтейну, открывает и смотрит на помощницу режиссера слегка опешив. Та палочкой отправляет огромную корзину с цветами вглубь комнаты, щелкает пальцами и уходит.
- Простите, - говорит Дориан Агильберту, прикусывает нижнюю губу, мельком окидывая взглядом карточку, и открывает рот: - Ах. – Трет лоб и коротко смеется. – Знаете, Агильберт Фонтейн, кажется, сегодня у меня день рождения. О котором я совсем забыл из-за премьеры.
Дориан поворачивается к нему через плечо, чтобы поймать взгляд, прикрывает глаза и снова неловко смеется.

+1

6

Вне сцены Делакур выглядит ещё более завораживающе. Есть в нём что-то такое, что заставляет взгляд задержатся чуть дольше, чем это положено приличиями. Приятно, что он знает это, знает себе цену. Приятно на него смотреть, приятно пожимать его руку. Если он из тех самых Делакуров, то в его крови течет кровь вейл. С мужчинами это не работает, но всё же. И этот французский акцент…
Я точно не жалею, что так бесцеремонно вторгся в его личное пространство.
- Очень жаль, что Пэнси нас не познакомила, - и действительно жаль, моя мать делает мало полезных вещей, но это определенно был бы лучший подарок от неё. Впрочем, её связи уже помогают. Если бы не матушка, то меня бы даже за кулисы не пустили. Люблю, когда моя фамилия открывает нужные двери, особенно когда эти двери ведут в гримерки красивых парней.
Но возможно, мой приход сюда был несколько опрометчив. Я не теряюсь, нет, но сказать: «я пришёл, потому что захотел вас трахнуть» несколько невежливо. Мне бы не хотелось спугнуть Делакура, иначе потом придётся устраивать все эти ритуальные танцы с букетами цветов, извинениями за бестактность и прочим вежливым бредом. Нужно быть аккуратнее.
Я сажусь на диванчик, следя за силуэтом Дориана за ширмой. Он красив, с хорошей фигурой, похоже ещё и не глуп. Актёр… хм… а были ли у меня актёры? Не помню, будем считать, что он будет первым.
- У меня нет никаких дел к вам. Я просто в восторге от вашей актёрской игры и хотел сообщить об этом лично. Если это показалось невежливым, прошу простить меня. Признаюсь честно, я не такой большой фанат театра, как моя матушка, но ваш талант поразил меня в самое сердце, - и ваша задница, конечно, но этого я не скажу.
Мне нравится смотреть на Делакура, я внимательно наблюдаю за ним, когда он идёт открывать дверь. Корзина с цветами напоминает мне о том, что я сам забыл принести цветы. Такая оплошность, нужно будет в следующий раз исправиться. Следующий раз? Не знаю, почему я подумал, что должен быть какой-то следующий раз. Хотя было бы забавно сообщить Дирку, что я теперь сплю с восходящей театральной звездой. Интересно, как он это примет? Моргане до такого далеко.
Нет, сейчас не о Дирке. Сейчас о Дориане и его очаровательном акценте. И прекрасном стечении обстоятельств.
- Если так, то с днём рождения, Дориан Делакур. Похоже у вас сегодня действительно важный день. Не хотите поужинать? Столик в лучшем ресторане города, - очаровательная улыбка, а потом сразу опущенный взгляд, - Я должен был пойти туда с парнем, но он сбежал сразу после спектакля. Не верьте, когда знакомые предлагают вам устроить свидание в слепую, - чуть грустных ноток в голосе, такая правдоподобная ложь. Всё почти так и было. Кому важны детали, когда я предлагаю этот вечер провести со мной. Даже не так. Я говорю Делакуру, что этот вечер он проведёт со мной.
- Вы готовы?

+1

7

Отвлекшись от мыслей о собственной глупости, Дориан повернулся к Агильберту всем телом и упер руки в бока, с улыбкой приподняв брови.
- А вы не тянете нюхлера за хвост, месье Фонтейн, - произнес последнее по-французски и в нос. Это звучало куда более игриво, чем следовало бы по правилам хорошего тона: нужно было поблагодарить за поздравление, нужно было посочувствовать (или хотя бы испытать сочувствие), а может быть, даже принять приглашение, но Дориан слишком хорошо ощущал ярко оформленное притяжение, возникшее между ними всего несколько минут назад, и не мог удержаться от флирта.
Возможно, провести праздничный вечер и ночь в столь приятной компании было не самым плохим вариантом. Хотя Фонтейн озвучил его так, словно не оставлял собеседнику выбора. А письма с поздравлениями могли подождать ответа до завтрашнего дня.
Дориан рассеянно провел ладонью по волосам.
- Эм… - протянул в задумчивости, посмотрев в сторону. – Не уверен, что меня пустят в приличное место в таком виде, даже если я обуюсь. Особенно на вашем фоне, - он окинул Агильберта долгим взглядом и прикусил нижнюю губу – опять слишком фривольно – мысленно над собой посмеялся. В конце концов, эти чопорные англичане и сами знают, что от французов ничего иного можно не ждать. – Может, если вы подождете еще пару минут, я что-нибудь придумаю.
Он огляделся и первым делом вытащил палочку, чтобы уменьшить корзину с цветами до компактного размера, а потом вернулся за ширму.
- О, - сказал сам себе, подсветил Люмосом и сдернул пыльный тяжелый гобелен, накинутый на вешалку с костюмами в углу. – Ф-ф, - помахал рукой с палочкой перед лицом, но тут же дважды чихнул. Среди плечиков с разнообразными сценическими одеждами нашелся «Влюбленный Шекспир».
Дориан обулся и надел поверх футболки рубашку от костюма – потом вернет, конечно же. Прямо завтра. Хотя он не был уверен, что кто-нибудь сюда вообще заглядывал со времен битвы с Гриндевальдом.
Аккуратно причесавшись и закинув за спину сумку, он вышел из-за ширмы, застегивая мантию под горло, выправил слишком широкий воротник, глядя на Агильберта из-под упавших на лоб волос.
- Немного несовременно, - прокомментировал свой вид и поднял взгляд, прищурившись, будто прикидывал ощущения. – А также тяжело, жарко и немного настораживает не знать, в каком столетии это в последний раз стирали, - Дориан просветлел лицом и снова взглянул на Фонтейна с улыбкой. – Но, думаю, там полно людей в шляпах и мантиях, расшитых звездочками, так что я буду чувствовать себя в своей тарелке.
Он запер гримерку чарами.
- Если я еще не говорил, спасибо за приглашение. Рад составить вам компанию, - посмотрел искоса. – И что могло не понравиться вашему парню?

+1

8

Мне нравится, что я нравлюсь месье Делакуру. Конечно иначе и быть не могло, но столь нарочитый флирт наводит на мысли, что меня сегодня ждёт не только ужин. Даже появляется идея пригласить Дориана сразу в кровать, но светские манеры не позволяют мне это сделать. Побудем джентельменом один вечер. Только помни, Золушка, что ровно в двенадцать часов карета превратиться в тыкву, а прекрасный принц в кобеля, которому нужно только одно. Да, я о себе. Да, мне не стыдно.
Да и Делакур похоже думает о чем-то таком же.
- Я привык не терять времени зря, - и эта фраза звучит так, словно я всё-таки приглашаю француза в кровать. Собственно только это мне и надо. Или не только это, там посмотрим.
Фраза про “такой вид” тоже кажется не больше чем флиртом. Он знает как он выглядит, и знает что с его внешностью любые двери открыты и будут открыты всегда, пока молодость не пройдёт. А с именем Дориан он просто обязан оставаться всегда молодым и свежим, старые сказки обязывают. Но зато эта фраза позволяет мне беззастенчиво осмотреть Делакура с ног до головы, тем самым взглядом под которым одежда сама снимается с мужчин. В комнате становится душно, воздух можно резать ножом. Но не будем спешить. Это знакомство почти танец и каждый знает сколько тактов нужно до перехода к самому интересному.
- Если вы со мной, то вас пустят куда угодно. Моя фамилия работает как пропуск по обе стороны атлантики. Извините, если звучу слишком высокомерно, но такова правда обо мне, - очаровательно смеюсь и широко улыбаюсь, вот такой я у нас шутник. И я не добавляю что эта единственная правда которую стоит знать Дориану, но он может и сам об этом догадаться.

Мне хочется добавить что-то вроде “я ждал вас всю жизнь, готов подождать пару минут”, но это уже будет откровенное переигрывание. Всё-таки нельзя перебарщивать, мне совсем не хочется спугнуть Дориана, у меня на него большие планы. Смешно, что он пока не знает, что ему суждено стать шахматной фигурой в моей игре. Я, конечно, тоже этого не знаю, ведь всё может пойти совсем не так как я задумал, но будем честны, всё всегда идёт так как я задумал.
Когда Дориан появляется из-за ширмы, я одобрительно улыбаюсь. Его вид театрален и нарочит, но это как нельзя кстати. Пусть публика видит меня в компании с актёром, пусть публика знает что он актёр, это очень даже на пользу имиджу. Пусть все завидуют.
- Вы отлично выглядите, лучше выглядели только на сцене, - я не добавляю “почти без одежды”, но по моему тону это и так понятно, - Просто говорите, что это винтаж и все поверят. Но насчёт чудаков в остроконечных шляпах вы правы, некоторые из них ещё битву с Гриндевальдом застали, но до сих пор любят публичные выходы.
Идя в театр с Джонсом я и не думал, что всё так хорошо сложится. На самом деле с той самой секунды, как я переступил порог гримёрки Дориана, я и не вспоминал про то что был какой-то другой парень на этот вечер. Какая вообще разница кто там был, если сейчас всё моё внимание приковано к французу.
- Возможно ему не понравилось, что я слишком заинтересовано смотрел на сцену, - и я даже не лгу, зачем мне врать, когда правда так очевидно хорошо звучит, - Можете считать, что предстоящий ужин ваш гонорар за великолепную игру.
Я вам ужин - вы мне секс. Очень простая формула. И я знаю что Дориан её знает. И я знаю, что он не против.
И я знаю что это отличное начало.

+1


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » all the world’s a stage


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC