шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 1 - Николас О'Кифф
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 2 - Трейси Поттер
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 3 - Арчибальд О'Кэрролл
Пост недели
от Майлза Бенсона:

Жизнь в лютном была такой насыщенной, что Майлз мог с полным правом похвастаться: с ним всякое бывало. Ну там, воришки, пытавшие спиздить из лавки хоть что-нибудь ценное. Более толковые воры, пытавшиеся спиздить что-то вполне определенное. Авроры и хит-визарды — о, этого народа у него в гостях побывало просто немеряно, они любили нагрянуть с утра и все обнюхать, выискивая запрещенку и конфискуя мелочь для отчетностей. Иногда в лавку подкидывали какую-то неведомую ебань, замаскированную под артефакты, один раз прилетела даже сова с непонятного происхождения посылочкой. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » what if I'm wrong


what if I'm wrong

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

what if I'm wrong
«what if I’m wrong, what if I’ve lied
what if I’ve dragged you here to my own dark night
and what if I know, what if I see
there is a crack run right down the front of me»

http://sd.uploads.ru/jRgOU.gif

ВРЕМЯ: 31.10.27
МЕСТО: дом на Гриммо
УЧАСТНИКИ: Veronica Krum & Gilroy Brady

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Когда, возможно, все твои решения были ошибочны, и всю дорогу ты сворачивал не туда.

+5

2

Возможно, Вселенная всегда работает в некоем подобии равновесия. Кто-то умер, а кто-то - родился. Кто-то потерял, а кто-то - нашел. Женился и развелся, преуспел и провалился, выиграл и проиграл... Ника нечасто ощущала себя на стороне везунчиков в этой игре, но, оглядываясь на все произошедшее в октябре, понимала, что на фоне своего окружения выиграла у судьбы Золотой билет на шоколадную фабрику. Потеряв старый дом, она получила дом новый, и он был куда больше, чем просто здание. Говорят, друг познается в беде, но на самом деле, вообще все познаются в беде, и Крам не может сказать, что октябрь был для нее легким, но он пролил свет на то, какие люди действительно поддерживают ее, а кто был рядом лишь на волне успеха. За октябрь Вероника обзавелась любимым мужем, укрепилась в своей вере в друзей, убедилась, что заняла правильную сторону в политическом конфликте и уже точно знала, кому не может доверять. Пока у всех ее друзей в октябре отношения крошились как песочные замки, Ника укрепляла "замок" собственный, отстраивая его из цемента на стойком фундаменте.

И в этом была грустная ирония - зная, что у близких все плохо, своим счастьем делиться было как-то неловко.

Весь октябрь Ника наблюдает за Гурслями со стороны и не понимает, что произошло. Все стало плохо, как то обычно бывает, очень резко, но ни Уэйд, ни Брэйди не говорят о том, что случилось, как будто бы если о проблеме не упоминать - ее словно и нет вовсе. Жизнь научила Веронику быть экспертом по не замечанию окками в посудных лавках, но с собственными мыслями было сложно ужиться. Еще год назад, когда она ненавидела Джеймса так сильно, что сбегала от него в работу и другие страны, именно у Гилроя и Уэйда все было хорошо. Хорошо настолько, что их пример вдохновлял забыть об обидах и практиковать "вторые шансы". Если не всех вокруг, то, по крайней мере, он вдохновил Нику на то, чтобы простить Поттера за все дерьмо и жить дальше. А теперь они - муж и жена, и празднуют новоселье в собственном доме.

День, когда дом на Гриммо наконец был приведен в порядок, был отмечен раскупоренной бутылочкой розового игристого и приглашением всех друзей на нетрадиционно для Крам и Поттера традиционное новоселье. В день, когда Британия празднует Хэллоуин, Ника и Джеймс собрали близких друзей в собственном "доме страха" и взяли на слабо Баттса, чтобы тот добавил непередаваемого ебанутого антуража своими внезапными появлениями из тортов и чужих кресел.

Саша, временно перевезенный в свою французскую резиденцию, поздравил Джеймса и Нику звонком по зачарованному зеркальцу. Норман, Уэйд и Брэйди пришли на вечеринку в узкой компании, несмотря на все недомолвки, неприятности и ссоры, случившиеся ранее. Все было хорошо. Хотя бы один день за весь сумасшедший месяц.

Ближе к ночи кухня почти опустела. Под столом - полупустые бутылки Огденского, из гостиной на пару этажей выше - гул веселья: Джеймса, Уэйд и Норман "перетекли" туда, очевидно, чтобы покидать шакалу мячик. А может, Джеймс стратегически разводил Уэйда и Брэйди по разным углам. Не одна Ника переживала, что в комнате может стать слишком душно от двух влюбленных, но поссорившихся долбоящеров. Не стало. Но это не значит, что Крам не стоило хотя бы попытаться узнать, какой соплохвост их за жопы покусал.

Теперь на кухне оставалось двое: она и Брэйди. И если это был не идеальный момент, то Ника ничего не знала об идеальных моментах.

- Мы почти не виделись весь месяц. Я скучала по вам, - откидываясь на спинку стула, Вероника коротко, но как-то непривычно мягко улыбается. Она и правда почти не видела его - лишь короткими перебежками. Брэйди особенно сильно отстранился с момента ссоры, в какой-то момент Нике даже показалось, что он чувствует себя неуместным или лишним. Она чувствовала себя так, когда Джеймс бросил ее из-за приворота. Тогда ей казалось, что они должны поделить друзей между собой, чтобы не чувствовать дискомфорта. Крам медлит пару секунд, прежде чем задать главный вопрос: - Так что у вас произошло? С шакалом.

+5

3

Весь этот день - одно сплошное подтверждение тому, что Брэйди правильно сделал, что перешёл на наркоту потяжелее.
Он сидит перед Никой и курит в долгий затяг один из своих косячков, лёгкую травку, и улыбается ей, искренне, хотя и немного смазанно, и если позволить себе отстраниться, то кажется, что он смотрит со стороны, и всё как будто немного под плёнкой, из-под которой все звуки раздаются приглушёнными, а острые углы утыкаются в мягкий пластик и отскакивают, не причиняя вреда. Он улыбается Нике, потому что рад её видеть, потому что рад сидеть с ней здесь, на кухне их с Джеймсом дома, потому что, сколько бы хуйни ни произошло за этот месяц, они - вместе, и у них всё хорошо хотя бы поэтому. От спокойной улыбки Ники Брэйди ловит в себе волну желания обнять её, сильно, но он не двигается с места, осознавая неуместность не самих чувств, но внезапности порыва; стряхивает пепел в заботливо припасённую пепельницу рядом с полупустым стакан с огденским.
Они с Никой здесь одни, и это - желанная передышка. От? От того, кто этажом выше сейчас громко кутит с Джеймсом и Норманом; от того, с кем и так сложно разминуться в узком переулке их тесно переплетённых жизней, но ещё сложнее - в не такой уж большой гостиной их общих лучших друзей. В прошлый раз, когда ему было нужно сбежать от Уэйда, он спрятался в Каире; в позапрошлый - в Лютном, не подозревая, что тем самым лишь ближе свёл их параллельные-непараллельные. Он кинул и их тогда тоже - их всех: Нику, Джеймса, Нормана, Олдриджа... всех. Искренне думая, что это не имеет значения - они всё равно примут сторону Уэйда, не его, так лучше избавить их от неудобной очевидности выбора. Сейчас это уже не опция. Вероятно, их выбор остался бы тем же - но, так или нет, его жизнь теперь крепко вплетена в их тоже, и он не бросил бы их - точно не сейчас, не посреди всего этого пиздеца. К тому же, Ника почему-то сидит на кухне с ним, хотя её очевидность всегда была очевиднее прочих; отчего-то допивает Огденское вместе с ним, не с Уэйдом. Говорит о том, что скучала (он тоже скучал). Брэйди был бы последним неблагодарным дураком, если бы не ценил этого.
Он ценит. И это - та самая причина, по которой он не снимается с якоря сразу после вопроса, и не переводит тему, и не отшучивается. Почти.
- Непримиримые противоречия, - тянет он, затягивается снова, и стряхивает пепел, снова, зная, что играет на время, надеясь, что Ника решит не бередить свежие раны и свернёт разговор сама, но она смотрит внимательно, и Брэйди чувствует себя обязанным дать ей хоть что-то. - Ну знаешь. Случается. Ты думаешь, что всё хорошо, но на самом деле вы просто загнали себя в тупик, и... - он спотыкается о слова и замолкает, тщетно ища нужные. Внезапно думает: значит, Уэйд не рассказал ей. Это простая мысль, но она не приходила ему в голову раньше. Уэйд не рассказал ей, им про Дэвина. Если бы рассказал, этого разговора не было бы, его не были бы рады видеть в этом доме, а если бы и позвали, так только чтобы навалять медвежьими лапами по самое не балуйся за разбитое сердце шакала. Брэйди вздыхает м тихо говорит: - Ник, не волнуйся. Так будет лучше... Для него так лучше. - откашливается и, улыбаясь натянутой улыбкой, всё же встречает взгляд: - Иногда просто не суждено, ну знаешь, жили они долго и счастливо.
Стакан пустеет, и честное слово, они не об этом должны говорить сегодня.
- Зато вы с Джеймсом! Наконец-то! - он салютует Нике стаканом, понимает, что тот пуст, чертыхается, лезет под стол, чтобы добыть бутылку, и чуть не наёбывается со стула. Это его смешит почему-то, но смех першит и горчит в горле, как дешёвый табак. Брэйди замолкает и всё же щедро наполняет их с Никой стаканы не вполне верной рукой. - Я серьёзно счастлив за вас, ребят. Последний грёбаный луч надежды в этом грёбаном мире.
Потому что если во всём хаосе и боли и пиздеце есть один-единственный дом, дом на Гриммо, где Ника Крам и Джеймс Поттер решили делить одну жизнь, все радости и все горести на двоих, то надежда правда есть. На то, что что-то где-то может быть хорошо.

+5

4

Оставались ли они хоть раз наедине раньше? И почему они никогда этого не делали? Так странно ловить себя на этой мысли.

Первый, с кем Ника подружилась в компании, был Норман. Даже раньше, чем шестой курс Хогвартса. Даже раньше, чем их роман с Сашей. Но они втроем проводили вместе так много времени, что просто не могли не остаться лучшими друзьями на всю оставшуюся жизнь. Норман был для Ники первым близким другом, первым бро, с которым они пережили переходный возраст, семейные трудности и заплывы гриффиндорских пловцов на берегу Черного озера. И теперь без Саши, она знала, Норману приходится очень дерьмово, но раз он еще не улетел прочь с этой планеты или в очередной бэдтрип - он справится. Обязательно справится. под наигранной оболочкой из кислоты и желчи скрывается сила и стальной внутренний стержень, не дающий сломаться. И они, все вчетвером, будут рядом. Всегда были и станут впредь.

Дружба с Уэйдом изменила жизнь Вероники, поделила ее на "до" и "после". Они никогда об этом не задумывались, но это так. С дружбы Ники и Уэйда началось все - началась их банда, объединившая плотно Слизерин и Гриффиндор; начались рейвы, тусовки, бессонные ночи, побеги по крышам отцовских домов, первые взрослые трудности и подростковые романы. Нику и Уэйда всегда связывала особая магия, не сработавшая в отношениях, но сработавшая в дружбе. В самой надежной и крепкой дружбе на свете. В Уэйде Вероника всегда чувствовала от макушки до пят своего человека. За семь лет они разделили вместе радости и трудности, заботу об общих близких, стремление создать безопасное светлое будущее и даже маленькую страшную тайну об одной ведьме.

С Брэйди же Вероника не была по-особенному близка раньше. Они подружились через Уинстона, но череда ссор развела их когда-то в разные стороны. И помирила, когда помирились Уэйд и Брэйди. И, драккл его дери, Брэйди всегда был членом их тесной ебанутой семейки, у Крам и мысли никогда не было об обратном. Но именно сейчас они сидят в пустой кухне на Гриммо, и он курит свой косячок, и Ника впервые осознает, что, кажется, знает о нем одновременно так много общего и так мало личного. И эта мысль кажется такой чужеродной, когда она думает обо всей их компании.
Почему они раньше не говорили наедине?

- А ты фаталист, а, Кудряш? - усмехается Вероника в ответ на его насмешливые слова об очень серьезном, и не спешит нагнетать атмосферу. Ей не хочется, потому что все легко, и осторожно, и правильно. Так не будет вечно, но Ника старается запомнить этот момент. - Я думаю, что это бред. - пожимает она плечами как бы между делом, - Про судьбу и "жили они долго и счастливо", знаешь. Так не бывает. Люди рождаются и умирают одинокими, и в мире нет ничего вечного. Типа, знаешь, - Крам на секунду отводит взгляд и хмурится. Она не может не думать о Джеймсе, когда говорит о таких вещах, - Вам хорошо вместе, и вы ловите друг от друга кайф. Он делает тебя лучше, а ты делаешь лучше его. Это - не "судьба", это просто момент, когда вы с человеком друг другу подходите, и вам вдвоем хорошо. Когда-нибудь ты или он начинаете меняться, и баланс рушится. Нет никакой гарантии, что потом вы найдете его снова, но если опустить руки и даже не попытаться сделать шаг навстречу - ну, тогда не найдете точно.

Последняя ссора с Джеймсом была самой сильной и самой разрушительной для Ники. В какой-то момент она действительно думала, что это - их конец.

- Он что-то натворил, да? - Ника не знает ничего. Никаких подробностей. Но на ровном месте такие пары, как Гурсли, не рушатся. - Ты не обязан его прощать и терпеть, если он поступил с тобой хуево. И это не изменит того, что мы останемся с тобой рядом.

+5

5

Слова Ники звучат так ладно и складно, эдакая простая и оттого не менее важная житейская мудрость, что больше всего Брэйди хочется не просто поверить, но успокоиться ими. Вместо этого, в груди тянет от мысли, что, возможно, именно это и произошло: их баланс нарушился, кто-то изменился слишком сильно, пусть и постепенно, чтобы то, что было между ними с Уэйдом, продолжало работать.
А потом она спрашивает, и Брэйди замирает, как был, со стаканом в руке. Смотрит на неё тяжело, пристально, как будто она сказала что-то неправильное, что-то не то.
И, тем не менее, улыбается ей одними кончиками губ, один из которых предаёт, дёргаясь на вопросе:
- С чего ты взяла, что это он что-то сделал? - Вопрос с подвохом - не для неё, для него. Перед глазами встаёт та ночь, обвинения Уэйда, вопрос, который он не имел права задавать... След от него всё ещё болел, но и близко не так сильно, как осознание неделей назад. Кристально ясное, необъяснимо очевидное, такое простое: он - беда Уэйда Дурсля, он - его проблемы, он его погубит. - Может, это я.
Его голос сбивается. Это странно. Не сам факт, а что он говорит об этом Нике. Он не был откровенен о случившемся ни с кем, ни с кем даже близко не обсуждал расставание. Виви и той единственное, что досталось - это разваливающийся на куски брат, без причин и следствий, и вечный горький запах трав на кухне, и котелки в раковине... Он виноват перед ней - тем, что не может собраться иначе, не может найти сил объяснить; он виноват перед Уэйдом - за то, что не понял раньше, повис требующим вечной заботы паразитом, и... И эти её слова: мы останемся с тобой. Если Уэйд виноват, мы останемся с тобой. Но что если это всё его вина? - Что если это я? - и он снова зачем-то растягивает губы и смотрит в глаза, но вскоре не выдерживает и отворачивается и вскакивает на ноги: - Ника, где у вас бухлишко? Этого явно недостаточно, что это за порции, не для Джонни же.
И по-хозяйски шарит в ближайшем шкафчике, не видя ничего, что там стоит, натыкаясь пальцами на какие-то банки, потому что его мозг точно решил доканать его сегодня, и острые углы вспарывают мягкий пластик, и мягкая набивка ватными кишками лезет наружу.
- Как они с Сашей, кстати? Уже устроились? - спрашивает он у банок и коробок, на которые уже просто смотрит, не пытаясь даже делать вид, что ищет. Саня уехал с мелкой внезапно, хотя и ожидаемо, при всех обстоятельствах; Брэйди не попрощался толком. И не мог не думать - Уэйд наверняка хотел бы уехать с ними. Но БАМС. Но Ника и Джеймс по уши в проблемах. Но магазин. Слишком много обязательств для одного волка. Теперь одним меньше - и Брэйди тут не о Джонни. Это стоило отпраздновать. Вместо этого он стоит у этого тупого шкафчика и не может его закрыть, не может посмотреть на Нику, потому что боится сорваться.
Тихо говорит, словно бы ни к чему и в никуда:
- Что если опустить руки - это лучшее, что я могу сделать?

+5

6

Ника не понимает, но пытается. Не гадает, выкидывает из головы тысячу и одно интригующее предположение, потому что - чревато. Она не хочет строить у себя в мыслях дурацкие теории заговоров, потому что все они - лишь маленькие монстрики, порождающие смуту и панические атаки. Они не близки к правде. И рассказ Брэйди, если он состоится, тоже объективно не будет истиной в первой инстанции, потому что все, что Брэйди знает - он знает о себе, и, раз они с Уэйдом до сих пор не помирились, скорее всего, он еще не догадывается или не принимает то, что происходит внутри у шакала. Нике по жизни претит концепция "Мириться должен тот, кто старше и умнее", но в сложных моральных ситуациях, как показывает практика, горячность и порывистость Уинстона не сыграют хорошую партию. И Гилрой, склонный к рефлексии, куда вероятнее сможет пропустить через себя ситуацию, понять всю херню в голове своего любимого человека и починить сломанное, чем на то решится Дурсль, предпочитающий делать вид, что никакой проблемы нет.

Они с Джеймсом когда-то были того же поля ягодами. Они ведь даже не говорили о трабблах, делая вид, что их и нет вовсе. И, честно говоря, Крам была чертовски рада тому, что в один прекрасный момент смогла отрефлексировать обиды и простить своего будущего мужа за всю хуйню. Ей не хочется представлять, кем бы она была сейчас без него.

- Ну тогда это бред. - дерзко палит Ника в ответ на последнюю реплику Кудряша. - Или, окей, лучше для кого? Если для тебя, и ты просто устал - то зачем тогда это вот все? В плане - отдохни от Уэйда, а там поймешь, понравилось тебе без него или нет. В этом не будет сомнений и предположений.

Крам говорит максимально простые вещи, но лишь потому, что они - максимально работают. Это как истина о том, что если король выглядит голым - он действительно голый.

- А если для него... Слушай, - Вероника наклоняется к Брэйди поближе и заглядывает в глаза. Она не хочет бить по нему, тем более, куда-то, где все еще сломано. Но ее слова будут размашистыми и увесистыми. - когда пары ругаются, долбоебы - оба. Дело не в том, кто прав, а кто виноват - дело в том, хотите вы друг за друга держаться или забьете болт. Типа, ты или он можете быть тысячу раз правы, но это не имеет смысла, если вы друг с другом не разговариваете. Я не знаю, что у вас произошло, но что я знаю точно - если бы Джеймс не вцепился в меня клещами после того дерьма на ЧМ, не было бы никакого новоселья сегодня. И свадьбы бы не было, и вообще ничего. И меня бы здесь не было, потому что я не смогла бы находиться с ним в одной комнате. Уэйд мог крупно накосячить, или это был ты - не так уж и важно, на самом деле. Раз вы до сих пор в ссоре, может, вы просто друг друга не понимаете?

Это - не укор эмпатии Брэйди или интеллекту шакала. Просто они смотрели на истину под разными углами и видели разные ее очертания. И для каждого из них истина наверняка была своя. Так обычно и бывает в человеческих ссорах.

+4

7

Ника становится резче, говорит разгорячённее, не держит дистанцию - подходит совсем близко и заглядывает ему в глаза так, как будто пытается разглядеть в них правду, и Брэйди невольно... сдаётся.
Закрывает несчастный шкафчик, опускает руки и опускает все щиты, всю оборону, что держал почти месяц и, честно, так устал, как будто сам, физически, выстроил эту стену и подпирал спиной, чтобы не дай Мерлин не рухнула: строитель из него такой себе.
Он всё ещё не знает, как объяснить то, что чувствуется как непреложная Истина в последней (самой последней) инстанции и приговор. Он не знает даже, сможет ли, в самом деле, рассказать... Но он может попытаться.
- Мы не в ссоре, Ник, - говорит он тихо. - Это не то. - Проходит мимо неё и возвращается за стол, смотрит в пустоту. - Он решил, что я сплю с Дэвином. - Господи, даже произносить это вслух - звучит так идиотски? Как это могло произойти?! И - звучит одновременно как предательство. Что он предаёт Уэйда, говоря об этом. Но сказав "А", говори и "Б". - Я... не стал его разубеждать.
И если есть рецепт, чтобы наверняка получить от Ники лещей, то вот он, он смешал все ингредиенты. Но Брэйди не до этого. Голос в его голове твердит: Неправильно! Неправильно! Неправильно! Молчи! Ты не имеешь права!
Он не имеет права, это их история, не его. И он уже, наверное, зря. Но что он вообще - не зря?
Он зажмуривается, прячась. Но он должен попытаться объяснить.
- Я чуть не убил его. - Голос напрягается; это было так недавно, так живо ещё, так резво встаёт за завесой век, и Брэйди спасается бегством и тут, открывая глаза, но избегая взгляда Ники. Столешница с кругами от стакана на ней куда интереснее. - Не тогда, только... неделю назад. Мы попали в передрягу, в мою передрягу, вдвоём, и я... чуть его не убил. Всего на один момент мы оказались рядом снова, и...  - Предложение обрывается. Поднимая глаза, он всё-таки встречает взгляд Крам, смотрит не отрываясь. - Это его жизнь со мной. Это мы когда всегда. Это единственное... единственное, что осталось между нами. - Сердце стучит так громко. - Но я пообещал тогда: если он выживет, я больше не подойду к нему, я перестану портить ему жизнь, я... Это и делаю.
Он пожимает плечами и улыбается Нике опять, зачем-то, но выходит как-то совсем беспомощно, потому что его щёки внезапно мокрые от слёз.

+3

8

All my friends are heathens, take it slow
Ника слушает, когда Брэйди говорит. Слушает и старается пропустить через себя, оказаться в его шкуре. Чуть не убить Уэйда? Дэмн, помнит, плавала. Чуть не убить Джеймса? Да, тоже грешна. Теперь из-за всей этой политики, Дирка Принца и взрывов они все, каждый, в любой момент могут умереть. Вот так просто. Значит ли это, что ей теперь не место в этой компании и жизнях ее лучших друзей? Хреново, если так.

На щеках Брэйди в приглушенном свете блестят дорожки слез, а Вероника, с трудом сдерживающаяся, давит глухой смешок в стакан с недопитым Огденским. Встает, открывает нижний ящик и достает из него новую бутылку, откупоривает и разливает в стаканы новые порции. Гилрою явно нужно выпить, чтобы прекратить винить себя за все на свете. А Нике - тоже надо, но чтобы не проехаться по чувствам друга асфальтоукладчиком.

- Ты говорил об этом с кем-нибудь раньше? Ты мне буквально сюжет Сумерек пересказываешь, ты же в курсе? - она делает большой глоток и смотрит Брэйди в глаза. Внутри него, возможно, буря и тысяча конфликтов, но смотрящей на это со стороны Веронике - легче трезво оценить ситуацию. - Слушай, это похвально, что ты не хочешь, чтобы Уэйд откинулся, но как насчет того, что это не тебе решать? В плане, он оборотень, работающий артефакт хантером в Лютном. Он отстаивает интересы оборотней в чертовски непростые для них времена. Ты думаешь, это безопаснее, чем быть с тобой рядом? Кам он, Кудряш, ты - не источник всего пиздеца в жизни Дурсля. - но часто - его решение. Крам делает еще один глоток. - Посмотри, кто с нами рядом. Норман притащил полужмурика на наш мальдевичник, потому что пытался вычислить подрывника. Джеймс всю жизнь ходит по краю, а пару лет назад охрененно огреб от Якудза за какие-то свои незаконные траблшутерские дела. Уэйд по жизни по уши в говне и темной магии. И знаешь, почему вы все сегодня здесь, а Саша - во Франции под Фиделиусом? Потому что это ваш выбор. Вы решили, что останетесь и разгребете это дерьмо все вместе, а Саша решил, что не имеет права рисковать, у него Джонни. Если бы Уэйд нуждался в уютной и безопасной клетке, поверь - он бы ее нашел. Вместо этого он выбрал нас.

И вряд ли этот выбор проще, чем спрятать голову в песок. Но он же его сделал.

- Однажды Уэйда чуть не убили из-за меня. - продолжает Крам, - Помнишь Мэри, хрен пойми откуда нарисовавшуюся девчулю Джеймса? Она оказалась ведьмой и чуть не сбросила нас с Дурслем со скалы. Однажды после нашего выпуска из школы, когда я уехала в Америку с Вульфом, Саша чуть не суициднулся, потому что я предала его. Наглотался таблеток. Все обошлось чудом, но, возможно, я проживу из-за этого вдвое меньше, чем могла бы. Джеймса недавно чуть не поджарили, потому что я потянула его на стрелку с Принцем в Лютный. Рассказать тебе, что на самом деле случилось на ЧМ в прошлом году?

О, это будет увлекательная история. В свете срача Гурслей о Дэвине - им она особенно понравится. Ника откидывается на спинку стула и уже предвкушает реакцию Брэйди на ее будущие слова.

- Мы с Поттером тогда почти сошлись снова, часто проводили время вместе, и он, в общем-то, знал, что где-то на территории кэмпинга обитает Вульф. Но когда он увидел Итана непосредственно рядом со мной - он словно с катушек слетел. Поттер реально решил, что я сплю с Вульфом. Знакомая ситуация, а? - она усмехается куда-то в кружку и делает большой глоток, - Только я не успела даже слова сказать. Он бросил мне дерьмо типа "Ну и вали к своему Вульфу" и просто трансгрессировал в какие-то ебеня, оставив меня паниковать. Я почти не спала той ночью. А утром был тот самый девятичасовой матч, после которого меня с земли собирали. Эта недомолвка стоила мне года в квиддиче. И я злилась на Джеймса не за пустяки какие-то, а потому что его идиотская ревность аукнулась мне очень больно. Да, мы помирились, сошлись и поженились - но нихера бы не было, если бы до Джеймса не дошло, что либо он будет рядом, либо мы проебем все навсегда. - сейчас рассказывать об этом легко, но Вероника помнит, каково это было - быть на месте Брэйди. И это важно перебороть. - Подумай над этим. Не так уж ваша ситуация отличается. Не думаю, что ты спал с Дэвином, но думаю, что шакал ревнует.

+3

9

Ника говорит и говорит, и Брэйди кивает, и фыркает на "Сумерках", вытирая длинным рукавом глаза. Она говорит что-то понятное и очевидное, что он знает и сам: что все они в этой шайке-лейке ебанутые, что все они выбрали остаться и не раз рисковали жизнью, просто так, по глупости, и друг за друга. Он кивает, потому что заранее готов со всем согласиться и свернуть эту тему: очевидно, он не смог, не сможет донести то, в чём дело на самом деле. "Ты — не источник всего пиздеца в жизни Дурсля", - говорит Ника, и Брэйди согласен: не всего. Но той его части, без которой Уэйду будет легче жить.
А потом истории внезапно становятся очень прохладными.
Настолько, что Брэйди замирает посреди кивка и ввинчивается непонимающим взглядом в Нику: что за хуйня?! Он не знает и половины... да хрень, он не знал ни о чём из этого, и если Саша, ох, Саня-Саня, и все его боли и тайны всегда оставались для Брэйди где-то в отдалении, где-то за его синяками под глазами и кривой усмешкой и лишь изредка - "Брэйди, давай накатим, я принёс водяру!", то эта история про Мэри... Он впервые слышит о ней так, и это странно, и жутко, от осознания возможного неслучившегося, и Брэйди настолько не знает, что делать с этой информацией, что начинает резко трезветь, от выпитого и наркоты разом, а потому запивает монолог Ники налитым в стакан вискарём, как будто это тыквенный сок, и даже не закашливается, чувствуя, как выжигает напалмом пищевод.
А дальше - ещё того лучше, история счастливых молодожёнов, история двоих, что кажутся Брэйди союзом, скреплённым на небесах или любое другое романтичное клише, подставьте сами, оно работает. Оказывается, они были... так похожи на их с Уэйдом автокатастрофу отношений. Как это вообще возможно? Они же... Там точно было другое, нет, Ника неправа.
И особенно в этом:
- Не думаю, что ты спал с Дэвином, но думаю, что шакал ревнует.
Он смеётся и так и говорит ей:
- Ник, ты неправа. В смысле, нет, Мерлин, я не спал с Дэвином, но Уэйд, он... у него комплекс гиперответственности, он просто вбил себе в голову, что Дэвину нельзя доверять, что он опасен, а я постоянно влезаю не туда, куда нужно, и мне нельзя доверять, и... - запинается, пытается выпутаться; что-то в этой мысли - "шакал ревнует" - вызывает странный непрошенный коктейль чувств, в котором предательски затесалась надежда, и вот ей - нельзя доверять точно. - Нет, нет. Чтобы ревновать, нужно... Нет, скажи мне лучше! - мозг, в который уже ударило горячей волной вискарика, в попытке перескочить с опасной темы цепляется за щедро подброшенную информацию, хаотично ищет, словно в содержимом выпотрошенной сумки - позабытые ключи, за что зацепиться: - Мэри? - Нет, там Уэйд. - Нет, погоди-погоди, что у вас случилось с Дирком Принцем? Последнее, что я помню, это...
И снова всплывают обрывки этих странных видений, от которых Брэйди отмахивался уже несколько раз: глюки с прихода - чем не предмет для светской беседы? Брэйди опять фыркает:
- Честно говоря, последнее, что я помню, это свои глюканы про то, как мы с Джеймсом припёрлись к Принцу с винцом и нашли труп шлюхи у него в шкафу. Но я уверен, что твоя история вменяемее, выкладывай!

+3

10

Коктейль эмоций на лице Брэйди непередаваем. Непередаваемо прекрасен, вообще-то. Он слишком долго варился в своих мыслях и догадках, культивировал их до размеров загонов и назвал их домом родным. Вероника прокатывается по загонам асфальтоукладчиком, может, и выкуривая Гилроя из зоны комфорта, но лишь для того, чтобы он взглянул на все со стороны.

На его лице, в голосе, в словах читается смятение и натянутый нерв. И Ника слушает его внимательно, стараясь распознать источник тревоги и то, почему он так навязчиво не позволяет себе и мысли, что он нужный, важный и любимый. Мерлин тебя подери, Брэйди!

- Почему ты так строг к себе? - интересуется Крам с довольно теплой усмешкой, но несложно разглядеть за ней вполне реальный и важный вопрос. - Почему ты так старательно отталкиваешь от себя мысль, что шакал волнуется и бережет тебя, и ему действительно не все равно? Он ведь не считает тебя идиотом, кстати. - Вероника делает большой глоток и подливает в их с Брэйди стаканы еще по порции виски. Крам старается излучать уверенность - и ей правда важно, чтобы Брэйди поверил в ее слова, потому что, Мордрет его дери, если даже они не полностью правдивы, то чертовски близки к истине. Ника не может представить ни одной ситуации, в которой Уэйд сидел и хуйню бы о Брэйди думал. Кто угодно, но не шакал. - Ему без тебя тоже хреново.

Она видит Дурсля, задерганного, уставшего сильнее, чем обычно, и понимает, что раньше он был хотя бы чуть более уверенным и спокойным. Людям нужны люди. Людям нужна поддержка и знание, что кто-то обязательно подхватит их если они упадут. Людям нужны люди, которых можно назвать "своими". И, несмотря на сложный период, хорошо, что Гурсли есть друг у друга.

Тема резко меняется на Дирка и то, что произошло за весь этот месяц, и Ника не давит на Брэйди. Возможно, тайм-аут от обсуждения насущных вопросов - мысль хорошая и правильная. Скорее всего, ему еще понадобится многое обдумать. И он справится с этим.

- Не думаю, что это были глюканы. - Ника поджимает губу и внимательно смотрит на Гилроя, - Я помню тот день, и Джеймс действительно уходил искать тебя, а потом пришел домой какой-то странный даже по меркам Джеймса. Я не знаю, нашли ли вы труп шлюхи, но думаю, что к Принцу вы действительно ходили. Я упала ему на хвост немного позже - под оборотным зельем сходила на его собрание. Помнишь Стиви Хэнсона? Учился с нами на одном курсе, дружил с Дирком. Я накачала его в баре и стрельнула пару волосков. И, короче, "Кружка" планирует очередной пиздец, неясно, где и когда, но в этом замешаны Дирк и Моргана Эйвери. Мы с Джеймсом пытались схватить ее и расспросить, но Принц перехватил свою подружку раньше, и, в общем, завязалась дуэль. Джеймс был под мантией, и я отвлекала внимание в аниформе, но Дирк все равно палил без разбора, и, думаю, мы чудом ушли оттуда без серьезных травм. Сдали все, что знаем, аврорату - теперь остается только ждать и надеяться, что все будет нормально. - Ника коротко опускает взгляд в стол. Ей не по себе и стыдно от мысли, что она втянула Джеймса в это все и рисковала им. Но, с другой стороны, он не был бы рядом, если бы этого не хотел, верно? - Мы с Уэйдом теперь работаем над сотрудничеством Б.А.М.С. и Ж.О.П. - подняв глаза, Ника коротко улыбается Брэйди.

+3

11

Брэйди закрывается от слов Ники о Уэйде, прячется за скорлупой "Она просто не знает всего", просто потому что верить в это - легче. Поверить в обратное, в то, что права именно она, очень тяжело. Потому что это значило бы, что ошибся он. Потому что это значило бы сделать себя уязвимым снова. Снова захотеть провести ночь у знакомой двери и снова, наверняка, без ответа. Это значит так, так много, и Брэйди прячется, да, Брэйди меняет тему, игнорируя сжимающееся на звуках имени сердце, и... с разбега влетает в новую кирпичную стену.
- В смысле? - тупо уточняет он у Ники, потому что смысл её слов доходит до него с опозданием, а когда, наконец, что-то кликает, и все кусочки паззла встают на свои места, слушать и не терять суть становится ещё сложнее. Его друзья, его близкие, родные люди рисковали жизнью, пытаясь узнать, что ещё задумали Дирк и его прихвостни; чудом уцелели - и... всё это время, он знал.
Имея в анамнезе прокачанных в Истоках скиллов окклюменцию, он мог бы без труда разглядеть в этих видениях, что время от времени всплывали на переферии его сознания, то, чем они и являлись: обрывки воспоминаний. Он мог бы сложить два и два, понять, что кто-то стёр им с Джеймсом память. Мог бы обратиться за помощью к Дэвину, восстановить случившееся полностью. Дать Нике и Джеймсу знать, что они уже - скомпроментированы. Что Дирк Принц в курсе, был в курсе их подозрений - уже тогда. Он мог бы всё это...
Но вместо этого он закидывался зельями так, что перестал различать реальность. Вместо этого он бегал - не только от Уэйда, от них всех, думая, что делает всем услугу, делает лучше. Не скрывается на горизонте, как раньше, остаётся рядом, неподалёку, но на самом деле... то же, что и всегда. Возможно, хуже. В этот раз его бегство было слишком неочевидным; они не знали, что не могут на него рассчитывать.
Ему хочется отругать Нику за самонадеянность, за то, что она опять, как всегда: будучи на прицеле у хитвизардов, всё равно лезет в самое пекло. То, о чём она рассказала - сердце сжимается снова, с какой-то тревожной тоской - что она может прожить вдвое меньше... как она может ставить оставшееся ей время на кон так легко?
Но в том и дело, да? Ника всегда здесь. В гуще событий, рука об руку, спиной к спине с теми, кому нужна помощь и кто готов встать рядом с ней, так же, не признавая компромиссов, не зная, что такое "отсидеться" или "будь что будет". Что бы ни случалось с Никой, Ника всегда случалась с миром.
Вот она улыбается ему и говорит о грядущем сотрудничестве БАМС и Ж.О.П., и Брэйди... Брэйди снова ловит это чувство - как будто он и здесь, и так далеко. Смотрит со стороны, уже видит, как он улыбается, желает Нике удачи, и снова - сбегает... в этот раз, право, он даже не знает, куда. Даже Египет кажется недостаточно далёкой точкой на карте. Разве что в холодную реку с моста...
Но усилием воли, усилием, нет, сердца, Брэйди остаётся на месте и смотрит Нике в глаза и спрашивает:
- Я могу чем-нибудь помочь?

+2

12

- Останься с нами.

Ответ срывается с губ Вероники еще до того, как она успевает его обдумать. Вот так просто и легко - "будь рядом, никуда не исчезай, просто, ну, будь. Нихрена не просто и нихрена не легко, на самом деле. Быть может, даже нихрена не правильно. Война - странная и опасная вещь, и потери во время войн - они не мифические и не моральные. Они осязаемые. Создающие брешь в привычном укладе жизни. Забирающие самое дорогое. Отнимающие будущее. Ника, при всей ее порывистой неосмотрительности и смелости шагов, еще не теряла в войне ничего. Квартира и попугай? Я вас умоляю.

Пташка была забавной, и это была одна маленькая жизнь, но у попугая, посмотрим правде в глаза, даже не было имени. Квартира - всего лишь место, куда Ника приходила поспать, где могла оставить свои вещи. Это значило для нее так мало, что даже смешно становилось. Дирк взорвал ее дом, но зажег этим взрывом искру, которая сожжет его дотла. Дирк взорвал ее дом, и на пустующем месте появился фундамент куда более стойкий и нерушимый, чем глупые кирпичи и доски. У Вероники появился Джеймс. Наконец-то в той роли, к которой они с ним шли долгие годы.

От одной мысли, что Поттера даже по касательной может зацепить пролетающими мимо горящими бомбами, Веронике сатанела. Если бы Уэйд попросил Джеймса остаться в войне и на баррикадах (ладно: где-то неподалеку), Ника, наверное, отгрызла бы кому-нибудь голову. И, окей, ее муж - достаточно большой мальчик, чтобы самостоятельно решать, что он будет делать в сложившейся жопной ситуации. Но еще ее муж - один из самых дорогих для Крам людей, и если бы кто-то призывал его остаться в потенциально рискованной ситуации, у Ники было бы много к этому вопросов.

- В смысле, не в этом дерьме со взрывами и рисками для жизни, нет. - находится в словах Вероника, - Просто... будь осторожен, хорошо? Героя от мертвеца отличает один неверный выбор, и никто из нас не готов к похоронам. У меня никогда не было семьи в привычном ее понимании, но со временем ее заменили мои друзья. Ты - часть моей семьи, Кудряш. - она аккуратно кладет руку на его пальцы и сжимает в каком-то очень символическом жесте. - Помни об этом, если вдруг соберешься вляпаться в какое-нибудь дерьмо.

Она улыбается ему с задорной, но мягкой усмешкой. И сейчас ощущает, что ее слова - правильные.

+4

13

Брэйди не знает, что ожидал услышать. Скорее всего, что-то стандартное, вроде как: “Не волнуйся, у нас всё схвачено” или “Пока нет, но спасибо, что предложил, мы вернёмся к вашей кандидатуре позже, ваше письмо очень важно для вас…”. Что-то, что даст ему понять, так или иначе, где его место - так, наверное? Некоторая понятная граница, которую для него обозначат и за которую он не станет переступать. Чем он в самом-то деле может помочь двум организациям, в одной из которых он состоит лишь из чувства солидарности и желании поддержать хоть какой-то курс, от которого не веет нацизмом и пиздецом, а во второй… Нет, на самом деле со второй граница была проведена уже давно. Он вспоминает, как пытался предложить Уэйду свою помощь, но, наверное, пытался как-то не так, неосторожно, неловко, потому что всё, что получил в ответ, - это: “Тебе не понять”. И это правда, откуда бы ему, но помощь Ники Уэйд всё-таки принял… Потому что это Ника. Потому что ей было что предложить. Потому что он - лишняя проблема, а Ника - их решение.
Так что Брэйди ждёт этого ответа, любой вариации на тему “Спасибо, но нет, спасибо” - и совершенно теряется, услышав совсем иное.
Совсем не о БАМС и Ж.О.П.
Слова “Останься с нами” прилетают ему прямо в сердце, и он не знает, что ему делать с ними, что чувствовать - но чувствует всё равно. Много, слишком много всего; от таких лавин и тайфунов он целый месяц топился в зельях, и вот теперь его грозит захлестнуть с головой, но, так необычно, совсем не в ужасном смысле. Он не знает в каком. Но ему всё равно опять хочется плакать.
Особенно когда Ника сжимает его руку своею и говорит о семье и… Здравствуйте, больное место Гилроя… нет, Коллина Брэйди и его страх не принадлежать, точнее, убеждённость, что он никогда не. Что мы будем делать теперь, когда словами через рот нам говорят обратное? Брэйди прерывисто вздыхает и едва давится воздухом, пытаясь удержать в себе куда больше, чем кислород.
- Когда я туда не вляпывался, Ник, - улыбается он ей, и уголки его губ подрагивают, потому что он понимает, что она на самом деле имеет в виду: не беги сломя голову туда, где точно сломаешь шею. Не ищи неприятностей. Не бери на себя больше, чем сможешь вывезти. Он не уверен, что уже не там. Что все они, честь по чести…
Но что-то в одном этом жесте, в уверенном тепле её ладони и пальцев, ломает упрямые стены неверия внутри него. Он поднимает глаза, встречая её взгляд, и за один этот миг верит, что, куда бы он ни ушёл отсюда, его ждут обратно.
И всё остальное - всё остальное, что Крам своими спокойными (и не очень) словами взбаламутила в его душе, - делает вертиго ему почти до тошноты. Сомнения… нет, убеждённость в том, что он сделал всё только хуже и наломал дров. Сомнения… нет, убеждённость в том, что он мог ещё недооценивать свой потенциал в оценке разрушений. Презрение к себе и спутанность и…
Но посреди этого водоворота - Ника и её прямой взгляд и тёплые пальцы и “Останься с нами”, как маяк посреди бури для судна, уже не ждавшего спасения.
Как будто, возможно, он ещё сможет всё исправить. Как будто, возможно, всё не так безнадёжно, как ему казалось, так долго.
Перед тем, как уйти - с кухни и Гриммо, проветрить голову под холодным ветром Хэллоуина - Брэйди крепко обнимает Нику, как хотел ещё в начале их разговора, но имея в виду под этим теперь уже гораздо больше и благодаря за всё. И тихо говорит ей на прощание:
- Я здесь.

+3


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » what if I'm wrong


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC