шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 1 - Николас О'Кифф
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 2 - Трейси Поттер
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 3 - Арчибальд О'Кэрролл
Пост недели
от Майлза Бенсона:

Жизнь в лютном была такой насыщенной, что Майлз мог с полным правом похвастаться: с ним всякое бывало. Ну там, воришки, пытавшие спиздить из лавки хоть что-нибудь ценное. Более толковые воры, пытавшиеся спиздить что-то вполне определенное. Авроры и хит-визарды — о, этого народа у него в гостях побывало просто немеряно, они любили нагрянуть с утра и все обнюхать, выискивая запрещенку и конфискуя мелочь для отчетностей. Иногда в лавку подкидывали какую-то неведомую ебань, замаскированную под артефакты, один раз прилетела даже сова с непонятного происхождения посылочкой. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Незавершённые эпизоды » i'm worried i forget your face


i'm worried i forget your face

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

i'm worried i forget your face
«I'm beginning to think I imagined you all along»

https://data.whicdn.com/images/123391485/original.gif

ВРЕМЯ: послешкольное
МЕСТО: средняя школа Эдинбурга
УЧАСТНИКИ: Alex Trishin & Gregory Bolton

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Проблемный ученик в новом классе? Нет ничего страшного, самое время спросить о нем у школьного психолога. Казалось бы, что может пойти не так?
[sign]i loved and i loved and i lost you
https://i.pinimg.com/originals/08/86/17/08861722a01b762fe9cf449aea7e0b19.gif
[/sign][lich]<center><a href="ссылка на анкету"><b>АЛЕКСАНДР ТРИШИН </b></a></center><div class="zvanie">♦ 25, русский <br>♦ школьный психолог <br>♦ мотоцикл, текила и моё сердце черство</div><hr>[/lich][nick]Alex Trishin[/nick][status]boy that you love[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0013/97/8d/1361-1460877968.jpg[/icon]

Отредактировано Albus Potter (2019-03-02 00:29:42)

+2

2

[indent] Наигранное добродушие, контрастирующее слишком сильно с выжженной на сетчатке глаза усталостью от жизни, к которой не был готов. Привык растрачивать внутренние ресурсы на проблемы других; скопленные внутри эмоции находят выход исключительно между строчек любимых литературных произведений, читаемых вслух перед учениками, которым это совершенно не нужно, настолько часто, что он потерял чувствительность к ним. Оболочка та же, а внутри настолько пусто, что эхо от столкновения ребра случайно брошенной монетки с горизонтальной поверхностью будет отталкиваться от им же воздвигнутых стен целую вечность. Он поклялся себе, что больше никогда не позволит чему-либо (или кому-либо) разрывать его внутренности настолько, что заживание ран становится самым мучительным и длительным процессом, растягивающимся на годы. Кажется, перестарался, просто избавив себя от каких-либо чувств в принципе. Но так намного проще сконцентрироваться на чем-то действительно важном.
[indent] Каждый день он просыпается в 6:06 (дурацкая привычка ставить количество минут, эквивалентное количеству часов), заваривает кофе, едет на работу на своем стареньком форде, где пытается влюбить учеников в литературу и решить их проблемы — такие, с какими и взрослые люди порой не сталкиваются. Отшучивается от вопросов коллег в учительской, открещивается от предложений сходить куда-нибудь вместе после работы. После школы он чувствует себя спокойно только в двух местах: баре или посреди своей тихой спальни. Поглощен рутиной, но не страдает от этого: в душе просто больше нет места для этого чувства, там поселилась тишина и прочно заняла лидирующие позиции, заглушая любые звуки.
[indent] Грегори счастлив, что больше не страдает.
[indent] Со временем ноющая дыра внутри заполнилась заботой об учениках, классное руководство над которыми ему доверили. Постепенно кучка подростков, которые не были нужны никому, - даже собственным родителям, - стала приобретать человеческие черты, в глазах проскакивала искренняя радость и плескалась жизнь. Лучшая благодарность — видеть это и понимать, что ты приложил к этому свою руку. Грегори достался самый сложный класс: большая часть учеников была из неблагополучных семей. Ему пришлось пережить многое: его покрывали матом, срывали уроки, однажды попытались поджечь машину, писали его имя на асфальте в соседстве с неприличными надписями и предположениями, но он проглотил это, стиснув зубы и читая мантру о том, что это проверка, которую он должен пройти, чтобы достичь конечной цели — стать своим. И у него действительно получилось. Он переживает за каждого, как за собственного ребенка - впрочем, некоторым он действительно словно бы заменил родителей, и из всех девятнадцати человек, пожалуй, только с Джорджи так и не удалось выйти на адекватный контакт. Он оставался ощетинившимся подростком, обточить острые грани характера которого Грегори не удавалось, сколько бы он ни пытался. Единственным логичным и правильным решением в его случае казалось обращение за помощью к школьному психологу. С прошлым ничего не вышло, но на этой неделе к ним прибыл новый, а значит, появилась какая-то надежда на то, что все вместе они обязательно справятся.
[indent] Грегори был готов к долгому и сложному разговору после первого сеанса с Джоджи. Неспешно пересекал коридоры школы и сдержанно кивал редко встречающимся ученикам и коллегам. В руках — папка с наработками по делу ученика: его никто не просил, но Грегори сам решил вести за ним наблюдение, отмечая особо яркие проявления его поведения и пытаясь самостоятельно найти их взаимосвязь с положением, которое мальчик занимает в собственной семье. Психологический портрет и карта семьи с огромными таблицами данных — в его руках была буквально вся жизнь Джорджи.
[indent] Он не успевает взяться за ручку двери — она открывается (чуть не слетает с петель, если быть точнее) сама и перед ним появляется его рассерженный ученик.
[indent] - Джоджи! Как прошла ваша беседа? - Скорее дежурный вопрос, потому что выражение лица мальчишки рассказывает все без слов, во всех красках. Ладонь на плечо, серьезный взгляд — так, чтобы привлечь внимание и сконцентрировать его на себе, - Как вижу, не очень? Ступай в класс.
[indent] Джорджи  хмурится и дергается, чтобы скинуть его руку с плеча, бормочет что-то грубое, но совершенно невнятное, и быстро мчится подальше, оставляя Грегори одного.
[indent] Может быть стоит попросить нового психолога выписать направление к более узким специалистам?
[indent] Стук в дверь, нажим на ручку. Два шага в помещение. Три секунды на оценивающий взгляд. С гранаты срывают чеку.

[indent] Давай, стреляй,
Твой револьвер готов к тому,
Что я бесповоротно сгнил,

И он меня в труху расколет [indent]
[indent] - Саша? - Кажется, губы забыли, каково это — произносить это имя. Он выжег его из памяти, вырезал со своей кожи прикосновения, разрезал на маленькие кусочки и закопал глубоко в землю все, что их связывало, чтобы раны перестали кровоточить. И он действительно смог, только рана не исчезла: просто зажила, покрывшись коркой, которую сейчас сорвали абсолютно неожиданно и слишком резко.
[indent] - Что ты здесь делаешь?
[nick]Gregory Bolton[/nick][status]elegantnost'[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2SaTs.jpg[/icon][sign]   [/sign][lich]<div class="zvanie">♦ 25 лет;<br>♦ преподаватель литературы;</div><hr>[/lich]

Отредактировано Bergillian Burdock (2019-06-14 22:35:26)

+1

3

Ни о чем в своей жизни я не жалел сильнее, чем о том, что вместо того чтобы обучиться в университете как нормальный человек, я купил диплом в сраном переходе.
Ни о чем в своей жизни я не жалел сильнее, чем о том, что вместо того, чтобы получать интересные (и необходимые!) знания в комфортной обстановке от знающих людей, я обрек себя на бесконечное выуживание мало-мальски подходящей информации из гигантских талмудов, где практически каждый автор считал своим святым долгом продвигать свою философию и свою точку зрения. Бихевиоризм, гештальт-психология, коучинг и все остальное уже из ушей у меня лезли, пока я не додумался, наконец, схватиться за возрастную психологию и потоптаться немного на ней, расширяя и углубляя свои уже полученные на практике знания.
Иногда я жалел о том, что вообще решил идти работать по "профессии" - ну какой из меня школьный психолог, в косухе и на мотоцикле, ну посмотрите. Но эта вакансия была первой, что прыгнула в мое поле зрения, когда я только приехал в Эдинбург, и тогда это показалось знаком судьбы. Бери не хочу, как говорится, топай и место будет твоим. Казалось бы, что здесь сложного? Разговаривай со школьниками, давай им по ушам время от времени, и можешь спокойно плевать в потолок, а потом пойти за зарплатой.
Спойлер: оказалось очень трудно. Но и интересно, и впервые обнаружив эти ростки интереса, я страшно удивился. Теперь же, когда многие из начальных этапов были пройдены, настало время двигаться дальше - менять место работы, к примеру. В частную практику идти было, если честно, страшновато, да и к работе с молодежью я как-то притерся, поэтому я просто перешел в другую школу, ту, которая была ближе к дому и ту, в которой никто не знал о моих начальных познаниях и о том, как я первое время шпынял и гонял учеников из своего кабинета. Сейчас, конечно, было стыдно - за время работы психологом я узнал достаточно много о том, как работают мозги у подростков, и теперь искренне недоумевал, как вообще можно жить без таких знаний? С ними же намного легче - и понимать, и взаимодействовать, и просто существовать.
Новый кабинет оказался больше, но уже. Мне он напоминал какой-то коридор, в начале которого была дверь, а в конце - окно. Шкафы по бокам, конечно, только ухудшали ситуацию, поэтому в первый же день я занялся перестановкой - оттащил пару шкафы к окну, так что теперь оно было в обрамлении книг. На стены повесил пару ничего не значащих картин, чтобы занять пустое пространство и отвлекать взгляд - водопад с одной стороны и поле с какими-то коровами с другой отлично подходили для кабинета психолога. У двери стояла фигурная вешалка, пускай внизу и был гардероб, свою куртку я предпочитал оставлять здесь. Мне казалось, что кабинет должен производить впечатление обжитого пространства, но без сильного отпечатка личности - поэтому на столе стоял метроном, статуэтка китайского божка и пара небрежных стопок бумаг. Разумеется, все было тщательно обдуманно и расставлено с вниманием к мелочам - ко своей работе я относился с трепетом, чего совершенно нельзя было ожидать от меня.
Чего еще нельзя было ожидать - так это того, что я замру как вор-домушник при включенном свете, стоит только двери в мой кабинет открыться.

Ну хорошо, может быть не как вор-домушник, воры обычно не сидят за рабочим столом, перебирая документы. Но ощущение было примерно таким же - потому что, о проклятие открывшейся двери, никогда не знаешь, что тебя может ожидать за ней. За ней - отражение моего прошлого, моя тайна, которая должна была быть заперта за семью печатями, физическое доказательство моего бесславного падения. И, по совместительству, второй в этом мире человек, который знает, что я занимаю свое место незаслуженно.
Но думаю я, конечно, не об этом.

- Что ты здесь делаешь? - голос позорно срывается, и я понимаю, что должен был ответить не_так. Может быть, презрительно выгнуть бровь, или сказать, что я вообще-то тут работаю, в отличие от некоторых, или еще бог знает как, но слова теряются в мешанине эмоций, проявившихся от одного только взгляда на него. И мне как будто снова двадцать три, и я как будто снова бегу из Лондона в Эдинбург с чемоданом в руке и ворохом не пережитых чувств и страхов. Эта глава моей жизни была закончена - и вовсе не для того, чтобы появляться призраками прошлого на новом месте. Совершенно не для этого.
Жалкое "я думал, что никогда больше тебя не увижу" едва не срывается с губ, но я ловлю этот порыв и смотрю на него, Грегори как будто совершенно не изменился, разве что стал выглядеть солиднее, но эти костюмы всегда ему невероятно шли. Я в обычной футболке и черных штанах кажусь рядом с ним каким-то рокером, но мне достаточно плевать на это - я пронес возможность одеваться в удобное через директора, и это было самым главным.
- Как дела, какими судьбами? - я, наконец, нарушаю тишину, едва чувствую, что снова могу говорить и не дать петуха. Это невероятно трудно - говорить с ним, но он все еще стоит в дверях, и я поднимаюсь на ноги, обхожу стол, чтобы присесть на него и сложить руки на груди. - - Следил за мной, да? Больной ублюдок.
Эти слова мне не удается поймать, но я не извиняюсь за них - смотрю искоса, пытаясь угадать реакцию.
Мне это не нужно, но что-то не дает мне отвернуться, отвести от него взгляд и закончить буффонаду. Кажется, как раз это называется "незакрытый гештальт".
[nick]Alex Trishin[/nick][status]boy that you love[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0013/97/8d/1361-1460877968.jpg[/icon][sign]i loved and i loved and i lost you
https://i.pinimg.com/originals/08/86/17/08861722a01b762fe9cf449aea7e0b19.gif
[/sign][lich]<center><a href="ссылка на анкету"><b>АЛЕКСАНДР ТРИШИН </b></a></center><div class="zvanie">♦ 25, русский <br>♦ школьный психолог <br>♦ мотоцикл, текила и моё сердце черство</div><hr>[/lich]

Отредактировано Albus Potter (2019-03-11 00:58:10)

+1

4

[indent] Он изменился.
[indent] Невероятно глупая, по-детски наивная мысль прокралась в голову. Грегори еле сдерживается от того, чтобы посмеяться над самим собой вслух.
[indent] Ну еще бы.
[indent] Никаких больше кудрявых мягких волос, в которые он так любил зарываться пальцами, никаких худощавых запястий, ямочек на щеках, что появлялись в приветливой улыбке. Мягкий голос ощетинился и огрубел, взгляд стал цепким и колющим. И плевать, будь здесь дело исключительно во внешности – нет, перед ним стоял совершенно другой Саша, - такой, которого хотелось бы назвать Александром, а быть может и вовсе мистером Тришиным: холодный, грубый, невероятно чужой.
[indent] Это не его Саша. Даже не тот, каким он был, когда перестал принадлежать ему.
[indent] - Работаю, - Сухой и твердый ответ на вопрос, каждый звук выцеживается с большим усилием и мощнейшей тратой внутренней энергии. Грегори из прошлого наверняка бы растекся по паркету в истерике, то обвиняя, то вопрошая Тришина о том, что же произошло между ними и почему все закончилось именно так, как закончилось, но Грегори из настоящего подавил это в себе слишком рьяно, накалил ножовку до красна и вырезал с остервенением, пока и крупицы от его чувств не осталось. В душе сейчас странная смесь из непонимания, небольшой доли осуждения и почему-то, - внезапно, - злости. Когда случайно посреди веселья вспоминаешь историю из школьных времен, в которой тебя унижает одноклассник. Совершенно не вовремя.
[indent] -  Если ты еще помнишь, я закончил университет и получил диплом преподавателя литературы, - Грегори нравится расставлять акценты. Он, мягко говоря, удивлен ситуацией не меньше самого Тришина, начиная от столь смешного и нелепого совпадения, из-за которого им довелось встретиться, заканчивая вопросом о том, каким образом Саша, - …Александр, - вообще умудрился устроиться на должность школьного психолога, не имея соответствующего образования. Вот и еще одна загадка в копилочку с надписью «о чем подумать перед сном».
[indent] И все же еще одно наблюдение, показывающее изменения в Тришине, бьет куда-то в район легких острой иглой. Дерзость, желчь, которыми пропитано каждое слово, сказанное ему. Грегори чувствует, как что-то необъяснимое закипает внутри него, но продолжает держать маску безучастности и расслабленности, которая тяжела чрезвычайно – вот-вот подорвутся колени.
[indent] - Больной ублюдок.
[indent] - О нет, ты настолько подрастерял хватку, что разговариваешь цитатами из 50 оттенков серого? – Грегори натягивает ухмылку и разворачивает к себе стул, тут же хватая со стола какую-то странную штуковину, которые по всем самым скучным канонам всегда имеются в кабинете психолога, - словно издевается.
[indent] На самом деле крутить что-то в пальцах – единственное, что помогает скрыть дрожь в руках.
[indent] -  Не имею ни малейшего понятия, как так сложилось, что мы с тобой оказались в одной школе, - Смотрит не на Тришина, а на качающийся из стороны в сторону маятник с подвешенными на канатики металлическими шариками, но позже все же переводит взгляд на его лицо, - Я серьезно. А дела… дела нормально, как видишь, шли, пока об тебя не споткнулся. Шутка, - Грегори ставит маятник на место, встает и проходит к полкам, заставленным книгами.
[indent] В нем просыпается чувство, которое прежде он никогда не испытывал, а если и было такое, то и не помнит – желание разозлить. Словно все нутро жаждет того, чтобы он отыгрался на Тришине за все тяжелые месяцы после его побега, все бессонные ночи и всю боль, - и речь не только о физической, - которую он пережил. На последней, конечно, ему концентрироваться не хочется – шрамы скрыты длинными рукавами водолазки, почти невидимые, но именно сейчас в районе их расположения появилась фантомная режущая боль слабого характера.
[indent] - И сколько же из них ты прочел? Ну хотя бы одну? – Продолжает стоять к Тришину спиной, скрывая от его глаз нервно покусанные губы и сбитое дыхание, реагирующее все более длительной остановкой с каждой новой секундой напряженной тишины.
[indent] Грегори, которым он был десять минут назад, сейчас схватился бы за голову от своих же действий, потому что нет ничего более глупого, чем провоцирование на конфликт. Но какой-то отдел мозга, отвечающий за разумность, по всей видимости, отключился в самый неподходящий момент.
[indent] Собственно, как и всегда.
[nick]Gregory Bolton[/nick][status]elegantnost'[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2SaTs.jpg[/icon][sign]   [/sign][lich]<div class="zvanie">♦ 25 лет;<br>♦ преподаватель литературы;</div><hr>[/lich]

+1

5

В голове, конечно, уже ни одной приличной мысли. Ни о работе, ни о планах на вечер, ни о чем - я только и могу что сидеть и смотреть на этого призрака-из-прошлого, который пришел по мою душу. Поразвлекался тут, Саша, в одиночку? Пойдем теперь домой.
От этой мысли мне становится смешно и странно. Я редко когда в своей жизни ощущал, что нахожусь на своем месте. В Эдинбурге это чувство пришло и больше никуда не исчезало, но прямо сейчас, когда Грегори находится в моем кабинете, человек, которого я не видел несколько лет и которого не надеялся больше увидеть, я постепенно терял это ощущение. Как будто я смотрел сквозь него на себя прошлого. Как будто он принес часть меня прошлого с собой - мне было неприятно на это смотреть. Я изменился. Стал другим, заимел другие интересы, вырос, в конце концов - и морально, и профессионально. Но если первое - тоже правда, почему все это настолько сильно меня задевает?
Он говорит, что работает здесь, и мне хочется истерически засмеяться - вселенная, не шути такие шутки! Мысль о том, что мы будем работать рука об руку и часто друг с другом, вызывает такое откровенное непринятие, что мне приходится качнуть головой пару раз, чтобы прийти в себя. Это не реально, это просто не может быть реальностью. Такие шутки судьбы бывают только в фильмах да в сериалах от nbo. Потому что из всех городов Великобритании он выбрал именно Эдинбург. Потому что из всех школ он выбрал именно ту, в которой работаю я. Или наоборот, я попал в ту школу, в которой работает он - это более реалистично звучит. Он жил здесь все это время? Жил в моем городе и я об этом ничего не знал?
Я считал Эдинбург своим городом, и он был им куда больше, чем Астрахань, Петербург или Лондон. Я знал наизусть его улицы, его спуски и подъемы, я мог бы с закрытыми глазами доехать до дома и любимого бара на мотоцикле и ни за что не променял бы его на что-то другое. Мне не хотелось возвращаться ни в один из городов, где я жил, потому что только здесь я чувствовал себя дома. Поэтому мысль о том, что Болтон тоже живет здесь, отзывается в первую очередь ревностью - какого черта, это мое место! И потом уже остальным пакетом эмоций шокированного человека.
Упоминание об университете неприятно колет, но я проглатываю эту едкую фразу. Потому что - да, он прав. Но еще потому что вряд ли кто-то, кроме него, заслуживает говорить ее вслух. Пока я не подтвердил свои знания о психологии, правда на стороне Болтона, и спорить с этим было бы тупо. Я только надеялся что это ненадолго - по крайней мере, у меня был план по повышению квалификации.
- О нет, дорогой, я отлично умею обращаться со словами, - отвечаю я в тон ему, внимательно наблюдая за тем, как он хватает очередную ничего не значащую вещицу с моего стола и нервно теребит ее в руках. Нервничает. Не знает, что сказать и как реагировать, не чувствует себя на своем месте. Возможно, боится ответить как-то не так и облажаться, раскрыть то, что находится за фасадом. Странно и смешно, когда знаешь какие-то основы психологии поведения и не можешь выключить этот радар. Надеешься только что он не всегда правильно работает - действительно надеешься, потому что некоторые вещи лучше бы и не знать. - Просто еще не было повода проявить себя во всей красе.
Я сам не знаю, чего жду в ответ, зачем продолжаю и потакаю его необходимости продолжать диалог потому что сам имею такую же. Поднимаюсь на ноги, когда он отходит к одному из шкафов, и сам подхожу ближе. Я не знаю, как с ним разговаривать. Не знаю, как он изменился за это время и кем стал - только надеялся, что кем-то лучше и, ну, сильнее, что ли. Я не отрицал, что повел себя дерьмово, буквально сбежав из его дома, но это было давно, по ощущениям - целую вечность назад. С тех пор многое успело произойти.
- Не поверишь, - я смеюсь беззлобно, без издевки, пока он рассматривает книги. - Все. Ну, Эриксона еще не дочитал, но его возрастная теория перекликается с другими, так что условно я понимаю, к чему он там ведет.
Ему наверняка непонятно, что я здесь вообще делаю, но я не собираюсь давать ему почву для таких размышлений - усаживаюсь на стол, сам хватаю в руки китайского божка и кручу в пальцах - да, я и сам сильно нервничаю, не думаю, что это как-то удивительно.
- Наверное, я должен извиниться, - начинаю я и сразу же замолкаю, пойманный в ловушку из собственных слов, накрытый сверху страхом перед следующими словами - своими, его, неважно.
[nick]Alex Trishin[/nick][status]boy that you love[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0013/97/8d/1361-1460877968.jpg[/icon][sign]i loved and i loved and i lost you
https://i.pinimg.com/originals/08/86/17/08861722a01b762fe9cf449aea7e0b19.gif
[/sign][lich]<center><a href="ссылка на анкету"><b>АЛЕКСАНДР ТРИШИН </b></a></center><div class="zvanie">♦ 25, русский <br>♦ школьный психолог <br>♦ мотоцикл, текила и моё сердце черство</div><hr>[/lich]

Отредактировано Albus Potter (2019-06-27 23:57:52)

+1

6

Sometimes the cord wants to break
Sometimes the light tries to bend away
Sometimes we're thrust to the wall
Sometimes the world likes to see
you crawl

[indent] Дикий скрежет позади и волчий вой, что слышны только самому Грегори из глубины его души, запаянной на толстые металлические балки, чтобы ничего, ее волнующего, внутрь не проникало, вызывают мурашки по коже. Давно позабытое чувство боли просачивается сквозь кожу и обжигает грудную клетку так, что хочется зажмуриться. Он твердил себе тысячи раз, что Саша давно в прошлом, что он - с остервенением вырванная страница, которую он разодрал на мелкие кусочки и поджег, равнодушно наблюдая за тем, как все то, что было ему дорого, превращается в пепел и уносится ветром. Но почему больно? Почему сейчас, когда он стоит позади, Грегори теряет последние крохи самообладания и все быстрее впадает в панику?

Watch me fall apart,
all for you
Watch me fall apart,
trying to please you

[indent] Грегори всегда считал, что истинная любовь заключается в том, что ты готов отдавать человеку всего себя. Он становится центром мира, самой важной фигурой во всем Мироздании, которую следует оберегать от всего, что могло бы повлиять на нее пагубно. Только со временем осознаешь, что иногда заботой и переживаниями можно неосознанно перекрыть человеку доступ к кислороду, ограничить его личную свободу до четырех стен вашей общей комнаты в крохотной квартире. Мышь, которую заперли в клетку, все равно попытается сбежать, каких бы замечательных приспособлений ты ей ни купил, каким бы прекрасным кормом ее ни кормил. Просто в один прекрасный день ты расслабишься и забудешь задвинуть замочек на крохотной дверце - и она обязательно этим воспользуется.
[indent] Нельзя было любить Тришина настолько самоотверженно. Нельзя было допускать столь сильную зависимость, когда никотиновая ломка кажется сущим пустяком по сравнению с отсутствием этого человека рядом. Грегори, каким бы сухим человеком ни казался снаружи, был крайне чувствителен и тактилен, к тому же страдал от того, что быстро привязывается к людям, а потому побег Саши стал своего рода эвтаназией замедленного действия, когда с каждым днем, с каждой новой дозой одиночества в нем умирало все больше и больше чего-то живого и настоящего. А из того, что осталось, он слепил себя нового - робота в человеческом теле, которому плевать на любые проявления чувств и эмоций.
[indent] Он перестал верить в любовь, как во что-то хорошее. Он перестал ее испытывать к кому-либо вообще, особенно - к себе самому.
[indent] Но почему же, черт возьми, все еще больно?
[indent] - Что ж, ты молодец, - Без сарказма и желания обидеть. Грегори все еще боролся с желанием узнать, как все-таки Тришину удалось обвести администрацию школы вокруг пальца и побудить принять его на работу, но где-то в глубине души теплилась маленькая искра гордости: даже не имея диплома, Саша казался образованным. Он обязательно возненавидит себя за это чувство сегодня вечером.

[indent] Грегори понимает, что не сможет простоять так вечность. Стены кабинета не растворятся в пустоте, Саша так и не исчезнет, как галлюцинация; рано или поздно нужно будет что-то сказать. Повернуться, аккуратно закрыть за собой дверь или, быть может, хлопнуть ей посильнее, вкладывая в этот момент всю накопившуюся обиду.
[indent] Он не может бездействовать.
[indent] Тришин, словно по наитию, сам прерывает тишину - и, черт, лучше бы он молчал. Его слова тихие и неуверенные, но прожигают внутренности раскаленным железом так, что хочется взвыть. Грегори сам не успевает проконтролировать, в какой момент он успел повернуться лицом к нему и замереть, нервно задержав дыхание. В такие моменты кажется, что любой лишний вдох разрушит тишину громче, чем трель старого металлического школьного звонка.
[indent] - А есть ли в этом смысл? Спустя столько лет? - Грегори стоит признать, что ему все еще больно. Так не было сегодня утром, вчера, в прошлом месяце, год назад - но сейчас его душу перемалывают через мясорубку. Эти слова без упрека в голосе, но с горечью и немым вопросом «почему?», который он так и не решится задать вслух.
[indent] - Ты устал от меня, верно? Полагаю, меня было слишком много в твоей жизни, - Пальцы добела сжимают спинку впереди стоящего кресла - главное, удержаться, - Я рад, что ты обрел долгожданную свободу. А я.., - Грегори бессмысленно оглядывается по сторонам, потому что в миг ему становится катастрофически некомфортно смотреть Саше в глаза, - ... я нормально. Как-то пережил это все, как можешь заметить.
Было бы глупо уйти прямо сейчас и тем самым доказать Тришину, что что-то внутри все еще болит, но больше необходимых слов в голове не находилось. Там поселились быстро перескакивающие друг на друга мысли, тревога и пока еще, слава богу, совсем тихая истерика, постепенно набирающая обороты.
[indent] - А у тебя все в порядке? - Сказанное в таком тоне, словно Грегори интересуется прогнозом погоды на завтра. Совершенно не к месту - как и все, что происходит сейчас в этом кабинете.
[nick]Gregory Bolton[/nick][status]elegantnost'[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2SaTs.jpg[/icon][sign]   [/sign][lich]<div class="zvanie">♦ 25 лет;<br>♦ преподаватель литературы;</div><hr>[/lich]

Отредактировано Bergillian Burdock (2019-07-17 22:48:18)

+1


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Незавершённые эпизоды » i'm worried i forget your face


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC