шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 1 - Николас О'Кифф
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 2 - Трейси Поттер
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 3 - Арчибальд О'Кэрролл
Пост недели
от Майлза Бенсона:

Жизнь в лютном была такой насыщенной, что Майлз мог с полным правом похвастаться: с ним всякое бывало. Ну там, воришки, пытавшие спиздить из лавки хоть что-нибудь ценное. Более толковые воры, пытавшиеся спиздить что-то вполне определенное. Авроры и хит-визарды — о, этого народа у него в гостях побывало просто немеряно, они любили нагрянуть с утра и все обнюхать, выискивая запрещенку и конфискуя мелочь для отчетностей. Иногда в лавку подкидывали какую-то неведомую ебань, замаскированную под артефакты, один раз прилетела даже сова с непонятного происхождения посылочкой. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » where it's covered in all the colored lights


where it's covered in all the colored lights

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

where it's covered in all the colored lights
«Волшебный цирк: два кельпи жрут домовика»

https://69.media.tumblr.com/99da103895d0902dda969481b972cbf1/tumblr_pdtspkVne31xwt6f6o1_500.gif

ВРЕМЯ: после окончания вечернего шоу, 15.10.2027
МЕСТО: закулисье цирка «Арканус», на площади в волшебной части Лондона
УЧАСТНИКИ: Michael KnightIda Vos

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
С цирком «Арканус» Михаэля связывает одно воспоминание тридцатилетней давности про странную девочку, которая была первой встреченной им полукровкой, рождённой волшебницей от вампира. Когда цирк прибывает с очередными гастролями в Британию, Михаэль решает посетить шоу, чтобы узнать о судьбе той самой девочки, но точно не ожидает, что встретится в этот вечер с ней самой.

+2

2

-Дитя от человека и вампира? Я на самом деле не уверен, до сих пор я с подобным и сам не сталкивался. Поэтому не могу гарантировать, что взросление вашей девочки пройдет удачно. Могу лишь рассказать о том как живем мы – вампиры, но, сами понимаете, я не могу дать никаких гарантий.
По хорошему я вообще должен сейчас заниматься не этим, а разбираться с очередной стычкой моих ребят со сторонниками Лорда. Но посмотрите, вот он я, стою на пороге цирка «Арканус».  Что я тут забыл – отдельный вопрос. В нашем обществе уже давно ходили слухи о детях-полукровках, рожденных от пар волшебник-вампир, но до недавнего времени я не придавал этому особого значения. Слухи и слухи, какая разница, мало ли по городу ходит легенд. Вот только недавно некоторые из моих товарищей начали говорить, что тут появился какой-то странный мужчина, который выискивает вампиров, но на охотника он вроде не похож и на религиозного фанатика тоже. Я сказал им передать мои координаты, после чего мне пришло небольшое письмо и приглашение посетить цирк. И вот я здесь. Пришел посмотреть представление и нечто более удивительное.
Представление было, конечно впечатляющее, но после того как мы начали обсуждать проблему, ради решения которой я и пришел, это показалось мне такой обыденностью. Магия? Цирк? Да вот же, посмотрите, таких как эта девочка считают легендой. Она тут самое большое чудо. И, к сожалению, я действительно не могу предсказать как она будет вести себя в будущем. Конечно, пугать ее семью и говорить о том, что малышка может в один день слишком сильно проголодаться и перегрызть все семейство я не стал, а просто посоветовал держать поблизости какое-нибудь живое существо, которое в случае чего будет не жалко использовать как свежую кровь. Кроме того не давать подолгу оставаться на солнце. И прочие житейские мелочи, которые для меня были неотъемлемой частью жизни. На этом моя помощь, будем честны закончилась.
Несколько лет после этого я получал сообщения о том, что девочка растет медленнее чем другие дети, но это касается только физического развития. В плане вампирских особенностей, мои советы оказались, конечно не лишними, но все же не такими необходимыми, как любому из вампиров. Но эти письма приходили все реже и реже, а у меня как раз пошла в гору моя актерская карьера, так что о девочке-дампире я как-то подзабыл до недавних пор.
Афиши развешенные по всему городу не могли не напомнить о событии тридцатилетней давности. Представление обещало иметь успех, потому как о гастролирующем цирке «Арканус» с его новой программой шептались то тут, то там.  Да и на фоне всех напряженностей в Министерстве и ОТВ мне физически был необходим приятный вечер. Развеяться, посмотреть представление, не быть обязанным при этом самому натягивать какую-либо маску и побыть зрителем во всех отношениях, такое со мной случалось настолько давно, что я уже и не помню. Ожидания мои полностью оправдались. Шоу было просто великолепное, сохранявшее как прелесть и атмосферу цирков прошлого, так и имело актуальность на сегодняшний день. Отдельно замечу, что животные, участвующие в представлении не были запуганы или что-то такое. Указания которые им давал дрессировщик были только на словах, без применения силы. И животные все равно их выполняли. Они были приручены, а не запуганы, как это бывало в прошлом. На это взаимодействие человека с зверем было очень приятно смотреть.
После представления я решил все же найти кого-то из администрации, благо мое лицо открывало если не все, то многие двери магического сообщества. Гримерки, уставшие артисты, радость и удовлетворенность после успешного выступления, это было так похоже на то, что происходило у нас в театре, но все же иначе. У нас все как-то более минималистично что ли, просторные коридоры, аппаратура вся хранится в специально отведенных местах, а тут различные яркие коробочки, клетки и прочее, да и ощущение какого-то вечного праздника. Хотя, возможно так только кажется.
-Вы не подскажете, могу ли я найти мистера Воса или кого-то из его семьи или администрации, - спросил я у проходящей мимо девочки, спешащей в неопределенном направлении. Я потратил на поиски уже минут пять и так не пришел ни к какому результату, поэтому попросить помощи со стороны показалось мне самым верным решением.
На мою удачу она согласилась меня проводить к своему начальству, а после отправилась по своим делам.
Услышав утвердительный ответ на мой стук и просьбу впустить, я зашел в небольшое и увидел сидящую напротив большого зеркала девушку лет двадцати с небольшим.
-Добрый вечер, вы должно быть родственница мистера Воса? Меня зовут Михаэль Найт и у меня к нему пара вопросов, не могли бы вы мне подсказать как его найти?

+2

3

Стоит распахнуть глаза, за мгновение до этого прикрытые, чтобы отдохнуть от бесконечности блесток, пиротехники, софитов и ярких сценических костюмов, как цирковое безумие вокруг снова сливается в одну смазанную феерию. Я искренне люблю эту жизнь и это окружение, и мне ничто не дает больше сил и мотивации, чем вечерние шоу. Буйство красок вокруг, счастливые глаза, восторженные детские возгласы, аплодисменты, неподдельные эмоции, будь то смех или страх за замершего под куполом без страховки трюкача на метле, который висит на древке, держась одним пальцем – всё это и есть награда за то, что я делаю. Кому-то со стороны может показаться, что мне все дается легко, что я появилась «на всем готовеньком», получив цирк в наследство от деда. Что же… Они могут думать как хотят, но лишь те, кто рядом, кто доверил мне свои судьбы, целые династии циркачей, знают, как тяжело мне всё это дается. А я знаю, сколько они, в свою очередь, вкладывают в наши дела.
Вот Джинджер, немного угловатая, смешная девчонка лет на десять меня младше. Она выросла здесь, в цирке, на моих глазах, как и меня, ее не отдавали учиться в какие-либо школы, но, скажите мне, разве от этого она стала плохой? О, бьюсь об заклад, тому, как она управляется с тройкой наших кельпи, для номера которых мы при помощи магии создаем на арене прозрачный огромный резервуар с водой, позавидовал бы сам Ньют Скамандер! И откуда-то в ней, такой маленькой, столько силы и власти, что эти звери, которых почти невозможно приручить, слушаются её, будто комнатные шишуги? Ее родители отошли от дел, хотя раньше тоже выступали в цирке, но всё еще продолжают перемещаться с лагерем - теперь они не выходят на арену, но незримо помогают каждый день и час. Здесь их дом.
Вот Анхель. Кажется, он из Мексики, он безнадежно влюблён в Джинджер и столь же безнадежно потерян для какого-либо цивилизованного общества, потому что не умеет ничего, кроме как дрессировать сов. Он, собственно, и сам обращается совой. Анхель - анимаг. Что удивительно, остальные его способности более чем посредственные, возможно, даже совсем не превосходят моих, которые я выстрадала за годы обучения так, чтобы было достаточно для цирковых нужд. Анхель безнадежно влюблён в Джинджер, та упорно не замечает, хотя об этом знает уже весь цирк. У нас тут и семьи появляются, и дети рождаются, и старики умирают просто от старости, тихо и мирно, засыпая вечером и не просыпаясь с утра. И здесь был и их дом тоже. Всех их. Мы здесь в труппе не говорим «умер». «Время двигаться дальше», вот так. Им всем пришло время двигаться дальше - поэтому мы попрощались с ними и счастливы за то, что они теперь, наверняка, в лучшем мире.
Мы изгои для всего мира, стоит только упасть на землю последним конфетти, выстрелившим из заколдованной пушки. Когда шоу заканчивается и падают эти розовые очки - всё остаётся как есть, без всяких там прикрас. Эти люди вернутся в свои тёплые дома, в свои уютные квартиры и особняки, чтобы провести время за вином и вкусным ужином, а потом уснуть в объятиях тех, кто любит их (или хотя бы делает вид, что любит - не так уж и важно), а нам некуда возвращаться. Наш дом путешествует вместе с нами и другого нет ни у кого из нас. Говорят, нет ничего ценнее родительского дома, но я не согласна с этим. Родительский дом сам от меня отказался. А вот цирк не отказывался никогда, ни на минуту, то ли в знак уважения к моему деду, что руководил здесь всем до меня, то ли потому, что многие здесь знают, каково это - быть брошенными и забытыми уродцами. Да, именно так. Мы все здесь в какой-то степени уродцы, кто-то внешне, кто-то внутренне. Переломанные, с разбитыми судьбами и теми жизнями, в которых что-то не произошло, что-то не удалось и не сложилось так, чтобы наше место под солнцем обрело надежность и стабильность. Впрочем, это не мешает нам быть счастливыми сейчас. У нас все еще есть тент над головой, заработок, который позволяет нам не бедствовать, костры в лагере, которые дают тепло и пищу, и магия. У кого какая, академиков и экспертов будто из самых секретных отделов правительства у нас однозначно нет, но я все равно горжусь каждым, кто оказывается под моим покровительством и в моем цирке. Ведь здесь и мой дом тоже.

Когда шоу завершается, на душе всегда остаётся немного светлой грусти. Нет, это не тоска или печаль, это именно тонкая ниточка, которая медленно протягивается будто через самое сердце, заставляя жалеть о том, что невозможно остановить мгновение, которое было так прекрасно. Маленькая сказка, в которой мы любимы всей публикой заканчивается, и нам приходится разбредаться прочь - по клеткам, вольерам, палаткам и гримёркам. После шоу есть час, установленный внутренним распорядком, прежде чем я соберу шапито вместе с теми обитателями, кто не может переместиться сам, и не отправлюсь туда, где уже ждут те, кто не принимает участия в представлении с ужином, горьковатым плотным элем и новыми слухами, которые принесли с волшебного базара, на котором побывали днём. Мне тоже надо переодеться. Не стала бы ходить в концертном платье всегда, даже если было бы можно. Мои наряды - тоже часть ритуала, который надо соблюдать, чтобы сказка случилась, иначе никак. Иначе ощущение волшебства в мире, где им никого не удивишь, потеряется. Дверь за спиной щёлкает, стоит мне среагировать на стук, и я надеюсь увидеть в большом зеркале кого-то из артистов, но вижу только то, как эта дверь, собственно, открывается, и больше ничего. Мне даже приходится обернуться и застыть с открытым ртом.
- А...? - достаточно бесцеремонно указываю пальцем сначала на вошедшего, потом на зеркало, потом, наконец, понимаю, в чем дело: - Ааааа! Заходите.
Отодвигаюсь от зеркала, повернувшись к посетителю спиной. У меня есть комплексы, возможно, их даже много, но они точно не касаются моего тела - я урод, но мое уродство не внешнее. - Расстегните, будьте добры! - указываю на ряд крючков корсета, что опускаются вниз вдоль позвоночника, и киваю: - Боюсь, найти мистера Воса можно только в одном месте - на кладбище Зоргвлиед в Амстердаме, где его прах покоится с миром уже второй год, - вздыхаю, потому что тоска по самому родному человеку во всем мире все еще тревожит мое сердце. - Я Аида, его внучка. Чем могу быть полезна? Полагаю, вы можете знать, кто я, раз уж я догадалась, кто вы, - указываю на зеркало, поясняя, что именно я имела в виду. Тут без ошибок. А вдруг... вдруг это отец, которого я ищу столько лет и который прознал об этих моих поисках? Да нет, даже близко не похож на описания матери, точно не он.

+3

4

События приняли необычный оборот. Конечно, когда я ехал сюда я знал, что могу случайно встретить ту девочку, но не думал, что это будет так неловко. Стыдно признавать, но несмотря на то, что я не раз помогал девушкам из труппы с костюмами и подготовкой к концертам, когда эта девушка попросила помочь ей раздеться, я несколько растерялся, а еще и новость, что она и есть тот ребенок. Как только я это услышал, у меня в голове сразу появилась куча всяких вопросов: как ты живешь, обострились ли за период взросления вампирские способности, умеешь ли превращаться в мышь и прочее в таком духе, но все же сначала надо прояснить ситуацию, что я тут вообще делаю.
- Соболезную вашей утрате. Не сильно хорошо знал вашего деда, но он был хорошим человеком и беспокоился о вас. Собственно я потому и пришел, узнал, что ваш цирк в городе и решил лично спросить как вы живете. Вы скорее всего этого не помните, но когда вы были еще совсем ребенком, я видел вас и давал некоторую информацию про жизнь вампиров в надежде, что это как-то пригодится вам в дальнейшей жизни, - я этого не показываю, но меня колотит. Каким бы я иногда ни казался милым и приветливым, обычно никто и ничего, кроме моих коллег из ОТВ и самых близких друзей не волнует, но тут, о тут совсем другая ситуация. Что тридцать лет назад, что сегодня я напоминаю себе ребенка, которому родители пообещали торт после обеда, и вроде суп уже съеден, а заветная сладость все еще не у меня. – Но я очень рад, что я встретил вас и могу спросить обо всем лично.
За то время, что я говорил, успел подметить некоторые детали. Во-первых, выглядела девушка заметно моложе своих лет, ей должно быть около тридцати пяти, но больше чем на двадцать-двадцать пять она не выглядит, а во-вторых, в отличие от меня она отражалась в зеркале, от которого мне, если честно, было немного не по себе. Вообще, я очень не люблю находиться в помещениях с зеркалами. Мало того, что они для меня бесполезны, знали бы вы как поначалу было сложно наносить грим на ощупь, так они еще и вызывают во мне совершенно дикую тревожность, если не сказать ужас. Раньше это ощущалось не так сильно, но после того как я застрял в зеркальном коридоре на неопределенное время и не мог самостоятельно выбраться из этой бесконечной пустоты, мой ужас стал весьма ощутимым. Хотя, думаю, со стороны это не заметно. Уж что-то а умение показывать в нужный момент требующиеся от меня эмоции – мой основной заработок уже огромное количество времени.
- И я заранее извиняюсь, если мои вопросы покажутся бестактными или что-то подобное, я не имею ни малейшего желания вас как-то задеть или что-то подобное. Кстати, вам вроде нужна была моя помощь с платьем, верно? – застежки простые, и мне не требуется много времени,  чтобы справится с ними. Пока я расстегивал корсет, мелькнула мысль, что она выросла в очень красивую девушку, но я отогнал это подальше. Не хватало еще ту, кого я помню как четырехлетнюю малышку, воспринимать в подобном ключе. -Если хотите, я могу выйти, чтобы вы могли спокойно переодеться, а потом можем продолжить беседу.

+2

5

- О, оставьте соболезнования тому миру, который подчиняется общепринятым законам и правилам, у нас здесь, в «Арканусе», свои порядки, - мягко улыбаюсь, вскинув руку, чтобы перекинуть темные медные пряди вперёд через плечо, чтобы не запутались где-нибудь в застежке или еще где-то. - У нас не умирают, у нас уходят. В лучший мир, это точно, мы не горюем по ушедшим, потому что они бы точно этого не хотели, - пожимаю плечами, несколько равнодушно даже, потому что это уже привычное дело. Колесо жизни бесконечно катится, круг рано или поздно замыкается, и в этом нет поводов для грусти. Люди, которые так или иначе причастны к «Арканусу» проживают интересные, неповторимые, полные и насыщенные жизни и нужно радоваться потому, что они были в наших жизнях, а не грустить потому, что пришло их время двигаться дальше.
- Меня, стало быть, видели? - приглядываюсь к гостю повнимательнее, но никак не могу его вспомнить. - Должно быть, и правда мне было совсем мало лет, потому что я, увы, совсем не помню этой встречи. На память я не жалуюсь, а других объяснений у меня нет. Поэтому, вероятно, самая простая идея и есть самая правильная, тем более, что и посетитель ее подтверждает.
- Нет, что вы, что вы, спрашивайте. Признаться честно, знакомства по работе частенько утомляют, компания моих подопечных не меняется, и новые знакомства, особенно приятные, - улыбаюсь, благодарно кивнув и склонив голову набок, - это как глоток свежего воздуха. Тем более, не часто встретишь кого-то от своей другой половины. Волшебники-то сплошь и рядом попадаются, а вот вампиры, - наверное, мой неприкрытый интерес был бы заметен за милю, но я ничего не могу с собой поделать. Да, за годы поиска отца я встречала несколько таких же. Ну, то есть, совсем не таких - те были какие-то мрачные и с невыносимой усталостью от жизни в глазах, признаться, мне начинало казаться, что они все будут такими, но вот передо мной открытое доказательство того, что это вовсе необязательно. - По крайней мере, вы вообще первый, кто сам ко мне пришёл, а не от кого пыталась получить ответы я, это уже интересно!
Холодные пальцы невольно задевают спину, пока мужчина разбирается с крючками, заставляя кожу прореагировать на это самым естественным образом - покрыться мурашками, и я ловлю себя на мысли, что не против, чтобы ко мне прикасались еще. Этого давно никто не делал - на серьезные и длительные отношения у меня ни хватало ни смелости, ни честности, потому что рано или поздно нужно было бы рассказать о том, кто я есть, и почему-то волшебникам это обычно ужасно не нравилось, вызывая у них какое-то едва ли не отвращение, а кратковременные одноразовые романчики, по одному на каждое новое место, на котором оседал на некоторое время цирк, наскучили мне еще пару лет назад. На них требовалось слишком много времени, несоотносимые с тем, что получалось в итоге, затраты, поэтому в какой-то момент я решила перестать пускаться в эти неблагодарные грешки. В конце концов, когда у тебя какой-то почти сумасшедший график, с которым сложно совладать обычным трудягам-работягам, это всё не стоит на уровне первоочередных потребностей и необходимости. Впрочем, о чем это я - мы едва знакомы и это вряд ли то знакомство, которое развивается в роман.
- Михаэль, позвольте еще раз напомнить вам, что мы в «Арканусе» и тут свои порядки, - благодарно киваю, поднимаясь со стула, и перешагиваю через платье, упавшее к ногам, оставаясь в одном белье - у меня нет абсолютно никаких комплексов на этот счёт и в тот момент я даже не думаю ни о чем постороннем, не делаю ни единой попытки соблазнить гостя или заставить его обратить на себя внимания - я просто не стесняюсь, потому что не нахожу ничего из происходящего постыдным. Пожалуй, мое тело - это единственное, чего я в принципе никогда не стесняюсь, в отличие от происхождения, полукровия и так далее.
- Вы мне совсем не мешаете, поэтому спрашивайте прямо здесь и сейчас, но у меня будет одно маленькое условие: в обмен на то, что расскажу я, вы поможете мне навести некоторые справки среди местных вампиров. У вас же наверняка есть нужные связи? Я пытаюсь найти своего отца и такая помощь была бы очень ценной!

+2

6

Со своим уставом в чужой монастырь не приходят. Я не стал спорить. Свои порядки, ну, почему бы и да, тем более эта позиция «Не умирают, а двигаются дальше», мне невероятно импонировала. За время своей жизни я успел потерять многих людей. Друзей, приятелей, любимых. И каждый раз утрата очередного драгоценного человека из моей жизни, сопровождалась невероятной болью. Это буквально разбивало меня на части и чтобы собраться и функционировать как нормальное существо, приходилось тратить колоссальное количество моральных сил. Но такова цена бессмертия. Люди появляются, но не остаются до конца. Казалось бы, так а зачем тогда вообще сближаться с кем-то, подвергать себя этому неоправданному риску, зная, что в конце все равно останешься один, собирать осколки своего разбитого сердца. Честно говоря я пытался. Закрывался, общался со всеми на уровне «Привет-Пока», но проблема в том, что я так просто не могу. Мне нужно общение, улыбки, слова близких, думаю, это единственное, ради чего действительно стоит жить. И вот эта мысль о том, что эти люди не погибли, а продолжили свой путь,  возможно в непривычном нам понимании, но все еще существуя, заставляла меня испытывать облегчение.
-На самом деле, я удивлен, что никто из вампиров не пришел к вам. Некоторые из нас слышали о вас и испытывают неподдельный интерес к вашей персоне, по крайней мере, как они сами говорият– Сначала я даже немного замялся. Мне было чертовски неловко. Отчасти из-за того, что я помнил эту девушку, когда ей было года 4, а отчасти потому что, я, вопреки собственному желанию, воспринимал происходящее в эротическом ключе. Казалось бы, девушки в театре постоянно  просят какую-то помощь при подготовке к спектаклю, а нет, оказывается (почти) обнаженным женским телом, про себя отмечу, что прекрасным, меня все еще можно пронять. Чего о себе не узнаешь. Кроме того мне и без вопросов понятно, что переодеваясь при мне, она не пытается меня соблазнить и все ее поведение, жесты, манера говорить, не содержит никакого сексуального подтекста. Просто уставшая девушка, спешащая сменить тяжелое и неудобное платье для выступления на комфортную для себя одежду. И только то. Так почему это все же так повлияло на меня? Может дело в том, что мне не хватает нормальных отношений.
Пока я думаю, в помещении повисает довольно неловкая пауза. Или возможно мне так только кажется. Я запоздало вспоминаю, для чего я собственно пришел и задаю первый из своих вопросов, - Раз у вас с ними не очень богатый опыт общения, сможете ли рассказать, есть ли в вашей жизни разительные отличия от жизни волшебников? Что же касается поисков вашего отца, я с удовольствием помогу вам в поисках. И, вы правы, у меня есть необходимые связи с местными вампирами и, думаю, есть неплохие шансы найти какую-то ниточку, которая, если и не выведет вас к ответу, то в любом случае пригодится в поисках. – Задача не казалась мне сложной, в конце концов, не зря же про меня говорили, что я неофициально возглавляю ОТВ. Кроме того я действительно загорелся желанием помочь девушке в этом деле, да и ребятам будет интересно поспрашивать о чем-то подобном. Помогать в поисках всегда приятнее, чем то, чем мы занимались в последние несколько недель, и свежее дело пойдет нам всем на помощь

Отредактировано Michael Knight (2019-04-01 00:33:06)

+1

7

- Приходить сами? О, нет... - оборачиваюсь, пожимая плечами, застывая в руках с широкой футболкой с какой-то надписью в стиле «гранж» на ней, истертой не то как замысел дизайнера, не то от времени - так и не поймёшь. Магию я предпочитаю использовать как можно меньше, как будто мне кто-то выдал какой-то лимит на количество заклинаний. На самом деле, конечно же, нет, я могу безгранично пользоваться тем, что мне отведено, хотя силы мои не столь выдающиеся, как у многих окружающих меня магов, у которых нет никакого полукровия. Отчасти поэтому в семье волшебников я была кем-то вроде «урода» - слабенькая колдунья, еле справляющаяся с уровнем заклинаний для начальной школы. Впрочем, цирк научил меня тому, что не обязательно быть волшебником, чтобы уметь обратить на себя внимание. Волшебные существа и животные - все они здесь, рядом со мной, и все прекрасны по-своему, и не все нужны палочки и заклинания для того, чтобы быть прекрасными.
- Никто не приходил сам, увы, либо я успевала найти их первыми, либо они не испытывали ко мне никакого интереса... Может быть, - замолкаю на мгновение, комкая хлопковую ткань цвета «серый меланж» в руках, потому что чувствую неловкой эту тему, но все же заканчиваю фразу: - Может быть, считают меня уродом, на которого никому не нужно тратить своё время - ни магам, ни вампирам...
Отворачиваюсь обратно к небольшому гардеробу, где на одной одинокой полочке лежат рваные джинсы и в углу сиротливо стоят стоптанные простые кеды из тех, что магглы относят к «нестареющей классике» - с характерной брендовой звездой сбоку, белоснежного цвета. Выходя с манежа можно забыть про блеск и роскошь и просто быть собой. Хлопок футболки приятно струится по телу, прикрывая наготу, копна волос цвета темной меди собрана в неряшливый узел на затылке - примерно так выглядят все молодые девушки, когда приходят домой с работы, будь то театр, школа, банк или офис.
- Разница? - снова пожимаю плечами, попутно застегивая джинсы и шнуруя кеды, - да, пожалуй, она есть. Видите ли... Я ни то, ни другое в полной мере. От ваших сородичей у меня весьма юный вид, хотя я и взрослею, и даже, видимо, буду стареть, как ни прискорбно и многие знакомые отмечают какой-то природный магнетизм, - улыбаюсь обворожительно, с целью, вероятно, подкрепить эти слова. - На этом все преимущества заканчиваются, но я все еще отвратительно обгораю на солнце и мучаюсь потом с температурой несколько дней к ряду. Для ведущего кочевой образ жизни и проводящего много времени на открытом воздухе это очень прискорбный нюанс... - вздыхаю, проводя пальцам по щеке, наблюдая в зеркале своё бледное лицо, на фоне которого ярко выделяются лишь алые губы, с которых я еще не успела стереть макияж после шоу. - Никаких других проблем. Тёплая кожа, отражение в зеркале, у меня как у человека функционируют все системы организма. Никакой тяги на кровь или даже томатный сок... Ну, разве что я предпочитаю стейки совсем слабой прожарки, - неловкая, наверное, шутка, особенно в присутствии полноценного представителя таких существ.
- При этом я все еще могу пользоваться магией, но... - достаю палочку, взмахивая, чтобы избавиться от специальных заклинаний, призванных поддерживать грим в идеальном состоянии, часто моргая, потому что одна из накладных ресниц угодила аккурат на глазное яблоко. - Силы мои здесь куда ниже средних, как маг я тоже чрезвычайно слаба и во многих ситуациях буквально беспомощна. Мне хватает на цирк, на какие-то повседневные необходимости, но вряд ли, например, я смогу вести полноценную дуэль с волшебником, чья кровь не смешана с кровью существа.
Я стараюсь не показывать того, что мне несколько болезненно обсуждать это. Ни там, ни там я не была полноценно своей, лишь здесь, в «Арканусе» меня принимали независимо от того, кем я на самом деле была, только здесь, а не в «большом мире», где мне места не было ни среди волшебников, ни среди вампиров, потому что я была уродом и для тех, и для других. Возможно то, что этот случайный гость сейчас не смотрит на меня как на циркового выродка, располагает меня к нему, но в глубине души я все еще знаю, что и он никогда не примет меня такой, как не принимает никто из его сородичей. Где-то там же, в глубине души, я знаю, что именно поэтому до сих пор и отца своего я не нашла - я просто не нужна ему, как не нужна была никому за всю свою жизнь.

+1

8

Каждое слово девушки было пропитано горькой иронией. Возможно она сама этого не осознавала, но все ее поведение говорило о слабости и незащищенности. Не жалости, нет, она казалась достаточно сильной, чтобы с гордо поднятой головой принимать любые трудности, встречающиеся ей на пути, вот только эта тема ее особенности, Исключительности, что казалась для меня такой завораживающей, самой девушке приносило много боли. Ее слова о слабости и беспомощности били такими колкими и едкими, что мне буквально захотелось обнять и приободрить ее, чтобы не видеть всего этого отчаяния. Хотелось доказать, что то, что она считает собственной слабостью – это преимущество. Это то, что делает ее особенной, исключительной. По-настоящему волшебной, куда больше, чем все эти чудеса, которые для магов нашего мира стали привычными. 
Мне искренне хотелось помочь, однако действовать напрямую было глупо и нерационально. С такими комплексами и убеждениями невозможно бороться в лоб. Человек слишком уверен в собственной беспомощности, чтобы ему можно было помочь какой-нибудь фразой вроде «-Ой, а я думаю, ты удивительна, а теперь оставь эту чушь и давай счастливо убежим в закат!» Нет, мир так не работает. И делать какие-то опрометчивые и резкие шаги с моей стороны было невероятно глупо. Доказывать человеку то, что он прекрасен нужно постепенно. Возможно, ее стоит познакомить с кем-нибудь из ребят, чтобы доказать, что наши собратья ни в коем разе не будут относиться к ней со снобизмом. Или можно устроить внеочередную встречу, где будут представители всех миров. Черт, если призадуматься, то где-где, как ни у нас ее примут с теплотой и одобрением.
-Знаете, возможно я лезу не в свое дело, но мне искренне хочется сделать для вас что-то хорошее. Кроме того, мне искренне стыдно за поведение представителей обоих миров перед вами и, чтобы как-то это изменить, я бы хотел вам показать и другую сторону, - «будь милым, придурок и постарайся ничего не испортить!» звучало у меня в голове. Я с теплотой посмотрел на девушку. Выглядящая так по-домашнему, уже без яркого грима, она казалась такой нежной, что я опять почувствовал острое желание приобнять и как-то уберечь ее от всех этих проблем. Возможно, что обаяние дампиров сильнее нашего? Или оно по своей природе как-то отличается, ведь у моих сородичей этот дар был настолько ярко выраженный, что от него становилось не по себе, как и от любого влияния, действующего в лоб. Из-за подобной очевидности, от этой прямолинейности было очень легко отгородиться, но с Идой все было совсем не так. Казалось, что дело не в обаянии или каких-то дополнительных чудесах, а это ее настоящая красота и особенность.
Меж тем, мило улыбаясь, я продолжил. -Я вроде этого не говорил, но одна из сторон моей жизни заключается именно в установлении дружбы и мира между вампирами и магами. И думаю, кто-кто, а мои знакомые были бы вами очарованы ничуть не меньше, чем сейчас очарован я. - заглянул в красивые глаза девушки, боясь увидеть недоверие или возмущение и добавил. -Конечно, если вы сами этого хотите.

0


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » where it's covered in all the colored lights


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC