шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 1 - Николас О'Кифф
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 2 - Трейси Поттер
BLACK NOVEMBER. DOWN THE RAT HOLE. Chapter 3 - Арчибальд О'Кэрролл
Пост недели
от Майлза Бенсона:

Жизнь в лютном была такой насыщенной, что Майлз мог с полным правом похвастаться: с ним всякое бывало. Ну там, воришки, пытавшие спиздить из лавки хоть что-нибудь ценное. Более толковые воры, пытавшиеся спиздить что-то вполне определенное. Авроры и хит-визарды — о, этого народа у него в гостях побывало просто немеряно, они любили нагрянуть с утра и все обнюхать, выискивая запрещенку и конфискуя мелочь для отчетностей. Иногда в лавку подкидывали какую-то неведомую ебань, замаскированную под артефакты, один раз прилетела даже сова с непонятного происхождения посылочкой. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » BLACK NOVEMBER. GUNPOWDER PLOT. Chapter 1


BLACK NOVEMBER. GUNPOWDER PLOT. Chapter 1

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

BLACK NOVEMBER. GUNPOWDER PLOT. Chapter 1

https://media1.tenor.com/images/e078646a02dd6529a809cf1dedc37b5b/tenor.gif

ВРЕМЯ: 5 ноября 2027
МЕСТО: Макдоналдс на берегу Темзы
УЧАСТНИКИ: Dirk Prince, Agilbert Fontaine II, Dorian Delacour, GM

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Операция идет полным ходом: из разных точек Лондона к Парламенту выдвигается несколько активных групп, каждая со своей задачей; Дирк Принц и Агильберт Фонтейн как координаторы заседают в максимально неприметном условном месте. Туда же за ними просачивается Дориан, желающий узнать, что происходит и как во всем этом замешан его парень.

Цели персонажей:
Дирк: разрешить сыплющиеся на его голову проблемы других активных групп и все-таки скоординировать взрыв.
Агильберт: отвлекать Дориана, чтобы тот не заподозрил неладное и не сорвал все планы.
Дориан: всеми силами привлекать к себе внимание и добиваться ответов.

+1

2

Дирк одет так, как будто только что вернулся из очередной экспедиции, снаряженной Гринготтсом - от этого похож на типичного туриста, который приехал не потусить по клубам на уик-энд, а много колесить по стране, перебираясь из хостела в Брайтоне в бюджетную комнатушку, сдаваемую дряхлой бабулей в Форт Уильям. Спросите такого туриста на кой черт ему понадобилось в этот самый Форт Уильям - он вам никогда не ответит, пожмёт плечами и скажет что-нибудь в духе «Ну, Бен Невис и лестница Нептуна...», но на деле ни за что и никогда не объяснит. Впрочем, любому, кто ходил в Хогвартс, тяга к Шотландии, ее холмам, суровой природе, которую не успели сильно осквернить ни руки магглов, ни магия, какой-то первобытной силе, которая сквозит во всех ее ветрах, понятная, как никому другому. Да и вряд ли Дирку придется кому-либо что-либо объяснять. Он просто удачно сливается с толпой - его чёрная кожаная куртка, чёрная же футболка с лаконичной надписью «Ненавижу понедельники» (хотя сегодня определенно точно не понедельник) и даже столь ненавистные джинсы, чтобы сойти «за своего». Точнее, за маггла, которых он старательно избегал во всем, но сегодня, когда пришлось выбираться в самую их кучу.
Магглы праздновали. Ночь Гая Фокса - символично и не случайно выбранная дата, когда центр достаточно людный и достаточно пестрый, чтобы не обращать на себя много внимания. В кармане у Дирка два сквозных зеркала - самое дорогостоящее (и сложное - потому что найти сразу два оказалось невозможной задачей, и пришлось выкупать их у разных перекупщиков из Лютного) во всей сегодняшней акции. Все остальное они делали своими силами, для которых им не понадобились особо никаких дополнительные материалы. Кроме, разумеется «гвоздя» сегодняшней программы и ключевого номера во всем намечающемся шоу - медведя-взрывчатки. Но и ту собрал Дейви, а в медведя ее трансфигурировали только затем, чтобы, опять же, не привлекала внимания.
- Тихий вечер, - Дирк отдаёт один из картонных стаканов с кофе, с которыми пришёл, в руки Агильберту, улыбается, и добавляет: - Пока тихий.
Они небыстрым шагом идут со стороны моста Ватерлоо по набережной в сторону «Лондонского глаза», которой подсвеченной громадой уже вырос впереди. Разумеется, этот стеклянный «аквариум», в котором тебе предлагают смотреть на город с высоты, ничего толкового из себя не представляет. Как и смотровая площадка на верхнем этаже «Осколка», который остался за спинами волшебников. Для того, кто летает на метле ощущение полета исключительно ценно только тогда, никакая маггловская техника этого не заменит. Но простачкам, которым летать и творить волшебство не дано от природы сойдёт. То-то их тут очереди выстраиваются постоянно.
- Пришли, места в первом ряду, - Дирк с ухмылкой кивает на ту сторону Темзы, где за Вестминстерским мостом виднеется здание Парламента, сверяет часы на башне Елизаветы с часами на руке - точное совпадение, и, пожимая плечами, сообщает. - У нас по плану еще двадцать минут до того, как принесут подарочек.
Разумеется, они находятся на приличном отдалении от эпицентра событий - им не нужно лезть в гущу, потому что схема пока работает. Механизм был запущен и отдельные участники действа уже отчитались о выполненной работе. К этому времени путь в подвалы, где и предстояло оставить медведя, был чист и никто не мог бы помешать, стоило только скрыться в этих самых подвалах. Да, разумеется, до них еще надо было добраться, но Дирк сам выверял этот маршрут - это был самый неприметный и самый эффективный вариант. Конкретно в тот момент ничего не предвещало беды. Он вытащил оба зеркальца, располагая их на ладони, посмотрел в одно и получил спокойный кивок от Деметры - без лишних слов, потому что пока они были ни к чему, а следом и от Артемис - девочки, которым были доверены роли в финальных эпизодах перед взрывом, пока не столкнулись ни с какой угрозой. Всё продолжало идти по плану и четко по времени, Принц невольно восхитился тем, как точно всё было рассчитано.
Вытащив из кармана пару фунтов, протянув их Агильберту, Дирк кивнул на дверь маггловской забегаловки с желтой буквой над ней, вопросительно пожимая плечами:
- У меня есть фляжка с ромом, если ты принесёшь оттуда пару этих их стаканчиков с колой внутри - нам будет, чем скоротать оставшееся до представления время, - с этими словами сам Принц вытащил блокнот из кармана, чтобы свериться еще раз с планом и уселся за ближайший уличный столик, тут же теряя интерес и к забегаловке и к куче магглов вокруг, погружаясь в свои мысли. Знал бы он, что в ближайшие минут десять всё пойдет крахом - он бы уже пытался что-то предпринять, но он до сих пор оставался в сладком неведении и предвкушении чего-то грандиозного.

+4

3

Пятое ноября знаменательная для англичан дата, по крайней мере для маггловского мира. Мира обычно не слишком знакомого истинным волшебникам, но известного всем любителям истории. Агильберт предпочитал знать врага в лицо. И читал достаточно книг про магглов, чтобы знать, что Гай Фокс провалил свой такой простой план. В некой степени его даже веселила идея, что и здесь, когда всё будет сделано, они окажутся лучше магглов. Волшебники всегда лучше, во всём, это объективная истина. Истина, которую они сегодня вновь докажут.
Впрочем, несмотря на полную уверенность в идеально работающем плане, Агильберт несколько нервничал. Да, всё должно было работать, как часы, да, всё люди были на своих позициях и, что главное, знали только собственные действия, а значит не могли сдать противникам план, но когда задействовано столько людей, всегда есть шанс, что что-то пойдёт не так. Особенно, когда эти люди такие придурки, как часть их соратников. Наверное, стоило по-другому относиться к людям, которые на тебя работают, но Фонтейн доверял только самому себе. Ну и может быть Принцу, ему он не мог не доверять.
Принц, как обычно, был во главе всего. Великолепный манипулятор, человек, организовавший и придумавший всё это. Конечно, не без помощи, но нельзя отрицать тот факт, что без организаторских способностей Дирка, их веселая компания так бы и осталась школьным кружком по интересам.
Агильберт чувствовал, что именно ради сегодняшнего вечера он столько времени работал на их общее дело. Теперь всё по-настоящему, теперь они не протестуют на улицах, как глупые дети, не срывают мелкие политические акции Ж.О.П., не играют в войнушку, а выходят на тропу войны.
Пусть их идеи были не новы, пусть до них уже были другие люди, и другие люди провалились. Но между настоящим и прошлым была огромная разница – великие маги прошлого уповали лишь на своё личное могущество. Собирали соратников, но верили только в себя. Каким бы индивидуалистом не был Фонтейн, он прекрасно понимал, что в одиночку мир не изменить.
И как знать, может сегодняшний погожий вечерок начало третьей магической.
Со стороны Принц и Фонтейн выглядят, как просто друзья, вышедшие погулять в этот отличный праздничный вечер. Агильберт не любит маггловский Лондон, и, как человек, выросший в этом городе, не любит туристические места, но сейчас раздражение перекрывает множество мыслей, занимающих его голову. Он уже представляет, какая паника начнется через какие-то двадцать минут. Ещё чуть-чуть и все эти мерзкие магглы станут свидетелями их величия. И им даже не придет в голову, что те, кто ответственен за взрыв, стоят рядом с ними. Спонсоры ночных кошмаров плечом к плечу к собственным неподозревающим жертвам.
- Отсюда открывается замечательный вид, - даже диалоги, как у простых туристов. Агильберт никогда не был гением маскировки, но сейчас в этих нелепых маггловских джинсах, он отлично сходит за своего.
Место, где они останавливаются, наконец, заставляет Фонтейна выйти из задумчивости, и удивленно посмотреть на друга. Каким бы не был их грандиозный план, посиделки в грязной маггловской едальне вызывают у Агильберта раздражение, а слова Дирка о том, что ему надо купить газировки в этом месте, так вообще легкую панику. Да, одно изучать повадки врага, а совсем другое настолько близко к нему подходить. Впрочем, выбора как такого у него нет. Дирк сказал, а значит нужно сделать. Время до представления ещё есть, и что может быть романтичнее, чем выпить рома, смотря на организованный ими взрыв.
Ещё, не успевая зайти в кафе, взгляд Агильберта упирается в Дориана, который выглядит в этом месте ещё более инородным объектом, чем они с Дирком. И смотрит Делакур как-то очень странно.
Если бы это было кино, то в эту минуту зазвучал бы звук сверчков. Да, бывают неожиданные встречи, конечно, но эта что-то слишком неожиданная. И вызывающая много вопросов, учитывая что последнюю неделю Фонтейн был слишком занят организацией взрыва и почти не виделся с Делакуром, к чему француз определенно не привык. Но сложно быть одновременно любящим парнем и гением преступного мира. Или то, или другое, уж извините.
- Дориан, как я рад тебя видеть! – единственное, что приходит в голову в такой ситуации, это первому начать говорить. Правильный первый манёвр может означать победу во всей битве. Или нет.
Агильберту очень хочется посмотреть на Дирка сейчас, чтобы найти какую-то помощь, но парень понимает, что подобный взгляд вряд ли будет правильным шагом. Как же не вовремя, Делакур, как же, драккл тебя побери, не вовремя.

+4

4

[icon]http://s7.uploads.ru/9e0cx.jpg[/icon]
Кай идеалист, это известно каждому. Другими словами, он еще не все понял. Я понял все и поэтому не занимаюсь ничем. Но если Кай начнет понимать, он, напротив, со своим добрым сердечком способен заняться всем. И один бог знает, чего нам это будет стоить.

Ветер возле реки был по-настоящему ледяным, сурово напоминая о близящейся зиме.
Дориан засунул руки поглубже в карманы мантии. Он не был фанатом остроконечных шляп и другой вечной классики в мире магической моды, поэтому та напоминала стильный мешковатый плащ и служила для визитов в среду обитания магглов, не особо привлекая к себе внимание, но и практически не отличаясь от привычной волшебнику одежды. Впрочем, Лондон был настолько пестрым, что не выделяться из толпы было почти подозрительно.
- *Et les feuilles de l'automne rencontrent des ciels moins bleus... – мурлыкал Дориан себе под нос. Сопротивляться привязавшемуся мотиву не представлялось возможным: уж слишком хорош. - Et ton absence leur donne... la couleur de tes cheveux...
Переходя по мосту, он бездумно засмотрелся на огромное колесо обозрения – вот уж где точно не хотелось оказаться, так это там на самом верху. Перебежал через дорогу налево. Национальный театр, куда Делакур держал путь, находился отсюда в двух шагах.
- Tu fais... – вместо привычной реки он почему-то глянул в сторону, - tourner de ton nom tous les moulins... - Дориан никогда не испытывал того, что называют «чувством, что на тебя смотрят», но автоматически и безошибочно смотрел в этом направлении сам, ничего не чувствуя, ни о чем не думая, даже если не собирался поднимать голову. - De mon coeur...
Нет, в этот раз на него никто не пялился.
Рассеянный от музыки в голове и шума в ушах Дориан отвел взгляд, вдруг внутренне подобрался и глянул обратно. Его шаг замедлился, еще и еще, до полной остановки. Кто-то обошел его, чувствительно отершись плечом. Дориан поднял руку и завел растрепанные кудри в сторону от лица, будто хотел повнимательнее рассмотреть представшую его взору картину.
За столиком ближайшей забегаловки зависали – лучше не скажешь – Дирк Принц и его бойфренд. Да, именно в таком порядке забавной двусмысленности. Тупо уставившись на них, Дориан медленно опустил ладонь обратно в карман и резко почувствовал щеки: те задубели от холодного ветра, но полыхнувший внутри гнев уравновесил температуру.
Не глядя по сторонам, он пересек пешеходную дорожку и приблизился к ним, как будто вырезанным из колдографии со встречи выпускников Слизерина и вклеенным сюда исключительно ради искусства абсурда.
- Что, - Дориан стоически проигнорировал Агильберта и выразительно кивнул на прикид Дирка, - знакомитесь с врагом в лицо? – поднял взгляд, попутно вскидывая брови. - Привет, милый. Кстати, как видишь, с Дирком я за эту неделю разговаривал больше, чем с тобой.
Несмотря на охватившее его раздражение Дориану было решительно сложно удерживаться от улыбки – настолько комично они смотрелись.
- Нет, серьезно, что это на тебе?

___________________
*Frida Boccara - Les moulins de mon coeur

Отредактировано Dorian Delacour (2019-04-03 23:49:43)

+3

5

Эту встречу точно не воспоют ни в каких сагах как «Слава богу, ты пришёл». Скорее как «Не ждали». Дирк от этой неожиданности всплеснул руками, потеряв на взмахе блокнот, между страниц которого покоилась еще стопка фунтовых купюр, которая не менее нелепо его осыпала сверху, и которые он даже не поспешил начать собирать. Приплыли - вот тебе и своя сказка с ведьмами и патихардом. Принц еле сдержался от какой-либо озвучки происходящего, кроме как простого короткого ответа на заданный вопрос:
- И тебе здравствуй, Дориан, - Дирк красноречиво взглянул на Агильберта, который не успел никуда уйти, в духе «если ты его сейчас не отвлечешь - я сделаю так, чтобы он отвлёкся навсегда», и пожал плечами: - А на что это похоже по-твоему? Я пришёл съесть Биг Тейсти, - назвал он первое попавшееся на глаза с рекламы в витрине название. - Это, кажется, законом не запрещено? Спасибо. Можно мне теперь... - он поднялся на ноги, спрятал блокнот, подобрал деньги и, мягко отодвинув Дориана направился внутрь заведения, чтобы купить себе этот самый Биг Тейсти, раз уж он так сказал. Разумеется, Дориан не самый глупый во вселенной человек (хотя, в этой ситуации даже жаль) - он наверняка поймёт, что Дирк соврал. Даже если Дирк никак себя не выдал - сам факт того, что он, да еще и в таком виде, просто пришёл за каким-то бургером в центр города, в то время как аналогичные забегаловки явно были и поближе к его дому, да и вообще - едва ли это именно тот вид кухни, который мог поразить такого требовательного гурмана, как Принц, уже был практически нереальным. Поэтому глупо было утверждать, что они здесь именно за этим, да еще и вдвоем. Но теперь надо придерживаться легенды.
Скрываясь за тяжелой дверью, Дирк подошёл к ближайшей кассе, заказал эту самую вульгарную на вид булку, очень надеясь, что котлета в ней сделана не из дворового кота, которого поймали в ближайшей подворотне, и столь желанные два, а нет, простите, уже три (от Дориана они просто так не избавятся) стакана колы и, с подносом наперевес, вернулся обратно, выглядя нелепо им воинственно одновременно.
- Выпей с нами, раз уж ты пришёл, а? - поинтересовался Дирк, свинчивая крышечку с алюминиевой фляжки, в которой плескался его любимый гоблинский ром и добавляя в стаканчики, поочередно поднимая и сразу же закрывая пластмассовые крышечки.
На самом деле, Дирк не мог сам для себя решить, как именно он относится к Дориану. Они не сказать, чтобы были слишком близко знакомы, да и, вроде как, ревновать он права не имел (в конце концов, это он, а не Агильберт, первый обзавёлся еще одной «грелкой» в постели), но какой-то червячок легкой, почти незаметной ненависти, его пожирал изнутри, стоило только прозвучать упоминанию про этого милого слащавого мальчика, а уж при его собственном появлении и подавно. Впрочем, Дирк внешне виду никогда не подавал и ничего не говорил на это счёт, изображая из себя абсолютного пофигиста в этом вопросе.
- Так, давайте, за вечер очередного дня и... что там у магглов сегодня за празднества? - уточнил он, как будто бы забыл. Конечно же, не забыл. Мысленно же ему только и оставалось, что продолжать посылать сигналы во вселенную, надеясь, что либо та их услышит, либо Фонтейн догадается (или на худой конец влезет к нему в голову), что Дориану здесь точно не место. В идеале, конечно, эту внезапную помеху нужно было увести куда-то подальше. По-хорошему еще и сделать так, чтобы он не вспомнил, что видел Дирка и Агильберта поблизости от места взрыва, до которого оставалось минут пятнадцать. Дирк свято верил в то, что Агильберт не идиот и даже без легилименции способен понять, что у Принца на уме в этот момент. И его абсолютно не волновало в тот момент, насколько просто или трудно будет Фонтейну будет прочистить мозги своему любовничку. Это все, как и всегда, ради общего блага.

+4

6

Это определенно не та ситуация в которой когда-либо хотел оказаться Агильберт. Дело было даже не во встрече Дирка и Дориана, эти двое уже виделись и даже вполне успешно делали вид, что у них всё в порядке насчет друг друга. Конечно, и без всякой легелименции было очевидно, что ни тот, ни другой не были в восторге от их совместного существования в жизни Фонтейна, но это были мелочи. И это был Агильберт, которому по жизни прощалось очень и очень многое. Изначально ради реакции Принца всё и затевалось в общем-то. Доказать Дирку, что на нём свет клином не сошёлся и без него тоже можно вполне существовать и даже быть довольным жизнью. Показать, изобразить, сыграть. Назовите любое слово – и, в конечном счете, окажетесь неправы. Да, изначально это должен был быть театр одного актера, в котором Фонтейн бы играл роль счастливого влюбленного парня, на деле оставаясь всё таким же равнодушным. Но смазливый французик вдруг оказался не таким простым, не одним из, а куда более важной фигурой в жизни Агильберта. И с этим теперь приходилось считаться.
И это во многом усложняло теперешнюю ситуацию, когда они с Дирком были на пороге новой главы в Истории Магии. Дориан мог всё испортить, Дориан уже всё портил, одним своим появлением он мешал их плану. Да, Агильберт был уверен, что всё идет по накатанной, что ошибок быть не должно, и каждый винтик в системе будет работать верно. Но за работой любой машины нужно следить, нужно понимать, что в любой момент может что-то пойти не так. Да уже пошло, если говорить начистоту.
Фонтейн прекрасно понимал, что вопросы, появившиеся у Делакура, были абсолютно оправданы. Агильберт никогда не был из тех, кого мучает совесть хоть за какие-то поступки, но даже он осознавал, что вся эта ситуация требует объяснений. Слова Дирка про биг что-то там звучали, как полный абсурд. Не будут парни вроде них двоих опускаться до уровня мерзких магглов и есть в этом заведении - не их стиль. Уж кому, как не Дориану, которого Фонтейн то и дело водил в лучшие рестораны магической Британии, понимать, что есть это подобие пищи просто нельзя, если хочешь продолжать жить.
- Я собирался устроить тебе сюрприз, показать, что тоже могу быть терпимым к этой части мира, - фраза Агильберта звучит не многим лучше фразы Принца, но хотя бы более реалистична в данной ситуации, - А если серьезно, то это мой костюм на прошедший Хэллоуин. Немного запоздало, да, но из-за работы пропустил праздник, а Дирк предложил наверстать упущенное.
Чушь, какая же чушь, но Фонтейну просто нужно что-то говорить, особенно сейчас, когда Принц скрывается за дверьми адской забегаловки. Агильбет выдавливает из себя улыбку, что очень сложно, когда Дориан смотрит таким взглядом, и даже приобнимает парня, подталкивая его к столику. Да, посиделки втроём в эту самую минуту были совсем плохой идеей, но  выбора как такого не оставалось, не мог же Фонтейн сказать Дориану проваливать – это вызвало бы ещё больше ненужных вопросов.
Когда Дирк возвращается, Агильберт украдкой смотрит на время. Пятнадцать минут до того, как стрелки часов судного дня начнут свой бег. Очень мало времени, которое сейчас бы тратить на координацию проекта, а не на пустую болтовню. Но вместо этого Фонтейн принимает картонный стаканчик из рук Дирка и улыбается, так словно всё в полном порядке.
- Не надо магглов, давайте просто за встречу! – если Агильберт ещё и пить начнёт за маггловские праздники, то Дориан точно решит, что его парень свихнулся.
- Как там у Деметры дела? У неё всё в порядке? – светская беседа, ничего более. Агильберт внимательно смотрит на Принца, надеясь, получить положительный ответ, а потом сразу переводит взгляд на Делакура, - У Дирка сестра заболела, - наверное, эта фраза, которая требует ещё каких-то дополнительных объяснений, но сейчас не до словесных баталий, вся ситуация и так уже выходит из-под контроля.
Вряд ли Фонтейну когда-то приходила в голову идея, что за четверть часа до взрыва оно будут сидеть в маггловской забегаловке втроем – Агильберт, парень которого он любит, и парень с которым он спит. И, что более нелепо, не мочь разобраться с этими определениями. А ведь нужно думать о судьбах мира. Какая ирония.

+3

7

[icon]http://s9.uploads.ru/nVBac.gif[/icon]
Если из-за фразы Дирка про маггловский бургер Дориан просто удивленно наморщил лоб, то после пассажа Агильберта он почувствовал, что срочно должен придержать брови пальцами, пока они не потеряли связь с земным притяжением. Он мог бы спросить «Вы думаете, я в это поверю?», но, судя по суете костюмированного дуэта, они оба и сами изначально понимали ответ на этот вопрос.
Из-за той же нервной возни у Дориана появилось стойкое ощущение, что он помешал чему-то особенно интимному. Может, у них это такие ролевые игры? Ну, там, переодеваться магглами, притворяться, что они не знакомы, и трахаться в туалете вульгарной забегаловки? Варианта реалистичнее у Делакура как-то не завалялось, так что он моментально в него поверил и дернулся, когда Агильберт коснулся поясницы, хотя обычно льнул к его ладони.
О чем-то таком он впервые услышал от Дарлы. И, конечно же, не поверил – его идеальный бойфренд, его лучший друг, который, как он слышал, вообще натурал? Это решительно невозможно. Разумеется, они проводили вместе много времени, но с самим Дорианом-то больше. И вообще, ведь так и делают друзья? Тем более те, которые посещают один и тот же кружок по интересам. Тем не менее, некий червячок сомнения, видимо, все же начал грызть его душу – Дориан ловил себя на том, что задумывается, где Агильберт проводит эту ночь. Тот без задней мысли говорил, что встречается сегодня с Дирком – так ведь не делают, если хотят что-то скрыть? А он вообще скрывает? Дориан лежал в его постели и вздрагивал от каждого шороха всю ночь, но тот так и не появлялся до следующего вечера. Делакур молчал.
Потом они с Дирком были друг другу представлены. Дориан подумал: значит, у нас все серьезно? Он спросил об этом Агильберта. Тот отшутился, а Дирк тем вечером смотрел на него так же, как сейчас.
С тех пор Дориан, как ревнивая супруга, начал отмечать то, чего даже не хотел знать. «Я все выдумал», думал он.
«Это не правда», думал он.
«Я не хочу об этом знать», думал он с особенным нажимом.
«Мне все равно».
«Все в порядке».
Незаметно для себя опустившись на сомнительной чистоты стул, Дориан только молча глянул на предложенное питье – он понятия не имел, что это, и что Дирк туда налил из фляжки, неужели тот ожидал, что он хоть пальцем это тронет? – и снова воззрился на дерганную сладкую парочку. Посреди могучего для своих стартовых условий маггловского мира было особенно заметно, как много они о себе воображают. В последние месяцы Дориан редко позволял себе обе эти мысли, но сейчас был, видимо, слишком разгневан, чтобы повестись на очарование Агильберта, как это происходило обычно – да и сложно очароваться, когда он в таком виде, больше тянет заржать.
- У Дирка сестра заболела.
- Да, я знаю, - открыл рот. – Проходил мимо Мунго и видел ее в палате банального вранья. Почему ты не ешь? – обратился к Дирку, указывая взглядом на картонную коробочку на подносе. – Остынет на ветру.
Переведя глаза обратно на Агильберта, Дориан выпутался из мантии и подтянул колено к груди, устроив пятку на сидении стула, подпер шею ладонью.
- Так что вы тут делаете на самом деле? Обещаю не истерить, когда узнаю.
Ему не было все равно, и ничего не было в порядке. Но это не значит, что кто-то запрещает развлекаться.

Отредактировано Dorian Delacour (2019-04-10 23:28:05)

+3

8

Дирк не слишком-то слушает, о чем там болтают между собой эти сладкие голубочки. Он незаметно для Дориана, специально усевшись по другую сторону стола, открывает зеркальце, чтобы понять, что появление Делакура - уже не единственная погрешность в плане. И вторая куда хуже, потому что напрямую влияет на развитие событий прямо сейчас.
- А что? - возвращается он в реальность, наблюдая, как один ребёнок у соседнего столика отбирает у другого игрушечную лошадку на колесиках, - Деметра? А, да, с ней все в порядке, спасибо... Но, кажется, заразилась еще и Артемис, - он нарочно надавливает на слово «заразилась», надеясь, что Агильберт поймёт, на что он намекает. - Совпадение ли это, что все произошло после того, как они посетили благотворительную выставку, организованную Обществом бедствующих волшебниц?
Казалось бы, просто обычная светская беседа - ничего сверхъестественного за этим столиком не происходит, но Дирк понимает, что ему нужно срочно связаться с Фэй более подробно, потому что понимание того, что они очень сильно отклонились от плана и не могут продолжить так, как было нужно, росло у Дирка в груди. И он уже понимает, что ему придётся ввязываться в это все самому. Но не прямо сейчас - отсюда по прямой быстрым шагом всего лишь через мост, до точки встречи, на которой Деметра и Дейви должны быть через десять минут. Пока спешить и привлекать внимание ему не к чему.
- Хорошо, Дориан, хочешь правду - вот тебе правда. Мы тут пытаемся подцепить мне маггловскую девчонку, которой я прополощу мозги «Империо», из-за которого она станет такой же милой и беззащитной, как голый оборотень в период линьки, потом я с ней пересплю, она залетит, родит ребёнка, я вышвырну ее на улицу, над ребёнком оформлю опекунство и воспитаю его в лучших традициях собственных моральных устоев, на вершинах которых мне нисколечки не холодно, а когда он вырастет, я отправлю его на свои плантации кокаина в Мексике, потому что кто-то должен следить за тем, как работают эти индейцы, - Дирк с абсолютно невозмутимым видом отпивает через трубочку из своего картонного стаканчика, и пожимает плечами, переводя взгляд с француза на Агильберта. - Что? Ну вот что? Твой парень видит во мне какое-то вселенское зло, было бы несправедливо с моей стороны разочаровывать его в его заблуждениях. А теперь я прошу меня простить, меня природа зовёт. Если я не вернусь через пару минут - возможно, лучше проверить, не умер ли я от ужаса в грязном сортире этой забегаловки.
Принц поднялся на ноги, снова скрываясь в здании и разыскивая туалет. Да, грубо. Да, звучало еще более абсурдно, чем «просто погулять», но это не его проблема, в конце-то концов. Пусть Агильберт разбирается со своим любовником, Дирк уже говорил Фонтейну однажды, что Дориан не внушает ему доверия. Впрочем, Дирку никто особо не внушал доверия, уж тем более... любовник его любовника. Или как это еще называть прикажете?
- Артемис, уводите хвост, сбрасывайте его куда угодно, но не в центр событий. Чем дальше, тем лучше, я разберусь, - связывается он с Фэй, закрывшись в кабинке и получая ответный кивок. Выбора у него нет. Ему придется забрать эту часть действий на себя просто потому, что Агильберт сейчас нужен для отвлечения внимания Дориана, а больше никто не знает про то, куда именно надо пробраться в Парламенте, чтобы взрыв произошёл. Такие вот дела.
- Вероятно, мне стоит отделится от вас и продолжить в одиночку, - Дирк снова надавливает на слова, пытаясь без особых подробностей дать Агильберту понять, насколько у них плохи дела. - Кажется, в противном случае моим планам не суждено осуществиться, потому что рядом с вами двумя симпатичные маггловские девушки вряд ли на меня клюнут.

+4

9

Только скандала ему сейчас не хватало!
Агильберту очень хотелось закурить, но воспитание не позволяло это делать в неположенном месте, даже если оно кишело мерзкими магглами. Не забота об окружающих, нет, скорее забота о собственном благополучии. Только разборок с маггловскими аврорами, или как это у них называлось, не хватало. А ведь надо было держать лицо, вести себя как можно менее подозрительно и вообще быть обычным собой. Ага, в этих шмотках.
Сейчас самым лучшим решением было просто сказать Дориану уйти отсюда. Какая-то простая фраза вроде «поговорим дома», и никаких лишних объяснений. Но нет, конечно, это не сработает. По крайней мере, не сработает если Фонтейну ещё хочется сохранить отношения с Дорианом. А хочется ли? Слишком сложные вопросы в этот и так не простой период. Насколько же было бы проще, если бы Дориан так и оставался красивым прикрытием. Особенно сейчас, когда…
Когда. Такая простая мысль. Если что-то пойдет не так, то Фонтейн всегда может сказать, что ничего не знает и был с Делакуром, а Делакур это, конечно, подтвердит. Он же хороший мальчик, правда? Хороший мальчик, который сейчас смотрит так, словно унюхал что-то протухшее (вероятно их с Дирком тухлую легенду).
- Надеюсь, хоть ты этим вирусом не заразился? – кодовые фразочки, конечно, звучат так себе. Но тут вся ситуация так себе. Особенно так себе, что что-то не так с Артемис. А значит и с Рико, и, о Мерлин, надеюсь они будут достаточно благоразумны, что не спалят их план. Хотя, конечно, куда уж ещё хуже, тут хватает Дориана, который, кажется, действительно ждёт ответов.
Ещё и Принц ведет себя, как мудак. Мог бы подыграть, а не учинять эту комедию на ровном месте.
Агильберт нервно втягивает колу из бумажного стаканчика, смотря то на Дориана, то на Дирка и надеясь, что этот цирк скоро прекратится. Пусть даже Делакур психанет и уйдет. Нет, не так. Пусть уже Делакур психанет и уйдет, но, кажется, не судьба. И именно Агильберту приходится играть в собственного адвоката в этой плохо написанной пьеске.
- Это не смешно Дирк, - укоряющий взгляд в сторону Принца, конечно, не имеет никаких особых последствий. Да и с чего бы? Дориан проблема только Фонтейна, а их с Принцем проблемы сейчас куда глобальнее и важнее, чем вообще всё. Судьба мира на кону, а они барахтаются в этой паутине их дохера сложных взаимоотношений. И уход Дирка определенно заставляет Фонтейна выдохнуть, взять Дориана за руку, хотя тот и, кажется, против (но какая разница?), и начать говорить:
- Дориан, твоё недоверие просто смешно. Я уже не могу сходить прогуляться с лучшим другом? Это же просто прогулка, у меня была закруженная неделя, куча работы, как и у Дирка. И его сестра действительно больна, ему нужна поддержка, - а Дориану значит не нужна, ага. У Агильберта появляется ощущение, что он сам закапывает себе могилу, но отступать уже некуда.
Особенно, когда Дирк возвращается. И продолжает ломать свою комедию. Проблема только в том, что в этой комедии хватает ключевых слов, чтобы Альгиберт понял – они в полной заднице. Их план трещит по швам, и если он, Агильберт, не уведет прямо сейчас отсюда Дориана, то всё может только усугубится.
- Смею напомнить тебе про Моргану, - Фонтейн, кажется, и сам начинает верить в бред про то, что Дирк собирается клеить магглоских телочек. Сила убеждения Принца, даже когда он несет откровенную чушь, просто поразительна. Или это просто игра. И Агильберт ничему не верит, никому не верит. Даже себе, кажется, сейчас мало доверяет. Но встаёт и жестом показывает Дориану, что ему тоже нужно встать.
- Как бы там не было, мы пойдём. Желаю, чтобы у тебя всё прошло успешно. Расскажи потом что да как.
Агильберт не любит выбирать. Выбирать между его парнем и его… Принцем вообще скотское занятие, но сейчас он понимает, что тут дело не в выборе, а успехе всей операции. Всё было бы легче даже если бы Дориан застал их с Дирком в постели, тогда бы хотя бы не пришлось ничего объяснять. Да и тогда бы не так много стояло на кону. А сейчас…
Фонтейн смотрит на Дориана, который, кажется, совсем не рад сложившийся ситуации, и его можно понять.
- Пойдем? Покажешь мне свои любимые маггловские местечки, раз уж я так одет.

Отредактировано Agilbert Fontaine II (2019-04-20 13:19:07)

+3

10

Будь Дориан таким глупым, каким он выглядел со стороны, то в этот момент он бы мысленно отпраздновал победу: разбить сладкую парочку казалось однозначным успехом. Казалось бы, если бы не складывалось впечатления, что за скомканным выражением желания разделиться кроется что-то еще.
Все минуты до этого момента Делакур молчал, наблюдая за ними, пропуская большую часть бредовой шелухи мимо ушей. Ему хватало ума сообразить, что Агильберт и Дирк разговаривают о чем-то своем, но, чтобы разгадать шифр, необходимо знать ключ, а в руках Дориана были только (и, мягко говоря, не особо скрытые) шифровки. Он отделил и сохранил в памяти древнегреческие имена, следил за движениями и мимикой. Попредавался анализу еще немного, потирая морщинку меж хмурых бровей над недоверчиво прищуренными глазами.
В какой-то момент ему все резко надоело. Возможно, уйти было бы самым верным вариантом – Дориан не отличался силой характера. Плюнуть и уйти. В конце концов, не так уж и важно, что здесь происходит.
Слава Мерлину и его знаменитым подштанникам, в эту секунду Агильберт решает за него – как, впрочем, и всегда. Дориан машинально встает.
Несколько мгновений после он безмолвно пялится на Фонтейна исподлобья, вспомнив о том, что направлялся в Национальный театр – не на спектакль, но все же.
- В таком виде тебя ни в одно уважающее себя место не впустят. И мне не особо хочется с тобой таким где угодно показываться. – А потом смягчается: - Мне нужно купить пару книг в местном маггловском театре. Постоишь на улице, - не без ехидства улыбается, не всерьез, конечно, но ничего не может с собой поделать. - Любимый. - С другой стороны, с каких пор Агильберту это интересно?
С третьей стороны, ему ведь хочется уйти с ним, Дорианом. Смысловая часть, которая должна быть самой главной. На том и порешили. Порешил. И уйдет, оставляя всю нелепицу, шифровки и своего интересного друга позади.
Дориан приближается к Дирку и по-светски быстро прижимается щекой к его щеке – очень по-французски. Он это ненавидит.
- До встречи, - говорит, отстранившись.
И это не звучит, как обещание чего-то хорошего.

+2

11

Принц может только фыркнуть в след и закатить глаза, глядя вслед уходящим Делакуру и Фонтейну с толикой ревности, которая улетучивается в тот же момент, как он чувствует, как в кармане едва нагревается сквозное зеркальце. Второе, парное с тем, что было у Деметры.
Только не это! - Дирк вскакивает на ноги, снова скрываясь в недрах маггловской едальни, следуя к туалетам, чтобы, запершись в кабинке, выдернуть из кармана зеркальце, выслушивая тираду, которая содержит больше мата, чем внятных вещей, от сестры. Но, тем не менее, он понимает, что происходит, матерится в ответ, вглядываясь в пейзажи позади сестры, и называет угол, к которому они должны прибежать. Минус «доставка груза». Минус «подрывник». Но, как известно, минус на минус даёт плюс. И пока Дирк сам у себя есть - он все еще в плюсе. Не покидая кабинки, он разворачивается вокруг себя, с тихим хлопком аппарируя туда, куда сказал принести их милого мишку. Дверь, повинуясь всплеску магии, который из-за общего эмоционального состояния Дирка, получается сильнее, чем должен быть, распахивается, громко хлопнув, но кабинка уже пуста и никто не мог увидеть произошедшего.

«Дирк, прости, мы всё проебали!» - так уже окрестил к настоящему моменту все происходящее Принц. Сообщение от Деми было последней каплей. «Исполнители» отсеялись чуть раньше, а теперь хвост был и за курьерами. Дирку было очевидно, что их сдали. Сдал кто-то, кто бы в курсе целой кучи подробностей, иначе как отдел обеспечения магического правопорядка вообще мог выскочить на следы стольких подгрупп, которые Дирк намеренно раскидал по разным частям Лондона, задав им разные отправные точки, выдав самые крохи информации, которые были необходимы для того, чтобы исполнить задуманное, но не подставить остальных в случае, если все-таки попадутся, и все равно - все шло наперекосяк. Подозревать, устраивать разбор полетов, орать друг на друга, если придется, они, разумеется, будут после - сейчас не время. Дирку было важно закончить начатое, а посему ему оставалось просто закончить это самому. Он один был в курсе абсолютно всего - ему и отдуваться. Нельзя сказать, чтобы он был в восторге от этой идеи. С другой стороны, это же он все придумал, кто лучше может справиться, если не он сам?
Хлопок - он появляется в проулке, промазав на пару сантиметров и приземлившись на закрытый мусорный ящик. Хорошо, что закрытый, еще не хватало в отходах поваляться!
- Ребята, сюда, - шипит он, видя две фигуры в начале этого проулка, а дальше счет идет на секунды. За ними наверняка хвост и хвост наверняка не отстал. Он перехватывает медведя из рук Джонса, и, уже делая очередной поворот, чтобы снова аппарировать, кидает им напоследок:
- Разделитесь и уходите. Удачи!
О да, удача сейчас пригодится им всем. Счет пошёл даже не на минуты - на секунды.

Дирк знает, что «финишная прямая» чиста, но ему приходится бежать не с той точки, с которой должен был бы отправиться Рико, а с другой стороны Вестминстерского моста, под который он смог аппарировать, чтобы не привлечь внимания и не попасться под трекеры авроров, которые, вполне вероятно, были где-то поблизости. Но пока было чисто - вероятно, тот, кто сдал всю операцию «Кружки» все же не знал, какой будет финальная цель - иначе тут бы уже было кольца три хит-визардов и авроров на подступах прямиком сюда, к зданию Парламента. Дирк, спрятав медведя под куртку, бежит, не думая о том, что бегущий человек в центре города привлекает внимание. Не привлекает - на него максимум посмотрят, как на психа, да и забудут через несколько мгновений. Тем более, что он едва ли чем отличается от толпы гуляющих вокруг, которые еще не подозревают, свидетелями чего станут совсем скоро. Принц пересекает мост, юркнув под шлагбаум, перекрывающий въезд: камера тут выведена из строя, а часовой, скорее чисто формальный, в отключке благодаря тем ребятам, которые сработали максимально чисто. Вся часть плана до момента финального аккорда, была исполнена безукоризненно и стоило отдать должное тем, кто справился со своими задачами на «ура». Неприметная дверь - какое-то служебное помещение, не более того, но Дирку и не нужны основные этажи - его путь лежит вниз по ступеням, в подвалы. Он спотыкается от того, что спешит, пролетает несколько ступеней носом вперёд, успевая выставить ладони. Чудо-изобретение Джонса не то, чтобы попыталось сдетонировать - оно вообще никак не выдало того, что оно не плюшевый уродливый мишка, а самая настоящая бомба. Дирку оставалось только порадоваться, что от этого падения пострадали только его колени и ладони, стёртые в кровь об каменные ступени, но не весь он, размазанный взрывом по стенам вокруг. Было бы обидненько. Хотя, вероятно, ему было бы уже все равно. Он помнит карту, которую они старательно вырисовывали не один день наизусть: здесь направо, здесь - прямо до третьей двери, еще два лестничных пролета, низкий свод заставляет Дирка пригнуться, и вот он проходит «точку невозврата». Медведь попадает в пределы площадки диаметром пару метров, где должен активизироваться. Дирк сажает его под несущую стену, ведь это они тоже просчитали - он знает, где должно «бабахнуть», после чего, бросив взгляд на пустой темный подвал, тут же аппарирует прочь. Вообще он, разумеется, должен был бы сидеть внизу, за столиком, наслаждаясь видом, но аппарировать прямо в толпу магглов он не может. Не идиот, все-таки, поэтому он приземляется на крышу Лондонского аквариума. Аккурат над тем самым Макдональдсом, который так и не стал его «партером». Но отсюда вид только лучше. Вытащив из внутреннего кармана фляжку, одной рукой откручивая крышку, чтобы приложиться к сладкому крепкому напитку внутри, Дирк вскидывает запястье с часами к глазам.
Десять... Если нигде не было совершено ни одной ошибки, то вот он - момент триумфа. Пять... Жалко, Фонтейн не видит. Хотя, они вряд ли успели уйти далеко, если пошли пешком, он, по крайней мере услышит. Три... Две... Одна...
Оглушительный грохот исходит откуда-то из недр здания, раскатисто поднимаясь вверх. Понимая, что это не гроза надвигается, толпа внизу замолкает, будто синхронно ахнув, когда со звоном вылетает один из циферблатов на башне. Красиво - поставить под удар символ города. Ни одного пострадавшего, но сколько сожалений!
А дальше, будто в замедленной съемке, вся башня Елизаветы целиком складывается, будто карточный домик, ровно вниз, рухнув туда, где сложились от взрыва перекрытия под ней.
- Магия правит миром! - тихо пропевает себе под нос Дирк прежде, чем убраться прочь с места преступления. Он увидел все, что ему было нужно. Паника и прочие маггловские штучки его не интересуют совсем.

+2


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Завершённые эпизоды » BLACK NOVEMBER. GUNPOWDER PLOT. Chapter 1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC