шаблон анкеты
гостеваяхочу к вам
сюжетfaqканоны гп
внешности и именатруд и оборона
«...Что стоит за попытками миссис Грейнджер привлечь внимание фотокамер и быстропишущих перьев на свою, простите, Ж.О.П.? Тоска по первым полосам газет? Жалкие попытки поверженного колосса вновь встать на глиняные ноги? Или же нам действительно стоит ждать триумфального возрождения из пепла? Пока что нельзя сказать наверняка. Собранная из ближайшего окружения Грейнджер, Женская Оппозиционная Партия вызывает больше вопросов, чем ответов, — и половина из них приходится на аббревиатуру. Воистину, годы идут, а удачные названия по-прежнему не даются Гермионе Грейнджер...»
«Воскресный пророк» 29 августа 2027
ОЧЕРЕДНОСТЬ
GUNPOWDER PLOT 1 - Дирк [очередь приостановлена]
GUNPOWDER PLOT 2 - Дэйви [09.05]
GUNPOWDER PLOT 3 - Афина [12.05]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 1 - Офелия [11.05]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 2 - Кенни [08.05]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 3 - Брэйди [04.05]
PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES 4 - Дэвин [09.05]
CREATURE PRIDE 1 - Ника [04.05]
CREATURE PRIDE 2 - Уэйд [12.05]
Пост недели
от Вендолин Тодд:

Когда находился воинственный идиот, кидающийся на амбразуры первым, Вендолин предпочитала не мешать чужой радости и скромно шаркая ножкой отходила в сторону. Героические лавры не привлекали даже в смелых фантазиях: она выбирала быть живой, целехонькой, с полным комплектом конечностей. В конце концов, должен же кто-то рассказывать за пинтой наваристого сливочного пива о глупых, но забавных кончинах, внося героя в анналы истории с циничными поправками. >> читать далее

HP: Count Those Freaks

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » BLACK NOVEMBER. PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES. Chapter 2


BLACK NOVEMBER. PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES. Chapter 2

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

BLACK NOVEMBER. PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES. Chapter 2

http://3.bp.blogspot.com/-RtvMfVKQS9A/VOkwa_hfQKI/AAAAAAAAKr8/8Vy3871Fvpw/s1600/tumblr_nip09e35q21r5pe9fo1_400.gif

ВРЕМЯ: 7 ноября 2027
МЕСТО: стриптиз-клуб «Шаловливая Тентакула»
УЧАСТНИКИ: Hector Price, Kenneth Cadbury, Salvador Faria, Tammy March, Norman Lambrecht

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ:
Норман зашёл в «Тентакулу» на жидкий завтрак, остальные трое – поработать. Все четверо узнают, каково это, когда весь кардабалет сладких девочек достигает четвёртой стадии Чумы. Перья, глиттер и кишки, иступлённое безумие гламура, Кровавая Ровена не на томатном соке. Никогда ещё “Тентакула” не была такой шаловливой.

0

2

Гектора разбудил шум в клубе. И это можно было бы принять за иронию, если б не восемь утра. К восьми обычно Тентакула затихала на перерыв и возвращалась к жизни где-то к обеду. Поэтому нет, никакого шума в восемь утра быть не должно. Кряхтя, невыспавшийся Прайс сполз с кровати, оделся и приготовился выдавать трендюлей первому встречному провинившемуся. - Всех на хер! - скрипуче прокаркал Стэк со своей жердочки и повторил это еще несколько раз, чтоб наверняка. Гектор с ним мысленно согласился.
- Кенни? Лолли? Какого драккла творится? - Прайс начал разговор довольно громко еще не спустившись до конца со второго этажа. И обратился к тем двум, которые однозначно должны были быть в курсе, но ни один из них в поле его зрения не попал. Зато попали его сотрудницы. Лайза с грохотом вбежала в составленные за баром бутылки, опрокидывая на себя добрую половину, Мэл агрессивно оттаскивала за волосы какую-то заторможенную Алану, Пэппи остановилась возле него и с надеждой назвала его мамой, и все остальные находились, по его мнению, где-то на разных стадиях того же безумия. - СТОЯТЬ - гаркнул Гектор, и все действительно остановились на секунду и взглянули на него. Он был весьма рад тому, что его все еще держали за авторитета, и не рад тому, что теперь все внимание было приковано к нему. Мэл, например, подхватила с пола откатившуюся от бара бутылку и прицельно метнула ему в голову, он едва успел отпрыгнуть. На Тентакулу явно наложили какое-то проклятье. Другого объяснения этому внезапному бунту Прайс не находил, пока бежал вверх по лестнице, чтобы захватить палочку в своей комнате.
Девочки были не в своем уме, и сами по себе они там друг друга поубивают. Хорошо еще, что Дам Дама и Дом Дома он в зале не заметил, для них было бы проще простого размозжить кому-нибудь голову, а жертв Гектор, очевидно, не хотел. Как и отдавал себе отчет в том, что навести порядок в одиночку будет сложно. Запереться на втором этаже тоже выходом не было, поэтому подхватив палочку, Прайс понесся обратно. Не для такой зарядки в восемь утра он сорок лет впахивал!
Мэл уже ожидала его на лестнице. - Инкарцеро - среагировал Гектор и брыкающуюся девушку опутали веревки. Но это ее не остановило, она продолжала извиваться в путах, сдирая кожу о веревки, и ударяясь головой о ступеньки. - Сомниум - она отключилась, но он не был уверен, что надолго. Надо было срочно придумать, кого звать на помощь, потому что встретившая его внизу Лайза, продолжающая рвать на себе волосы - зрелище не для слабонервных. Замерший на мгновение Гектор вдруг столкнулся с вполне осознанным взглядом Сальвадора, оказавшимся в зале.

+5

3

Сал, оценивший общую обстановку в зале как “крайне нестабильную” по своей внутренней шкале, успел приостановить попытки Лайзы пополнить местную коллекцию париков. Прицельный Петрификус Тоталус его еще ни разу в жизни не подводил. Еще пара мгновений понадобилась ему, чтобы прийти к тому же выводу, что и его босс.

— Быстрее! — коротко выкрикнул он, жестом призывая Гектора следовать за собой в сторону закулисных помещений.

Вечер субботы прошел в своей самой обыденной манере: шумно, ярко, жарко и суматошно, — поэтому, когда он плавно перетек в ночь и начал близиться к утру, у Салвадора оставалось очень четкое ощущение, что несмотря на затихшие гомон, смех и музыку, общий шумовой фон продолжал висеть над залом подобно лондонскому туману.

Да, под утро его иногда развозило на околопоэтичные образы.

Сал традиционно зависал в компании девочек после выступления, и это воскресенье исключением не являлось. Единственная деталь, выбивающаяся из привычной картины бытия Тентакулы — так это то, что во время очередного круга баек под остатки шампанского (у тех, кого ожидал выходной на следующий день, конечно же), начало происходить что-то странное. И это “что-то странное” продолжило неумолимо набирать обороты и…

Салвадор осторожно заглянул в коридор бэкстейджа, держа палочку наизготове. Он только что пришел этим путем, но с учетом хаотичности передвижений всех и вся в пределах последнего часа, нельзя было быть уверенным, что им не воспользовался еще кто-то.

— Так по всей Тентакуле, — поделился Сал, пока они шли мимо тяговых канатов. — Как массовое проклятие какое, только выглядит слишком странно. Да и задело не всех, мне удалось вывести несколько человек из помещений, чтобы их не придушили голыми рукам. Я пытался найти Кенни, но…

Но Кенни он так и не нашел.

Зато они вместе с Прайсом нашли кое-кого другого.

Салвадор даже вытянул голову, пытаясь высмотреть хоть какие-либо признаки сегодняшней новоиспеченной лихорадки, откусившей себе большую часть персонала клуба. Страшно было подумать о том, как им предстоит разгребать последствия...

— Тэмми, — позвал он, сжав палочку чуть сильнее.

+4

4

Даже спустя время и являясь фанатом собственной работы, Тэмми не могла до конца понять тех странных типов, что приходили в Тентакулу на завтрак. Самые отбитые из них умудрялись поглощать свои блинчики, попутно закидывая деньги на сцену, где перед ними крутили задницей танцовщицы. Ничего отвратительнее, чем похотливые рожи, перепачканные сиропом, Тэмми видеть не приходилось. Даже блевотина на лицах у тех, кто слишком буквально воспринимает слово патихард, выглядела менее мерзко.
Но несмотря на всё это, Тэмми обожала утренние смены - привычка приходить на работу с утра осталась из прошлой жизни и всё никак не хотела исчезать, а клиенты в это время были особенно лояльны, обычно еще не успев протрезветь с прошлого вечера. А некоторые и с прошлой недели.
И в это утро её определенно спасло, то что она не осталась в клубе на всю ночь.
Тентакула напоминала деревенскую свадьбу, вышедшую из под контроля. Не хватало только какого-нибудь драного кота, который бы истошно вопил. Впрочем, истошных воплей и так было достаточно. Пока Лайза рвала волосы, а Минни и Элли пытались друг друга то ли засосать, то ли всё-таки сожрать, Тэмми аккуратно пробиралась по стеночке за кулисы, надеясь понять что за херня тут творится. Когда кто-то из девочек, кто конкретно она не разобрала - лицо было покрыто кровью, подобрался особенно близко, Марч, не особо задумываясь, бомбардой взорвала ближайший стул. Нападавшая не пострадала, кажется, зато пыл поубавила и отвлеклась.
Срочно нужно было найти хоть кого-то в своём уме среди этого балагана. С палочкой наперевес, Тэмми осторожно пробиралась среди общего хаоса, стараясь не привлекать лишнего внимания - прошлая жизнь научила её очень многому. Девушку можно увести из хит-визардов, а хит-визарда из девушки никогда.
Всё вокруг напоминало какую-то очень страшную сказку, где главные герои гибнут от рук злой ведьмы ещё в начале, а потом пол сказки бродят по какому-нибудь подземному миру и отбиваются от чудовищ.
Чудовища подстерегали Тэмми и тут. Услышав какие-то странные скрипы в темноте, девушка перехватила палочку поудобнее. Атаковать без уверенности в том, что перед тобой враг. было неразумным, но вот предостеречь нападение точно стоило. Ничего лучше, чем снова использовать бомбарду в голову Марч не пришло, так что одновременно с тем, как Сал позвал её, Тэмми подорвала большую банку глиттера, которая стояла на столике рядом с выходом на сцену. И мир на несколько секунд превратился в сверкающую феерию.
Если бы не крики и стоны, доносившиеся со стороны зала, то Тэмми бы сказала что наступила мертвая тишина.
- Упс! - Тэмми осмотрела своего начальника и бывше-нынешнего коллегу на предмет наличия проклятия, но, кажется, они были относительно в порядке, если не считать глиттера покрывающего их с ног до головы. Двум солидным мужчинам это даже шло.
- Пожалуйста, скажите, что у нас новая программа на тему зомби-апокалипсиса и девочки просто репетируют.
Думать о том, что на коллег наложили какое-то проклятье не хотелось. Конечно у Тентакулы, как у солидного заведения, было множество врагов, но уничтожить разом всех девочек слишком серьезным шагом для любых из них. Да и начинать тогда бы стоило с Гектора, а он был в полном порядке. Вопросов в голове Тэмми появлялось всё больше.

Отредактировано Tammy March (2019-04-06 13:40:45)

+3

5

Когда солнышко так кокетливо выглядывает из-под бархатного подола заблеванной гардины, так и хочется романтично вздохнуть, подпереть ладошкой подбородок и затянуть полу-гнусавое «лепотаааааа». Но новый день начинается с объемного, будто слизанного с распиаренного магглами 3д-принтера «ПИЗДЕЦ» бегущей строкой по твоему раскрасневшегося после непрерывного ночного юзанья лбу. И солнышко жжет гранатовым лучом твой полуприкрытый левый глаз, и девочки, которых ты вчера хорошенько так озолотил, кажутся такими уродливыми и помятыми, что ты отчаянно пытаешься не сблевать себе в пиалку со свежей клубникой. Не сдерживай себя – кричит твое сознание, - не сдерживай себя, детка, - ласково уговаривает тебя забить четвертую подряд дудку, чтобы пережить еще один день, и кто ты собственно такой, чтобы отказывать такой малышке?

Ноябрь! Обоссать себе штаны и плакать! Писать о ноябре в своем нахер никому не сдавшемся блоге на тамблере, пока ты просираешь свою жизнь в самых разнообразных подвальных помещениях северного Лондона! Вернуться из Парижа, где тщетно пытался насталкерить своего ни-разу-не-бывшего, с разбитой рожей, ввалиться укуренным в щепки в свой сообственных офис, чтобы тебя выкинули через черный ход нанятые тобой же милые плечистые Робби и Томми!

Ноябрь! Пытаться повеситься на рукаве чьей-то радужной шубы! Послать нахуй самую милую сестричку из Мунго, утопить всю свою голосистую электронику, чтобы не было больше никаких «Где ты, тварина заморская» и «Ты так разочаровываешь меня», таскаться по притонам, пока тебя не начнут принимать за реквизит или своего, износить себя так, что скоро взлетишь на воздух от всей той химии, что растаскивает по венам твоя отрицательная отрицательная! Романтика! Феерия! Экскременты фей в твоей носоглотке и пробивающиеся наружу розы твоих побочек и отходосов, полосующие шипами твои кожаные рыцарские латы!

Какого хрена ты делаешь в Лютном, маленький обнаглевший Ротшильд?!

Действительно, какого хрена...

Ты просыпаешься с палочкой, заботливо кем-то прикрепленной рядом с ширинкой, словно проститутское клеймо, и вспоминаешь, что ты же блять волшебник, Гарри! О боже! Шутки про папок – запрещенный прием в их компании, но где-то на засыпанном солью бортике твоего сознания вспыхивает вполне осознанное: да нет у тебя больше никакой компании, колумбия пикчерс уже как полтора месяца не представляет, как плохо-хорошо тебе бывает хуй-его-знает-где. 

Хоть раз-два в неделю ты и появляешься у порога бывшей квартиры твоего бывшего-худшего-лучшего, чтобы повернуться к этой проклятой хате задом и пойти гладить котика и Дэмиана по головке, ты обречен. Потому что на балконе напротив больше не орет песни Майли Сайрус нахмуренный Дурсль, не дэнсит под оры Дурсля немного прибухнувший Брэйди и не сосутся псевдо-украдкой Жаменика. Потому что никто там больше не живет, потому что Уэйд и Гилрой больше не вместе, потому что у всех все очень не очень, а ты положил на все это болт, лишь бы испариться вместе с последними едкими оханьями бонга , лишь бы убить себя транками и опасными панками, которых ты пытаешься развести на перепих втроем.

Потому что ты за селф-деструктив и за полный проебос на полную катушку, и желудок уже привычно выплевывает из себя всю сожранную вчера дрянь в перерывах между спазмами, чтобы оставить место для нового трипа. И ты не отхаркиваешь свои легкие напополам с непереваренными таблетками в твою гмошную бляцкую клубнику, чтобы не позориться, ты выбираешь свою любимую кабинку, где сегодня-вчера что-то да перепало, и рыдаешь, как выбывшая из Канзаса вверхом на самой горячей Катрине знатно пересравшая Дороти. И ты собираешь волосы в хвостик, умываешь лицо, умываешь руки прочь от кислого запаха собственных настрадавшихся внутренностей и нацепляешь на себя свое лучшее бич-фейс, когда снюхиваешь с барной стойки остатки былой роскоши прямиком из (самого ада) твоего заднего кармана.

И вроде бы тебя не должно так быстро накрыть, но тебе упрямо видится, как две бывалые кошечки пытаются снять друг с друга кожу. И вроде бы тебя не должно так быстро накрывать, но к тебе пытается приебаться мадам Большие буфера, и у нее оказывается не только железный пуленепробиваемый бюст, но и ого-го хватка!

- Э, можешь типа не трогать меня?

Ну мы пытались по-хорошему, правда, Норман? И если тут кто-то агрессивный и негативный, когда мы почти поймали дзен и свою правую почку, пытающуюся по тихому улизнуть к своей подружке-алкоголичке печени, то мы его чтооо...? Пизданем стулом.

Легким движением руки табуретка задранная ножками вверх обрушивается с барной стойки прямо на голову очевидно перепутавшей понятия мисс Омерика, и Норман немножко приссыкивает, потому что никакого релакса и легкого онемения после толченных лепестков он не чувствует, а напротив разворачивается настоящий Альбина-ебашь между двумя леди в золотых трикошках.

У стенки решила уединиться парочка, практикующая БДСМ, и губа одной из танцовщиц медленно перекочевывает в рот другой. Кортни Лав в костюме ковбойши истошно орет и пытается разбить себе лоб о шест. Гоу-гоу девочки пытаются трахнуть друг друга ножом с бара. И когда в углу зала Норман замечает хозяина Тентакулы, девчонку которую буквально зовут «Животик» и местного Петросяна – он почти на уровне инстинктов хочет вписаться, закорешиться и по возможности как-то избежать надвигающейся пизды.

Вдох-выдох и мы опять играем в любимых, так сказать. Хотя это больше похоже на игру в дочки-матери, где мать и дочь сцепились по пьяне, каждую пасху одно и тоже ну ептвою мать.

- Ребятки, это перформанс какой-то или у всех неожиданный передоз?

Отредактировано Norman Lambrecht (2019-04-09 03:17:33)

+2

6

Дружественное лицо, не настроенное тебя (или себя) придушить в этом хаосе, стало глотком свежего воздуха. Особенно хорошо, что этим дружественным лицом оказался Сал, хит-визардские навыки которого Гектору сейчас были как нельзя кстати. Прайс еще раз обвел взглядом основной зал и нехотя, но решительно, двинулся за Салвадором. Оставлять девочек в таком состоянии было чревато, но и справиться в одиночку ему бы явно не удалось.
Гектор хмуро выслушивал Сала, который только подтверждал его догадки по поводу проклятия. - Почему задело не всех? - отличный риторический вопрос. Кто-то косякнул с проклятьем? Кто вообще наложил на его клуб проклятье? Кто рискнул? Конечно, за кучу лет работы в Лютном Гектор нажил себе парочку недоброжелателей, но они были такого мелкого масштаба, что рискнули бы, наверное, разве что крысу дохлую на порог подкинуть. Массовые проклятья - слишком высокий уровень, мастерства в том числе. Кроме того, что Гектор волновался за всех обитателей клуба, его изрядно напрягло отсутствие Кенни. Прайс и сам удивился, что в груди что-то неприятно засосало, когда Фариа сказал, что тоже его не видел. С одной стороны - хорошо, может быть он избежал этого безумия, а с другой - Прайсу было бы куда спокойнее, если бы он знал наверняка - бьется ли Кенни головой об стену, и если да, то пусть делает это у него на виду, чтобы он, как минимум, мог его остановить.
- Узнаю, кто наложил эту херню... Гектор не договорил, потому что они вдруг наткнулись на Тэмми. Вполне себе вменяемую Тэмми. Если он участвовал в каком-то конкурсе "собери по клубу хит-визардов", то он явно выигрывал. Об этом свидетельствовал и победный дождь из глиттера. - Тергео - Прайс быстро избавляет свою и без того ослепительную персону от излишнего блеска и серьезно смотрит на Тэмми. - Ты в порядке? Нам нужно вернуться в зал и попытаться их усмирить, пока они не разнесли весь клуб и себя не поубивали. Дормиторио работает. Пусть проспятся, а дальше будем разбираться по факту.
В общем зале все еще творился одним словом - пиздец. Только выглянув из-за угла Гектор заметил как какой-то клиент (выглядел знакомо, кажется, он видел его достаточно много раз, чтобы запомнить мордашку) обрушивает табуретку на голову одной из его девочек. Прайс стискивает зубы и ощущает прилив злости, когда выходит из-за угла, настроенный что-то сделать, навести порядок, потому что кто, если не хозяин заведения. Первым он вырубит этого придурка, потому что он хоть и выглядит дрищевато, но табуретками размахивает знатно. Гектор направляет на него палочку, но тот вдруг вполне осознанно к ним обращается, и Прайс понимает, что начинает по-настоящему злиться. Какого ж хера ты табуретками размахиваешь, если не свихнулся как все остальные?!
- Слушай, мальчик. Еще раз ты поднимешь руку на одну из моих девочек, я ее с корнем вырву и скормлю своему ворону, уяснил? Гектор говорил четко и не особо эмоционально, чтобы угроза подействовала. - Теперь. Используем Дормиторио и любые другие мягко вырубающие и не калечащие заклинания - он обратился к Тэмми и Салу, потому что они уж точно не стали бы намеренно вредить своим коллегам. - Ты - он тыкает пальцем в агрессивного парнишку - либо выметайся, пока тебя здесь не покалечили, либо доставай палочку и помогай

+2

7

«Тебе надо взять пару дней отдыха», - говорили они.
«Проведи выходные с пользой», - говорили они.
Кенни никого не слушал и продолжал работать как бессмертный пони, пока не стал засыпать за кулисами сцены, замотавшись в шторы, как в одеяло, и раздражаться на любого, кто подходил к нему с откровенно тупыми вопросами, хотя всегда до этого его терпение имело гораздо большие ресурсы. С наличием свободного времени у парня всегда были проблемы, а сейчас, когда приходилось совмещать работу с учебой, его и вовсе не осталось, даже намёка, и спустя пару месяцев нового режима предложение взять отгул уже не выглядело таким преступным. В конце концов, большого потока людей в клубе осенью не наблюдалось, никто не скандалил, не просил прибавок к зарплате и новую помаду, последние недели все было тихо-мирно, да и вообще ничего не предвещало беды, так что Кенни предупредил Попс о своём отсутствии и решил, что может на один день остаться дома и наконец-то выспаться.

Чтобы на следующее утро услышать от  случайного прохожего, что в Лютном снова происходит какой-то пиздец, люди посходили с ума, а все, кто сохранил рассудок, бегут от туда, как от чумы. Само собой, что после таких новостей ничего не предпринять и подумать: «Слава Мерлину, что я дома» было просто невозможно. Вот и бери после этого внеплановый выходной... От Трикл-Майн-Роуд до «тентакулы»  двадцать-тридцать минут на скейте, пешком ещё дольше, а использовать порталы при таких обстоятельствах как-то неразумно: черт его знает, что творится по ту сторону, опасность лучше видеть издалека.

Дом родной, а именно так Кенни сам для себя обозначал Лютный переулок, выглядел действительно ужасно, в этот раз слухи не врали и даже не приукрашивали, скорее наоборот: словами творившийся на этих и без того грязных и узких улочках хаос описать было нереально, но больше всего парня волновало не то, что он видел снаружи, а то, что происходило внутри одного конкретного заведения. Вывеска «Шаловливой тентакулы» все так же висела высоко и гордо переливалась огнями, а вот главный вход был завален какими-то баррикадами, из под которых, казалось, торчала чья-то рука и обрывок платья. Стараясь не думать о личности пострадавшей, Кенни снял со спины биту, без которой ходил разве что только в маггловских районах, сжал покрепче рукоять и зашёл в клуб с черного входа.
Так страшно, как сейчас, ему не было, пожалуй, никогда раньше, и подозрительная тишина только нагнетала обстановку, заставляя напрячься каждой мышцей. И стоило лишь на мгновение выдохнуть, как из темноты с нечленораздельным мычаниям на него кинулась девочка, кажется из новеньких, и парню ничего не оставалось, кроме как с испуганным визгом взмахнуть битой куда-то в воздух. Удар пришёлся зомби-девчонке прямо по ногам и ненадолго вывел из строя, чем бейсболист-самоучка незамедлительно воспользовался. Извини, Милли, это все только в целях самообороны.
Через коридор и два лестничных пролёта Кенни добрался до балкона над сценой и резко остановился, заметив внизу в зале вполне вменяемых на первый взгляд людей, среди них был и Прайс, и от сердца сразу немного отлегло.
- Эй! Какого... Ладно, я даже не стану спрашивать, что здесь происходит, но через главный вход уже не выйти, там все перекрыто!

+2

8

Весть о чуме неизвестного происхождения достигла Министерства. В срочном порядке Лютный переулок изолируется: в него нельзя пройти снаружи без заклинания-пароля, из него нельзя выйти - по всему периметру энергетическая стена защитного барьера. Аппарация в обе стороны теперь также невозможна.

[nick]GM[/nick]

+1

9

Салвадор, которого постигла судьба быть покрытым глиттером во внерабочее время, хмуро повторил заклинание за начальством. Если Теодард снова найдет в его одежде несоответствие рабочим стандартам (написанным, по случаю, по всей видимости самим Фонтейном), то есть риск заработать себе внеплановый допрос, который будет по большей части состоять из сухих вопросов и долгого изучающего взгляда с одной стороны, и попыток объясниться с другой.

Объясняться Фариа не умел и не любил. Было бы по-другому, он бы стал аврором, а не хит-визардом.
Когда их компания пополнилась еще одним кадром — теперь уже не из касты коллег — Салвадор почувствовал в себе готовность разделить сантимент с отрыванием рук, а то и посодействовать в воплощении угрозы: эпизод с табуретом, увы, не миновал его внимания. Салвадор очень не любил, когда обижали девочек. Очень.

И потом, какая нахрен драка мебелью? Они ж, чтоб их, волшебники!

А кстати о…

Появление Кенни, вполне живого, живенького и вооруженного битой, сняло часть груза с его плеч. Если бы Кенни не нашелся сам, то рано или поздно их импровизированная и вполне достойная самой безумной сессии DnD пати отправилась бы на его поиски. С учетом того, какие модификаторы обычно получал Салвадор с бросков метафоричного d20, финал этой истории мог оказаться наискучнейшим образом предрешен.

— Да, главный вход я перекрыл, чтобы уменьшить проходимость в и из, — признался Фариа. Когда он выводил отсюда оставшихся в адеквате персонажей, ему открылась неприятная действительность, что на улицах Лютного сейчас происходило примерно то же самое. Если не хуже. И тот факт, что у Тентакулы наблюдались весьма гостеприимные двери, не охраняемые в это самое время Дам Дамом и Дом Домом, никак не вырисовывал в воображении Сала картину, пригодную для употребления перед сном. — Я за то, чтобы использовать Дормиторио и уходить, а то чем черт не шутит… мы до сих пор не знаем, как распространяется это проклятие. Если это не болезнь вообще.

Со стороны коридора что-то громко заскрежетало и затрещало, как будто кто-то с трудом завалил перегородку, ломая металлические перекрытия.

Сал моментально направил палочку на источник шума. Этого еще не хватало...

+2

10

Тэмми видела в этой жизни многое, если не сказать всё. Нет, не совсем так.
Оливия видела в этой жизни многое. А то что не видела Оливия, видела Тэмми. Такой одиозный дуэт внутри одной личности.
Основная проблема сейчас заключалась в том, что видевшая очень много дерьма Оливия просто не могла не выйти на первый план личности в такой ситуации. Если бы это был диагноз, то были бы уместны красивые эпитеты про то, что Оливия вышла в круг света в голове Тэмми, но нет. Никаких диагнозов, если тут кто-то психически нестабилен, то это мир вокруг, а не Тэмми, совсем не она.
- Я единственная из девочек, кого не задело. По крайней мере, из тех, что внутри, - уверенно отвечает Марч Гектору. Максимально холодный тон, полная сосредоточенность. Если ещё секунду назад Тэмми улыбалась и была вполне весела, несмотря на пиздец вокруг, то сейчас Оливия пришла в полную боевую готовность. Точный расчёт, годы работы хит-визардом, умение слушать и выполнять приказы, умение спасать жизни иногда ценою своей безопасности. Такую Оливию знал Сал, но такая Тэмми в Тентакуле обычно не появлялась. - Дормиторио, поняла.
Девушка выглядывает в зал как раз в тот момент, когда к их компании присоединяется наркоша, который очень не красиво портит мебель и лица её коллег. Конечно, стоит отметить что коллеги и сами неплохо постарались чтобы подпортить друг другу личики, но у них хоть оправдание есть.
- Гектор тебе уже всё объяснил, но повторю ещё раз. Ещё раз сделаешь больно кому-нибудь из моих коллег - переломаю колени, забыв сколько раз я на твоих коленях танцевала. Бери палочку, если ещё её не проебал, и вперёд усыплять девочек, - ужасно, что Оливия не шутит. Чувство юмора это у нас к Тэмми, а её сейчас здесь почти нет.
Появление Кэнни наводит на мысли, что всё ещё не так плохо. По крайней мере, начальство и его правая рука в порядке, а значит клуб переживёт эту адскую вечеринку. Новости о запертом главном входе не радуют, но по крайней мере, у них ещё остаётся черный выход. А дальше… а хер знает, что дальше. Оливия сейчас это  человек выполняющий приказы и защищающий гражданских. Не забыла, деточка, что ты сама уже пару лет не на службе, нет? Не до рассуждений сейчас, когда вокруг шабаш на Вальпургиеву ночь в представлении особо верующих магглов.
Внезапный грохот заставил даже Тэмми вздрогнуть, всё было уже очень стремно, узнавать кто там пытается пробится хотелось меньше всего.
- Если нам не удастся прорваться к выходу, нужно где-то спрятаться и срочно. Никто не должен пострадать, - Тэмми обращается как бы ко всем, но скорее к самой себе, просто напоминание вслух. Будь она чуть меньше Оливией, и чуть больше Тэмми, она бы уже сбегала одна. Но в подкорку вписано спасение людей, придется сделать это.
Тэмми подходит ближе к Салу и встаёт рядом с ним, держа палочку наготове.
А звук всё приближается.

0

11

Жар приливает к щекам и смешивается с трехдневной щетиной в одно густое малиновое, мальвовое. Он чувствует себя пластилином, легко сминаемым гуталиновым мальчиком, бесплотной массой, кинь - и лепи. Я могу быть твоим рыцарем, я могу быть твоим бушующим алкоголиком, я могу быть твоей убийцей, твоим любовником, той самой шуткой, от которой лопаются сухие губы, тем самым кошмаром, от которого леденеют вены и звенят леденцовыми кристаллами. Я могу быть кем блять угодно, но не хочу. Можно ведь просто разваливаться по приколу, можно разъебать себя до такой степени, что никакой рехаб не соберет тебя воедино, можно ведь подсесть снова, можно ведь вести себя как полное хуйло, можно ударить девочку стулом и не почувствовать н  и ч е го . Можно бесконечно оправдывать себя, но лучше всего - винить всех и каждого. Я ненавижу себя, я обожаю себя, я сломаю себя и захвачу тебя на долгий роудтрип по самой длинной и извилистой трассе в ебанный ад.

У нас было 30 ампул веселящего, список из 15 самых вставляющих рун, 5 стопочек толченных лепестков и дюжина самой разнообразной пыльцы. Мы могли устроить передоз целому кварталу, мы могли объебываться, пока не заржавеет носоглотка, мы могли купаться в океанах собственной пены и принимать ванну часами, пока не отскоблим собственный эпидермис, кажущийся чешуей. У нас было все.

Только нас не было. Был только я, осыпающий себя лепестками роз, бьющийся лбом о железную балку, разъебавший самую дорогую тачку в мамином городе, вписавшийся на магическом велосипеде в Гринготс, почти попавший под штраф, почти лишивший девственности хорошенькую полувейлу, забивший на магловские брошюрки о безопасной езде и осыпающий галлеонами и фунтами чужие казначейства.

Просто потому что так веселее, быстрее, сильнее.

Просто потому что быть мудаком удобнее.

О боже, вот что происходит! Даже будь на Земле гребанный зомби-апокалипсис, его зачморят первым! Это же настоящий буллинг, он же был когда-то таким крутым, да, до квотербэка ему еще далеко, но мажоров все любят! Что за дискринимация по половому признаку?! Была бы у него вагина, было бы.... Охуенно вообще-то.

Нормана почи засосало в эту сладкую страну грез, где у него хорошенькие такие буфера, но фантазии медленно начинали перетекать в галлюнации, и он почти на физическом уровне начал ощущать, как сужается его глотка и ломается голос. Очень хотелось начать вогать, закинуть ручку за плечо, и сокращая мышцы, сломаться и распластаться на полу Квин Би и Мадонной, шелестя сладким шепотом что-то типа "бич, айм фэбьюлос". Но приходилось выгребать руками со дна своей запущенной оболочки всю свою харизму, медленно затухающую и почти поддавшуюся липкому гниению на пике его наливного яблочного спаса. Приходится долго тужиться, чтобы выдавить из себя взгляд кота из Шрека и взять себя в руки, потому что накрывало знатно, и окружающая больная ядовитая среда с извивающимися в конвульсиях стрипухами казалась дешевым ситкомом. Он все ждал заставки Никелодиума, и когда ее не последовало, пришлось идти в ва-банк с самим собой.

- Verzeihen Siei, ich kam aus einem anderen Land und kenne deine Regeln überhaupt nicht!

Пришлось выдержать театральную паузу. Потому что ну шоу маст гоу он, даже если за твоей спиной закидывает ногу за ухо прекрасная марионеточка, напоминающая облезшую кошку, которая вот-вот накинется и отгрызет тебе хребет.

- Лан, лан, я закончил, да я не специально ее огрел, я пересрал не по-детски, она мне такую крапиву сделала, я думал, у меня глаза из орбит вылезут. И не просрал я свою палочку, Дормиторио - так Дормиторио, че приебались. Все такие агрессивные, пиздец.

Карманы были завалены всякой дрянью: пустые пакетики из под соли, раздавленные таблетки, обертки от чупачупсов и карточки от шоколадных лягушек. Палочка нашлась в заднем, он помнил, как все вокруг предупреждали - мальчик, она подорвет тебе обе булки, и вот только лишиться пятой точки ему не хватало для полного счастья. Ему хочется посмеяться над тем, как ими руководит ебанный карлик, но товарисч не может не вызывать уважения, да и расизма (нацизма?? национализма??? карликшейминга???) в нем отродясь не было, так что он мысленно списал это на побочку, хорошенько просморкался кровью с разъеденных щелочью ноздрей и принял боевую позу. В коридоре что-то затархтело так, будто они здесь прячут как минимум слона в поблядушной лавке, или стирают несколько пар кроссовок, кто их, фетишистов, знает. На удивление, он не чувствовал ни малейшей дозы страха, наоборот - смелость и жажда отхватить пизды золотыми волнами вспенивалась в его ущербной черепушке и топила последние остатки самобичевания.

Он ожидал чего угодно, чего угодно: измазанную собственной рвотой бывшую красотку, брюзжащего слюной оборотня, стопку инферналов, заблудившегося бомжа. И чего угодно услышало его мольбы.

Отредактировано Norman Lambrecht (2019-05-11 23:47:02)

+1

12

Появление Кенни на балконе немного успокоило Гектора. Но только немного, потому что мальца с балкона еще надо было как-то снять. Прайс задрал голову, раздумывая над перспективами. Пустить его по лестнице за сценой и коридору - такое себе развлечение, особенно судя по звукам. Пока Гектор насупленно разглядывал балкон, прямо за спиной Кенни нарисовалась еще одна из сумасшедших. Прайс отреагировал моментально. - Дормиторио! И все бы хорошо, если бы она не заснула посреди разбега, не перевесилась через балкон и не начала падать. Гектор подхватил ее и аккуратно леветировал на сцену. Но сердце колотилось так, словно инфаркт его хватит куда раньше, чем он планировал. Да, в критических условиях, кажется, он колдовал чуть лучше, чем обычно. Но будь балкон на расстоянии больше трех метров от сцены и Джули было бы несдобровать. С другой стороны, она подала идею.
- Кенни, если ты прыгнешь, мы подхватим. Не вздумай идти коридором.

Разбираясь с проблемами по мере их поступления, Гектор обдумывал и пути отступления тоже. Если Сал перекрыл главный вход, что довольно умно с его стороны, то выход из клуба оставался со стороны кухни. Но из кухни можно было выйти только в проулок, а если такая же хрень творится на улице, то лучше так не рисковать.

- Дело говорите. Идем ко мне в кабинет, соплей не растягиваемся, друг друга прикрываем. Дверь закрывается изнутри чуть надежней, чем все остальные двери в клубе. Хер они ее откроют посреди лестницы, даже если проснутся. Гектор, когда ему стало слегка за сорок, стал слегка параноиком, поэтому дверь в кабинет, находящийся в магически расширенном пространстве между этажами, запиралась не только замком, но, при желании, еще и парочкой амулетов.
Надежней было только спуститься в хранилище артефактов, но Прайс всем присутствующим настолько не доверял.
- Оттуда можно будет послать сову или уйти через камин.

Практически все девочки в зале уже мирно посапывали, когда дверь в коридор задребезжала, а затем с грохотом вылетела в зал. Гектор подозревал, что с той стороны ее открыли с ноги. Покрытая чем-то подозрительно напоминающим кровь и сажу перед ними объявилась раздраконенная Лолли.   
Только этого не хватало - подумал Гектор. Потому что, во-первых, Попс была его другом, и теперь все это проклятье становилось предельно личным наездом. А если учесть, что Гектор пока понятия не имел, как его снять, - очень личным. Во-вторых, справиться с полувеликаном будет сложнее, чем с остальными девочками.

- Дормиторио! - попробовал Прайс. Лолли пошатнулась, но явно не уснула. - Давайте все вместе! Одним ее не возьмет.

0


Вы здесь » HP: Count Those Freaks » Настоящее » BLACK NOVEMBER. PLAGUE ON BOTH YOUR HOUSES. Chapter 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC